Коротко


Подробно

 Кадровые перестановки в Кремле


Генерал безопасности

       Вчера Борис Ельцин произвел серию перестановок в своем ближайшем окружении. Как и прогнозировал Ъ, главный победитель первого тура выборов генерал Александр Лебедь стал секретарем Совета безопасности и одновременно советником президента по нацбезопасности. Олег Лобов, освободив пост в СБ, получил портфель первого вице-премьера, курирующего силовые структуры. Юрий Батурин стал просто помощником Ельцина. А Павел Грачев подал рапорт об отставке, который был тотчас принят. Ближайшие соратники Лебедя предрекают в этой связи России неизбежную перемену курса. А оппоненты полагают, что Лебедя ждет судьба другого генерала — Руцкого. Ситуацию анализируют ГЕОРГИЙ Ъ-БОВТ и НАТАЛЬЯ Ъ-КАЛАШНИКОВА.
       
       Встреча президента с генералом состоялась рано утром. В присутствии журналистов президент подписал указ о новом назначении. Мотивируя его, Ельцин заявил, что "результаты выборов показали, что подавляющее большинство избирателей поддержали курс, который мы проводили пять лет. За это время появились ряд интересных политиков, в том числе Александр Иванович Лебедь. Это не просто назначение, а объединение двух политиков, двух программ". Прежде всего Лебедь, по мнению президента, сосредоточится на вопросах реформы в армии, безопасности, борьбы с преступностью и коррупцией. Начал Лебедь, как и обещал, "круто": на первой пресс-конференции он объявил, что ночью (то есть до назначения) он раскрыл и предотвратил нечто вроде заговора во главе с Павлом Грачевым. Как выразился Лебедь — "ГКЧП-3" (подробнее см. стр. 3).
       В тактическом плане назначение Лебедя, безусловно, можно рассматривать как очень сильный ход Ельцина перед вторым туром выборов. Хотя бы исходя из того, что реакция в стане коммунистов оказалась раздраженной и от нее явно веяло пораженчеством. Глава думского комитета по безопасности коммунист Виктор Илюхин заметил, что "эта сделка" оттолкнет от Ельцина определенную часть избирателей, "для которых Александр Лебедь — это Анпилов, но с другим знаком". Илюхин считает, что Лебедь "недостаточно подготовлен" для столь ответственной работы, а также что генерал "показал, что с ним можно заключать сделки". Илюхин вообще наговорил много слов — и о том, что, мол, "генерал Лебедь повторяет путь Руцкого", что Ельцин "руководствуется сиюминутным предвыборным интересом, о котором может забыть". Геннадий Зюганов развил скептическую линию: мол, Руцкой тоже начинал сначала с борьбы против коррупции, затем занялся сельским хозяйством, а потом и вовсе остался не у дел. (Все же любопытно, как коммунисты отзываются о своих же соратниках — Анпилове и Руцком.) Коммунистический спикер Геннадий Селезнев сказал, что Лебедь теперь "кончился как политик". Эти сентенции лидеров КПРФ заканчиваются одним и тем же резюме: электорат Лебедя в нем разочаруется, за Ельцина все равно не проголосует, а проголосует за Зюганова. Что, однако, не может скрыть их явного разочарования: они ведь уже все поняли — ну не прибавится голосов у Зюганова с Лебедем — секретарем СБ!
       Соратники Лебедя тоже пошли в своих рассуждениях очень далеко. Лидер Конгресса русских общин Дмитрий Рогозин, прочно пристроившийся за спиной генерала, полагает, что его назначение "свидетельствует о признании новой политической реальности". Рогозин предположил, что теперь последуют кардинальные кадровые перестановки в руководстве, которые "однозначно приведут к изменению политического курса страны".
       А позавчера в избирательном штабе генерала, еще до назначения, звучали и такие речи его функционеров и имиджмейкеров: "Страна уже долго без руля и без ветрил, ей нужен человек в шлеме. Мы обречены жить в авторитарном государстве, пока не устоится истинная демократия, которую не следует путать с анархией". В штабе очень любят сравнивать Лебедя с Пиночетом. Сам Лебедь относится к этому с пониманием — "мне Пиночета приписывают как духовную родню. Но это не чилийская проблема, а чилийское счастье". Генерал предполагает сосредоточиться на "подавлении коррупции" — "я хочу сделать так, чтобы было выгодно работать и торговать, но не воровать. Методы будут основаны на Конституции и полномочиях генпрокурора". Он говорит, что надо "убрать социальные корни преступности". Рогозин полагает, что генерал должен стать "фигурой второй по значимости в российском руководстве". Как бы забывая о премьере. Лидер КРО поспешил предостеречь и тех, кто попытается использовать генерала в "корыстных целях"-- "если это только ход в предвыборной игре, то эти люди недооценивают Лебедя и серьезно просчитались".
       Итак, Лебедя многие расценивают по-разному. Очевидно, теперь в Кремле повнимательнее присмотрятся к новому коллеге — особенно после призыва Рогозина "оценить" генерала по достоинству. Тем более, что как-то и сам генерал в пылу избирательных баталий, отвечая на вопрос, как бы он отнесся к должности вице-премьера, курирующего всех силовиков (такие слухи циркулировали), ответил в присущей ему афористичной манере: "Такому вице-премьеру месяца через три и президент будет не нужен". Так или иначе, но вице-премьером, курирующим силовые структуры, уже назначен Лобов, которому президент Ельцин будет нужен всегда. Вероятно, Лобов призван в какой-то мере уравновесить пока малоискушенного в политике генерала, пока тот будет обучаться в "кремлевской школе". С другой стороны, уравновешивать Лебедя будет и генерал Александр Коржаков. От их личных отношений зависит очень многое. По некоторым данным, Лебедя в ходе избирательной кампании "вели" именно те люди из ельцинского штаба, о которых принято говорить, что они ближе к Коржакову. Впрочем, отношения Лебедя с Лобовым или Коржаковым — из области субъективного в кремлевской политике. От этого нынче в России зависит многое. Ельцин всегда показывал себя прежде всего искусным тактиком, особенно в критические моменты. Но последствия некоторых его, казалось бы, блестящих на данный момент политических шагов, позже обнаруживали некое "двойное", а то и "тройное" дно.
       Стоит поэтому рассмотреть соотношение объективных и субъективных факторов применительно к генералу Лебедю и его новой роли. Можно предположить — при всей кому-то кажущейся внешней схожести нынешней ситуации с "казусом Руцкого", — что нынче в России другие времена. Период первоначального накопления если не закончился, то уже привел к формированию довольно устойчивого класса новых собственников, который объективно заинтересован в установлении новых — стабильных — правил игры. И соблюдении законности! В этом смысле в России все более и более созревают условия и объективные потребности в формировании некоей "партии порядка имени 18 брюмера Луи Бонапарта". Самые мощные представители нового класса, конечно, на личном уровне уже обеспечили себе безопасность. Но они уже не бизнесмены-одиночки. Они уже представляют собой верхушку огромных иерархических пирамид. И они объективно заинтересованы в том, чтобы "основание" этих пирамид было не менее устойчивым и благополучным, чем самая их верхушка. В этом смысле генерал Лебедь мог бы — объективно — быть востребован для выполнения новой функции, символизируя собой именно Порядок. Отдельный вопрос — справится ли с этой функцией политически малоискушенный генерал? Окажется ли ему по силам подковерная кремлевская политика? Как он впишется в сложные межфракционные отношения российской элиты? Не исключено, что его постигнет неудача, что он увлечется — ведь власть порой слишком окрыляет.
       И тогда на выполнение его функции будут подыскивать уже другую кандидатуру.
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" от 19.06.1996, стр. 1
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение