Коротко

Новости

Подробно

Фото: Сергей Михеев / Коммерсантъ   |  купить фото

На парковку с чистой совестью

Дмитрий Ждакаев о том, как непросто оспорить незаконный штраф в Москве

от

Общественная палата РФ на прошлой неделе обнародовала доклад «О состоянии дел в сфере безопасности дорожного движения в регионах России», в котором отражена очень любопытная, на мой взгляд, тенденция: региональные власти внедряют в массовом порядке комплексы автоматической фиксации нарушений не для борьбы с аварийностью на дорогах, а для пополнения местных бюджетов. Эксперты приводят пример Омской области, где региональный минфин планирует пополнить годовой бюджет области на 492 млн руб. за счет поступлений от уплаты штрафов. А депутаты самарской думы даже просчитали экономическую выгоду: каждый вложенный в камеру рубль приносит трехкратный доход.

Эксперты ОП не упоминают в этой связи о Москве. Хотя столица, на мой взгляд, является передовиком по коммерциализации сферы дорожных штрафов. Судите сами. Именно Москва с большим отрывом лидирует по числу уже установленных и планируемых к вводу в эксплуатацию дорожных камер. По данным ГИБДД, за десять месяцев 2013 года в городе из 7,1 млн нарушений ПДД 5,8 млн зафиксированы с помощью 700 камер. То есть около 80%. К тому же именно московские власти первыми поняли, насколько прибыльными могут быть комплексы автоматической фиксации: с 2012 года они жалуются, что ГИБДД неэффективно собирает штрафы, и лоббируют идею о том, что у Госавтоинспекции необходимо отобрать полномочия по ведению административных дел в отношении практически всех нарушителей ПДД в городе (речь идет о нарушениях, зафиксированных камерами). Столичные власти уже близки к цели: соответствующий проект поправок в КоАП опубликован и вскоре поступит в Госдуму. Таким образом мэрия получит доступ к финансовым поступлениям, которые эксперты оценивают в миллиарды рублей в год.

Ну и, наконец, неотвратимость наказания для нарушителей ПДД столичное руководство сумело сделать практически стопроцентной, изящно отобрав у граждан право на обжалование штрафных постановлений. Вернее, осложнив этот процесс до такой степени, что многим проще будет заплатить штраф, чем оспорить его законными способами

Итак, что ждет автовладельца, который не согласен с пришедшим к нему по почте штрафным постановлением? Уже на первом этапе это непростая задача: для того чтобы вступить в спор с государством, надо сперва выяснить, кто вас оштрафовал. Постановления могут поступить от ГИБДД, ГКУ «Администратор московского парковочного пространства» и департамента транспорта столицы. Эти структуры занимаются администрированием штрафов в области дорожного движения в городе.

Со своим «письмом счастья» со штрафом за неправильную парковку я направился для выяснения отношений в управление ГИБДД. Но там объяснили, что я попал не по адресу: в моем случае нарушение было зафиксировано камерой, которая принадлежит департаменту транспорта Москвы. Как известно, это как раз то передовое ведомство, которое внедряет на столичных магистралях все самые передовые технологии: от тех же комплексов автоматической фиксации до «умных» светофоров. Но сил и средств на построение столь же продвинутого взаимодействия с потребителями, видимо, уже не остается. На сайте департамента, к примеру, нет возможности заполнить электронное обращение с протестом на штраф. Нет не только формы, но инструкций, как поступить в этом случае (хотя в ГКУ «Администратор московского парковочного пространства» такая возможность предусмотрена). Таким образом, гражданину не остается ничего, как выкроив пару-тройку часов в рабочем графике отправиться в центр Москвы, чтобы отвезти заявление лично. Хотя, думаю, глава департамента транспорта Максим Ликсутов будет этим недоволен: он делает все для того, чтобы в целях борьбы с пробками сократить трафик в пределах Садового кольца. Одна из последних его инициатив — расширение зоны платной парковки как раз до границ этого кольца (возле здания департамента, к слову, парковаться негде).

Итак, допустим, вы все-таки добрались до департамента. В фойе вас ждут охранник в униформе и пожилая женщина в оренбургском платке. Последняя встретит вас холодным «Я вахтерша и справок не даю», но все-таки затем смягчится и укажет на ящик, в который надо опустить заранее написанную жалобу. Как известно, официальные власти по закону должны отреагировать на жалобу гражданина в течение десяти дней. Но для этого надо, чтобы заявление было зарегистрировано. Просьба зарегистрировать документ вызывает у вахтерши живое недоумение. После десяти минут препирательств она дает телефон «юриста, который отвечает за жалобы». Но юрист старается избегать живого общения с посетителями. Из кабинета выманить его не удается, он лишь дает телефон канцелярии, где «заявление могут зарегистрировать». Канцелярия отвечает приятным женским голосом, но регистрировать что-либо категорически отказывается и снова советует позвонить юристу, «который отвечает за жалобы».

У ящика, куда предлагается опустить жалобу, тем временем мужчина в кожаной куртке кричит на вахтершу: «Месяц назад я оставил здесь заявление, где ответ?» Охранник не дает ему прорваться внутрь. «Мне что, опять трассу “Дон” перекрывать!?» — выходит из себя посетитель. Выясняется, что это член профсоюза водителей-дальнобойщиков, который участвовал в одной из протестных акций. Ему на подмогу приходит еще один посетитель с ветеранским удостоверением, который тоже не может добиться регистрации заявления. Но даже коллективными усилиями им ничего не удается добиться.

В конце концов, мне удается вызвать сотрудницу пресс-службы департамента. Она забирает мое заявление и обещает «лично передать» чиновникам, которые занимаются разбором подобных дел. Но тут ее атакуют со своими бумагами дальнобойщик и ветеран. «Сегодня работаю с населением», — обреченно разводит руками девушка.

Дмитрий Ждакаев


Комментарии
Профиль пользователя