Коротко

Новости

Подробно

4

Фото: Dario Lasagni

Современное искусство активно зашевелилось

Уэйн Макгрегор поставил балет в Реджо-Эмилии

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 15

Премьера танец

В галерее Collezione Maramotti, прямо среди арт-объектов знаменитой коллекции семьи Марамотти, состоялась мировая премьера спектакля "Scavenger", поставленного Уэйном Макгрегором и артистами его труппы Random Dance Company. ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА, гоняясь за танцовщиками по всей галерее, посмотрела первое из четырех живых представлений этого музейного экспоната.


Частная коллекция семьи Марамотти стала общедоступной в 2011-м — тогда арт-галерея, открытая в здании, где с 1950-х размещалась фабрика Мах Mara, открылась для широкой публики. В том же году в коллекции появился первый танцобъект: Триша Браун, гранд-дама американского постмодернизма и главный специалист по работе в нетеатральном пространстве, прониклась особым духом галереи и пожелала поставить в ее залах оригинальный перформанс. Он был показан публике, заснят на фото и видео и в таком законсервированном виде осел в библиотеке галереи. Следующим был американский китаец Шэнь Вэй, считающий себя скорее художником, чем хореографом, а потому вписавшийся в богатую коллекцию с особой охотой.

Британец Уэйн Макгрегор попал в галерею тоже неслучайно. Его последний спектакль "Atomos", один из гвоздей громадной программы 50-дневного фестиваля Aperto, ежегодно проводимого в Реджо-Эмилии, сделан при поддержке Collezione Maramotti. Но если "Atomos", сотрясший аплодисментами ярусы старинного оперного Театра Валли, будет еще долго путешествовать по миру (весной будущего года в рамках "Золотой маски" его увидят и москвичи), то часовой "Scavenger" теперь существует только на дисках в коллекции Марамотти: четыре живых представления уже завершились.

И это безумно жаль, поскольку библиотечные просмотры спектакля никогда не передадут уникального энергетического единства, возникшего между танцовщиками, арт-объектами и вклинившимися между ними зрителями. Главная приманка живого театра — пресловутое здесь и сейчас — усилена физической близостью танцовщиков, как мощным микрофоном. Мышцы рельефных ног, вздувшиеся в полуметре от ваших глаз; тело, упавшее вам под ноги после прыжка и изогнувшееся в невероятном ракурсе; тяжелое дыхание, вплетенное в музыкальный фон (протяжные скрипы, стук инфернального метронома, завывания некоей космической метели словно исходят от стен бывшей фабрики),— все это придает спектаклю напряженную чувственность и превращает зрителей в его соучастников. Степень вовлеченности в действие каждый определяет сам: можно усесться на пол прямо под ногами артистов, рискуя не заметить важную часть композиции за соседней колонной, а можно наблюдать общую картину с площадки лестницы, соединяющей этажи галереи.

Что удивительно: с расстояния вытянутой руки десять артистов макгрегоровской Random Dance Company только выигрывают — отчетливо видно, насколько проработаны их тела и как изощрена техника. Мужской состав, безусловно, сильнее, каждый из танцующей пятерки хорош по-своему, однако выделяются два харизматика — платиноволосый и темнокожий: рослые, мощные, мягконогие, с бэкграундом классических танцовщиков и задатками хореографов. По композиции, глубине раскрытия темы, разнообразию движений и качеству исполнения сочиненные ими соло выглядят самодостаточными новеллами.

Однако отнюдь не телесной витальностью ценен "Scavenger" — спектаклей, в которых зрители оказываются бок о бок с артистами, много. И даже не сложностью конструкции, в которой с калейдоскопической неуловимостью массовые композиции преобразуются в малые ансамбли, а из размноженных дуэтов и соло вырастают многофигурные сооружения, сконструированные с природной простотой (или, напротив, с природной же сложностью). Главное в этом уникальном спектакле — зависимость танца от среды обитания. Арт-объект, вокруг которого строится та или иная сцена, определяет стиль, настроение, рисунок, лексику хореографии. Будь то пронзенная золотым копьем ониксовая голова (Барри Икс Болл, "Мэтью Барни"), вокруг которой вершится массовое камлание. Или ледяное озеро с вмерзшей в него ланью (Эрик Свенсон, "Без названия"), которое завораживает брейковым фризом всех приближающихся к нему. Или подвешенная к потолку лодка с черными фанерными парусами (Клаудио Пармиджани, "Каспар Давид Фридрих"), танцовщики, окутанные густым и очень "романтическим" дымом, движутся под ней с сомнамбулической мечтательностью и элегической заторможенностью. "Scavenger", "оформленный" важнейшими персонами современного искусства, сам превращается в живой художественный объект.

Комментарии
Профиль пользователя