Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Лекай / Коммерсантъ   |  купить фото

"Не понимаю, что случилось в Москве за последние два дня"

Майкл Берк о судьбе проекта Louis Vuitton на Красной площади

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 14

Скандал мода

Вчера московские власти начали демонтаж павильона в форме сундука на Красной площади — в нем должна была открыться выставка "Душа странствий" дома Louis Vuitton. Сложившуюся ситуацию ЕКАТЕРИНЕ ИСТОМИНОЙ прокомментировал прибывший в Москву президент и генеральный директор Louis Vuitton МАЙКЛ БЕРК.


— Сколько раз вы посещали павильон?

— Я был в нем два раза — заходил утром и только что, перед этим интервью, когда уже шел его демонтаж.

— Какова история появления этого павильона? Кто и когда пригласил вас на Красную площадь?

— Нас пригласили более года назад, когда появилась идея празднования 120-летия ГУМа. Нас пригласили участвовать, так как ГУМ пригласил все главные марки, которые представлены на его площадях. Мы согласились, потому что посчитали, что должны это сделать. Мы предложили проект павильона в форме исторического сундука князя Владимира Орлова. Именно поэтому на павильоне возник российский триколор. Наша выставка должна была стать путешествием в прошлое, демонстрирующим более чем столетние связи Louis Vuitton и России. Должен подчеркнуть, что это было большой честью для нас — участвовать в этом проекте. Мы хотели показать 27 выдающихся предметов багажа.

— Как я понимаю, за весь дизайн павильона и экспозицию отвечал Louis Vuitton. А кто занимался подготовкой всей необходимой документации и получением необходимых разрешений?

— Все документы готовил ГУМ — собственно говоря, павильон является частью его глобального юбилейного проекта.

— Что случилось? Когда и как все пошло не так, как планировалось?

— Я, честно говоря, совершенно не понимаю того, что случилось в Москве за последние два дня.

— Летом на Красной площади в специально выстроенном помещении проходил показ родственного вам (также входит в концерн LVMH) дома Dior. Тогда никаких проблем не возникло. Есть ли у вас понимание того, почему именно ваш проект вызвал такое недовольство?

— Я счастлив за дом Dior. Должен сказать, что их павильон был в пять раз больше, чем наш сундук. Общая площадь нашего павильона составляет 500 кв. м, экспозиция занимает 300 кв. м. И я действительно не понимаю, почему почти в самый последний момент оказалось, что это кому-то мешает. Но сейчас, как вы сами видели, идет процесс демонтажа — решение окончательное, на Красной площади нашей выставки не будет уже точно.

— Вы наверняка испытываете по этому поводу обиду...

— Нет, мы нисколько не в обиде. Как нам кажется сейчас, наша будущая выставка только выиграет, потому что интерес к ней точно вырастет на порядки. Хотя при этом нам хотелось бы, чтобы вся шумиха в прессе поскорее прекратилась.

— Отразится ли произошедшее на ваших отношениях с ГУМом?

— Нет, на наших отношениях с господином Куснировичем (Михаил Куснирович, гендиректор управляющей ГУМом компании Bosco di Ciliegi.— "Ъ") это никак не скажется. Он наш давний деловой партнер. Кроме того, мы очень хорошо понимаем, в какой ситуации он сейчас находится. Мы поддерживаем господина Куснировича.

— Как отреагировал на ситуацию с павильоном Бернар Арно (владелец компании LVMH)?

— Господин Арно в курсе происходящего. Я нахожусь с ним в постоянном контакте. Его мнение: нам нужно преодолеть сложившуюся ситуацию и двигаться дальше.

— Предложили ли вам новые варианты расположения павильона?

— Да, в течение сегодняшнего дня у нас было несколько встреч — не могу вам сказать, с кем именно. Но с местом мы еще не определились. В Москве мы гости: у нас даже в мыслях нет пытаться диктовать кому-либо свои условия.

Комментарии
Профиль пользователя