Коротко

Новости

Подробно

Битва с Синдикатом

Михаил Трофименков о «Насаждающем закон» Бретена Уиндаста

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 34

Наверное, помощник окружного прокурора Мартин Фергюсон — не лучшая роль Хамфри Богарта, но "Насаждающий закон" Бретена Уиндаста, безусловно, лучший нуар с его участием — и самый неправильный, но прекрасный именно своей неправильностью. Неправильно тут все, начиная с режиссера и звезды фильма. Театральный человек Уиндаст поставил четыре фильма за три года и удалился на телевидение: снимать эпизоды сериала "Альфред Хичкок представляет". Ничто не выдавало в нем человека, способного снять "Насаждающего закон". Да, на съемках он заболел, и фильм доделал Рауль Уолш, но этот мастер не захотел, чтобы в титрах было его имя. Богарт же последний раз играл блюстителя закона в "Меченой женщине" (1937) Ллойда Бэкона. Последний раз до того, как сыграл в "Насаждающем закон", и вообще последний. С тех пор как он стал звездой, над его героями никогда никто не ходил, они были адски одиноки и божественно независимы. В "Насаждающем закон" Богарт пожертвовал и всеми своими прихватами. И угрожающе-издевательской неторопливостью, и ухмылками, и молчаливым, но таким интенсивным присутствием — именно присутствием, а не игрой,— в кадре, от которого по экрану бегают электрические разряды. Фергюсону некогда на все это размениваться. У него нелепо, впав в панику, погиб, только что счастливо избежав снайперской пули, ключевой и единственно важный свидетель по делу Мендосы, не простого гангстера, но руководителя синдиката убийц. Его служащие годами выполняли "заказы" (в таком значении это слово прозвучало с экрана впервые) по всей стране, и совершенные ими убийства были практически идеальны. Убийцы видели свою жертву в первый и последний раз, в круг подозреваемых попасть не могли никак и уж тем более не знали заказчика. Тогда это все было в новинку. В общем, Мендоса, который даже из тюрьмы ухитряется передавать "заказы" через своего адвоката, будет оправдан, если за 12 часов Фергюсон не найдет ускользнувшую от него ключевую деталь, которая, он знает, когда-то зацепила его, но показалась пустячной. Хотя 11 из этих 12 часов Богарт сидит, заваленный бумагами, он соревнуется в беге с часовой стрелкой, его лихорадит. В буквальном смысле слова бегает он по экрану тоже немало. Построение сюжета с помощью флешбэков всегда было фирменной барочной условностью нуара, иногда делающей его непостижимым, как в фильме Жака Турнера "Из прошлого" (1947). Здесь же, во флешбэке, Фергюсон встречается с гангстером, готовым дать показания, тот рассказывает ему — во флешбэке — как кого-нибудь убил, а ему самому — еще в одном флешбэке — тоже что-то рассказывают. Условность доведена до абсурда. Но снят фильм не в павильонах, а на улицах, заряжен урбанистической истерикой. Так в конце 1940-х стали снимать нуары всего несколько режиссеров (Абрахам Полонски, Жюль Дассен), как раз те, чью карьеру по стечению обстоятельств прихлопнул — вместе с криминальным реализмом — маккартизм. Уиндаст же смешал предельную условность с предельным для своего времени реализмом. "Насаждающий закон" — почти что фильм ужасов: не о криминале, но о криминальном кошмаре. Из болота извлекают десятки трупов пропавших без вести: так хоронил Синдикат. Горы обуви убитых напоминают об Освенциме. Важный свидетель сидит в сумасшедшем доме и являет разные фазы невменяемости. Но этот фильм ужасов документален. Когда снимался фильм, Америка содрогнулась от отчетов сенатской комиссии, занимавшейся реальным "Синдикатом убийств", работавшим 20 лет.

The Enforcer, 1951

Михаил Трофименков


Другие классические фильмы этой недели



Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя