Век ему пришелся впору

       Жизнь Дмитрия Лихачева уместилась внутри ХХ столетия, заняв его почти полностью. Он родился после первой русской революции и пережил все последующие, а также войну и тюрьму, как и было в России положено каждому приличному человеку его поколения. Среди выживших было много долголетних — не в лагерной закалке, скорей всего, дело, а в том, что в лагерях уцелели самые прочные. Среди этих долголетних было много признанных мудрецов — опять же, не в тюремном опыте дело, а в том, что дураков тюрьма отсеяла.
       Лихачеву Господь дал и долгожительство, и мудрость, но Дмитрий Сергеевич оказался необходим стране — что стало очевидно в последнее десятилетие — не столько как мудрец-патриарх, сколько как хранитель почти утраченных обществом понятий о приличиях. Эти понятия высокопарно назывались нравственностью — впрочем, умение пользоваться носовым платком многие склонны называть этикетом. Сам же академик о себе отзывался сдержанно, и в связи с очередной наградой высказался в том смысле, что, мол, не чувствует себя достаточно масштабной личностью.
       Для страны его масштаба было более чем достаточно. Теперь будет сильно недоставать.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...