Коротко

Новости

Подробно

8

Фото: РГАКФД/Росинформ / Коммерсантъ

Дело об уголовно наказуемой лени

Как советские трудящиеся боролись с передовиками производства

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 49

3 млрд руб. потратил СССР в конце 1920-х — начале 1930-х годов на переоснащение старых и создание новых производств. Однако отдача от этих колоссальных вложений совершенно не оправдывала ожиданий советского руководства. Дело было не только в дефиците квалифицированных специалистов, но и в низкой производительности труда на предприятиях. Чтобы справиться с этой проблемой, руководство страны прилагало огромные усилия для развития движения рабочих-ударников. Но в ответ возникло антиударническое движение, на борьбу с которым бросили прокуратуру и НКВД.


ЕВГЕНИЙ ЖИРНОВ


Высочайшая производительность


Сейчас уже мало кто помнит, когда и по какому случаю Иосиф Сталин произнес свою знаменитую фразу: "Кадры решают все". Еще меньше помнится то, что первоначально имелись в виду отнюдь не руководящие партийные и советские работники, а специалисты и квалифицированные рабочие. 4 мая 1935 года, выступая перед выпускниками военных академий, генеральный секретарь ЦК ВКП(б) говорил:

"Мы изжили уже в основном период голода в области техники. Но, изжив период голода в области техники, мы вступили в новый период, в период, я бы сказал, голода в области людей, в области кадров, в области работников, умеющих оседлать технику и двинуть ее вперед. Дело в том, что у нас есть фабрики, заводы, колхозы, совхозы, армия, есть техника для всего этого дела, но не хватает людей, имеющих достаточный опыт, необходимый для того, чтобы выжать из техники максимум того, что можно из нее выжать. Раньше мы говорили, что "техника решает все". Этот лозунг помог нам в том отношении, что мы ликвидировали голод в области техники и создали широчайшую техническую базу во всех отраслях деятельности для вооружения наших людей первоклассной техникой. Это очень хорошо. Но этого далеко и далеко не достаточно... Вот почему упор должен быть сделан теперь на людях, на кадрах, на работниках, овладевших техникой. Вот почему старый лозунг "техника решает все", являющийся отражением уже пройденного периода, когда у нас был голод в области техники, должен быть теперь заменен новым лозунгом, лозунгом о том, что "кадры решают все". В этом теперь главное".

Как утверждал потом Алексей Стаханов, именем которого вскоре обозначили ударническое движение в стране, эта речь Сталина произвела на него неизгладимое впечатление и заставила задуматься, насколько правильно устроена добыча угля на шахте, где он работал. С давних времен было заведено, что шахтер рубит уголь на своем участке забоя — уступе, а затем сам крепит забой. В результате большую часть шестичасовой смены отбойный молоток не работал. Стаханов предложил разделение труда: рубить должен один человек, а крепить — другие. Первый же опыт работы по-новому оказался весьма успешным, действующие нормативы — 6 тонн угля за смену на одного забойщика — оказались перекрыты. В ночь с 30 на 31 августа 1935 года Алексей Стаханов вырубил 102 тонны. По новому методу, как рассказывал Стаханов, начали работать и его товарищи:

"3 сентября в шахту спустился парторг того участка, на котором я работал,— товарищ Дюканов. Этот участок называется "Никанор Восток". Дюканов проработал одну смену и дал 115 тонн. Но Дюканову тоже сразу не поверили. Пришлось спустить еще одного человека. И третьим в шахту пошел рубить комсомолец Концедалов, который поставил новый рекорд — 125 тонн. Через несколько дней я перекрыл свой и их рекорды, вырубив за смену сначала 175, а потом и 227 тонн".

То, что подобным рекордам придавалось стратегическое значение, руководство страны никогда не скрывало, и на I Всесоюзном совещании рабочих и работниц-стахановцев в ноябре 1935 года Иосиф Сталин говорил:

"Взять, например, Марию Демченко, всем известную пятисотницу по свекле. Она добилась урожая свеклы на гектар в 500 и больше центнеров. Можно ли это достижение сделать нормой урожайности для всего свекловичного хозяйства, скажем, на Украине? Нет, нельзя. Рано пока говорить об этом. Мария Демченко добилась пятисот и больше центнеров на один гектар, а средний урожай по свекле, например, на Украине в этом году составляет 130-132 центнера на гектар. Разница, как видите, немаленькая. Можно ли дать норму для урожайности по свекле в 400 или в 300 центнеров? Все знатоки дела говорят, что нельзя этого делать пока что. Очевидно, что придется дать норму по урожайности на гектар по Украине на 1936 год в 200-250 центнеров. А норма эта немаленькая, так как в случае ее выполнения она могла бы дать нам вдвое больше сахару, чем в 1935 году. То же самое надо сказать насчет промышленности. Стаханов перекрыл существующую техническую норму, кажется, раз в десять или даже больше. Объявить это достижение новой технической нормой для всех работающих на отбойном молотке было бы неразумно. Очевидно, что придется дать норму, проходящую где-либо посередине между существующей технической нормой и нормой, осуществленной товарищем Стахановым".

После I Всесоюзного съезда ударников в СССР ввели наказание за преследование передовиков производства

Фото: РГАКФД/Росинформ, Коммерсантъ

Понятно, что подобный подход не добавлял популярности Стаханову и стахановцам у основной массы трудящихся, которые из-за их ударного труда впредь должны были работать гораздо больше и лучше. Антиударническое движение, правда, существовало и прежде, и в целях борьбы с ним 20 февраля 1932 года было принято решение о дополнении Уголовного кодекса статьей 73.1 о наказании за травлю передовиков производства и нападения на них: для виновных предусматривалось заключение сроком до пяти лет. Если же такое преступление признавалось терактом, вступала в действие другая статья — и виновные могли получить и высшую меру наказания. Подобные санкции могли бы стать серьезным сдерживающим фактором для таких негативных проявлений. Но в 1935 году новое обстоятельство всерьез разозлило множество рабочих.

Рекордная оплата


Советская пропаганда с первых дней развертывания, как тогда говорилось, стахановского движения не уставала подчеркивать, что быть передовиком не только почетно, но и очень выгодно. Газета "За индустриализацию" сразу же после установления Алексеем Стахановым рекорда писала:

"Забойщик шахты "Центральная-Ирмино" (Кадиевка) тов. Стаханов 30 августа установил всесоюзный рекорд производительности отбойного молотка. За шесть часов тов. Стаханов вырубил отбойным молотком 102 тонны угля и заработал за выход 225 руб. Опыт тов. Стаханова начинают перенимать соседние шахты".

О деньгах говорил на совещании стахановцев и сам рекордсмен:

"Хочу теперь сказать о заработке. Высокая производительность труда, которая достигнута благодаря строгой специализации рабочих, подняла за собой и заработную плату. Сколько мы раньше зарабатывали на своей шахте? Я зарабатывал неплохо — рублей 500, а иногда и 600 в месяц. Но теперь, в сентябре например, за 18 выходов я заработал 1000 рублей. Наш парторг товарищ Дюканов — 1338, а товарищ Концедалов — 1618 рублей. В октябре я сделал только 14 выходов. Пришлось очень много разъезжать. Но и за эти 14 выходов я заработал 1008 рублей. Товарищ Дюканов, мой парторг, сделал больше и заработал 1400 рублей, товарищ Концедалов — 1600 рублей. Высокие заработки у нас теперь стали. Эти заработки дают нам возможность зажить по-иному".

Ему вторила ткачиха-стахановка Дуся Виноградова:

"В настоящее время вся наша фабрика перешла на уплотненную работу. По нормам полагается обслуживать 40 станков, а мы работаем на 52, 74, 104, 144 и 148. И это не считаем пределом. Товарищу Сталину я даю обещание, что не остановлюсь на этом. Через месяц я перейду на 150 станков и дам продукцию высокого качества, без брака, дам лучшую в мире ткань. (Аплодисменты.) Каков наш заработок? Если я раньше зарабатывала 180, 200, 270 рублей в месяц, то сейчас, при работе на 144 станках, мой заработок достигает 600 рублей. Смотрите, как я повысила свою заработную плату!"

О резко выросших заработках рассказывал и кузнец-стахановец с Горьковского автозавода имени Молотова Александр Бусыгин, который, как и прочие первые стахановцы, попросту правильно организовал работу:

Из шахтера-передовика Стаханов быстро превратился в пропагандиста ударных методов работы

Фото: РГАКФД/Росинформ, Коммерсантъ

"В первый же день с той самой бригадой и на том же оборудовании я дал 966 валов при норме в 675 валов. Ребята у меня сразу обрадовались. Я их работу поорганизованнее сделал, получше организовал рабочее место. Бригада была расхлябанная, когда я пришел на коленчатый вал... В бригаде я так переставил людей, чтобы всякому была подходящая работа. Одна работа требует смекалки, другая — ловкости, третья — силы. На те перестановки, что я произвел, товарищи не обижаются. Сами видят, какая польза делу и им самим от этого получается. А пользу себе они сразу большую увидели. Как мы начали давать по тысяче коленчатых валов, так заработки поднялись. Я в одну смену заработал 40 рублей, а товарищи — по 20 рублей. Потом мы и больше тысячи валов стали давать... Зарабатывал я раньше 300-350 рублей, в сентябре же заработал 690, да 130 вышло по прогрессивке и еще 223 рубля за уменьшение брака — всего вышло 1043 рубля. В октябре я проболел, потом в Москве был. А ребята мои, которые раньше зарабатывали 130-180 рублей (по 3-4-му разряду), в сентябре получили по 500-600 рублей. Ребята довольны. Перед праздниками аванс получили. Раньше выходило рублей 40-60, а теперь 240 вышло. Мы свое заработаем!"

Передовой машинист Петр Кривонос, который наладил нормальную работу в своем депо и чьим именем назвали движение стахановцев на транспорте, докладывал:

"Что хорошего мы имеем? Твердый график дал нам возможность иметь твердое расписание. Вот возьмем депо Славянск. Благодаря увеличению технической скорости и езде по графику у нас сейчас в запасе 22 паровоза. Заработок у нас значительно повысился. Я сам за последний месяц, работая не полностью, получил 900 рублей, в то время как раньше я получал 400 рублей".

Своеобразный итог этой агитационной кампании подвел на том же Всесоюзном совещании ударников Иосиф Сталин:

"Основой стахановского движения послужило прежде всего коренное улучшение материального положения рабочих. Жить стало лучше, товарищи. Жить стало веселее. А когда весело живется, работа спорится. Отсюда высокие нормы выработки. Отсюда герои и героини труда. В этом прежде всего корень стахановского движения".

Секрет небывалых рекордов Стаханова (на фото — объясняет товарищам суть своего метода) заключался в наведении элементарного порядка в организации работы

Фото: РГАКФД/Росинформ, Коммерсантъ

Однако эта пропагандистская акция дала не совсем тот эффект, на который рассчитывали ее организаторы. К злобе на тех, из-за кого повышаются нормы выработки, добавилась еще и зависть.

Удар по антиударникам


9 декабря 1935 года Главное управление госбезопасности НКВД СССР докладывало руководству страны о противодействии стахановскому движению на примере Саратовского края (существовал в 1934-1936 годах):

"Завод свинцовых аккумуляторов. Лучший стахановец завода Филимонов, литейщик, норму выработки довел до 211%, подтягивая за собой других литейщиков. Мастер литейного цеха Зайцев Н. Г. (антисоветски настроенный, имел связи с лицами, осужденными в 1934 г. по делу о поджоге завода, подозревался во вредительских намерениях) вместо помощи Филимонову переставил его на испорченную форму, не обеспечил подачу воздуха, чем сразу снизил производительность. Зайцев травил Филимонова и вообще стахановцев, называя их "рвачами", всячески пытаясь дискредитировать лучших ударников-стахановцев. Зайцев арестован. Следствием указанные факты подтверждаются.

Машиностроительный завод им. Кагановича. Молодой формовщик Свешников, член ВЛКСМ, перешел на стахановские методы работы, перевыполняя нормы на 230%. Отсталые элементы среди рабочих стали тормозить его работу. В частности, 30/XI у Свешникова была украдена доска, необходимая для осадки форм. Свешников вынужден был бросить работу и разыскивать свою доску, которую нашел у формовщика Жупырина Н. И. (недавно поступил на завод, 1909 г. рождения, в прошлом воспитанник детдома). В ответ на просьбы Свешникова отдать доску Жупырин обругал Свешникова и только по настоянию парторга Кудзелко отдал ее. После того как Свешников взял в руки свою доску, Жупырин ударил его железным прутом по лицу, затем угрожал убийством. Жупырин также избил стахановца Воробьева и рабочего Гейбель на почве мести за разоблачение его как бракодела. Жупырин арестован. В избиении стахановца Свешникова виновным себя признал. Следствие продолжается.

Увеличившаяся впятеро выработка стахановки Дуси Виноградовой вызывала удивление всей страны, а увеличившиеся впятеро заработки — черную зависть коллег-ткачих

Фото: фотоархив , фотоархив "Огонек"

Волжский чугунно-литейный завод. Стахановцы Хлюпин, Балакирев и другие стали резко увеличивать нормы выработки. Бригадир Иванов Н. К. (б. церковник, 1887 г. рожд.) стал оказывать им сопротивление: задерживал выдачу нужных приспособлений, инструментов, выдавал несоответствующие детали, в результате чего получался брак. Кроме того, Иванов всячески ругал стахановцев нецензурными словами, выдавая инструменты, говорил: "Нате, подавитесь, стахановцы"; стахановца Хлюпина агитировал не увеличивать производительность труда. Иванов арестован. Ведется следствие.

Металлозавод N1. Рабочий жестяно-паяльного цеха стахановец Александров Е. У., беспартийный, на протяжении нескольких месяцев перевыполнял норму выработки (в августе на 189%, в сентябре — на 274, в октябре — на 142 и в ноябре — на 142). Начальник цеха Тарханов (в прошлом кустарь, применявший наемный труд, лишался голоса, но восстановлен) 28/XI-с/г. среди рабочих говорил о том, что он сделает так, что Александров не будет выполнять нормы и все равно уйдет с завода. 30/XI-c/г. Александровым было сделано 50 тазов, из коих было похищено 8 тазов и 30 ручек к ним, которые были обнаружены у рабочего цеха Кирпиченко Сергея. Тарханов в отношении Кирпиченко не принял никаких мер. Тарханов и Кирпиченко намечены к аресту".

В качестве меры противодействия в "Правде" появилась передовая статья, которая, как все понимали, выражала мнение ЦК и самого Сталина, под заголовком "Люди, не помогающие стахановцам,— не наши люди". А 16 декабря 1935 года Политбюро ЦК ВКП(б), рассматривая предложение Комиссии по политическим делам, до суда определявшей меру наказания в особо значимых случаях, постановило:

"Считать необходимым поставить открытый судебный процесс по делам о преследовании стахановцев-кривоносовцев в депо Лихоборы М. Окружной ж. д. и на ст. Ворожба Зап. ж. д. с применением к обвиняемым Зерину и Воропай 10 лет заключения".

Методы стимулирования стахановцев — премии, награды, торжественные застолья — постоянно совершенствовались, как совершенствовались и способы их травли коллегами

Фото: РГАКФД/Росинформ, Коммерсантъ

Одновременно прокуратурам всех республик и областей было дано указание немедленно приступить к подавлению любых форм антиударнического движения.

Нарастающее сопротивление


Казалось бы, после удара карательных органов любые выпады против стахановцев должны были прекратиться. В обращении Прокуратуры СССР и Верховного суда СССР к прокурорским и судебным работникам, опубликованном в марте 1936 года, говорилось:

"Сопротивление стахановскому движению проявляется в самых разнообразных формах. Здесь и тупое консервативное отстаивание старых норм и методов работы, здесь и скептическое расхолаживание, здесь и насмешки, нередко прямые оскорбления и издевательства; иногда — травля, иногда — открытые нападения на передовиков-стахановцев, с применением насилия, реже, но все же встречаются и прямые контрреволюционные террористические акты, попытки зверской расправы над стахановцами. Порча станков и агрегатов, утайка инструментов и сырья, саботаж, вредительство — все средства враг пускает в ход в своих преступных целях подрыва стахановских успехов.

Только по одной Москве в январе было возбуждено 14 дел о сопротивлении стахановскому движению с квалификацией имевших в этом месяце преступлений по ст. 58.10, ст. 73.1 ч. 2, ст. 143 ч. 2 УК и др.

В одной артели пьяница и лодырь Жизняков нанес несколько ударов стахановцу Усачеву только за то, что Усачев — стахановец. Другой пьяница, работавший на 4 канализационном участке в Москве, Демен, ранил ножом в живот стахановца Баприна с криком: "Вы все здесь стахановцы, я вас всех перережу".

В 1 автогрузопарке "Мосавтогруз" хулиган Кузан систематически травил стахановца Мартекса, обзывая его "немецкой мордой" и грозя выколоть ему глаза дрелью.

На мельнице комбината им. Цурюпы прогульщик Попов накануне стахановских суток выпустил масло из буксы подшипника и тем сорвал проведение этих суток.

Таких примеров можно было бы привести, к сожалению, немало. Характерно, что во всех подобных случаях застрельщиками и исполнителями антистахановских выступлений являются лодыри, прогульщики, пробравшиеся на заводы и фабрики бывшие кулаки, рецидивисты — словом, вся та накипь старого общества, которая дает себя знать при всяком значительном явлении нашей советской жизни".

В обращении также указывалось:

"Враг старается дискредитировать стахановское движение в глазах наиболее отсталых слоев трудящихся, отвлечь их внимание от стахановских успехов, сыграть на тонких струнах еще живущих в сознании многих людей предрассудков, на их мелкобуржуазных пережитках и привычках. Последняя ставка врага — поднять против социализма, против такой яркой формы социалистического движения, как стахановское движение, все самые темные, самые отсталые, дикие предрассудки мелкобуржуазной стихии... Несмотря на неизбежность провала попыток такого рода, против них необходимо развернуть упорную и систематическую борьбу. Руководствуясь указаниями товарища Сталина, необходимо эту борьбу вести двояко: одних "терпеливо и по-товарищески убеждать", другим давать в зубы".

Однако из отчетов областных прокуратур следовало, что травля ударников производства не прекращается. Прокурор Ивановской области Стеблин в марте 1936 года в своем докладе о борьбе с антистахановским движением указывал:

"Наиболее характерным делом, рисующим самые разнообразные формы саботажа стахановского движения, является дело мастеров ткацкого цеха кордного завода Ярославского резино-асбестового комбината — Быкова, Зверева и Яковлева. Эти лица по предварительному между собою сговору систематически срывали работу стахановцев в своем цеху, умышленно ставя их в значительно худшие условия, чем работниц, не работающих на уплотненной работе. В результате они добились увеличения брачной (бракованной.— "Деньги") продукции у стахановок, снижения выработки, а следовательно, и зарплаты. Конкретно их деятельность заключалась в следующем: во-первых, они плохо ремонтировали и не налаживали станков стахановок, сдавали им при смене станки неисправными, не загруженными пряжей. Это приводило к простою сверх нормы, и, кроме того, время простоя превышало простой на станках остальных рабочих. Во-вторых, они систематически загружали станки стахановок худшей пряжей (плохой основой, пряжей разных номеров) или оставляли их без достаточного количества пряжи, отчего машины работали с неполной нагрузкой. Так, стахановка Чувалдина, работая систематически на плохой основе, вынуждена была снизить выработку. Мастер Зверев заправил машину стахановки Сосиной недоброкачественной пряжей и при этом половину веретен оставил незагруженными".

Как докладывал Стеблин, не прекращалась и травля ударников:

Колхозников-передовиков охотно принимали и хвалили в Кремле, но нередко преследовали в родных деревнях

Фото: РГАКФД/Росинформ, Коммерсантъ

"Преследования рабочих-стахановцев принимали самые разнообразные формы: угрозы, побои, ругань, насмешки. Эти издевательства сочетались с действиями, срывавшими и тормозившими работу стахановцев. Ярче всего иллюстрируют эти методы борьбы со стахановцами дело об издевательствах над стахановкой Хабибуллиной на фабрике им. Ленина в Костроме... Как только Хабибуллина первой на фабрике перешла с 3 кардмашин на 7, ее стал преследовать подмастер, сын кулака — Резнов. Он натравливал на нее несознательных рабочих, говоря им, что Хабибуллина — выскочка и отбивает у других работниц кусок хлеба; он грозил Хабибуллиной, требуя прекращения уплотненной работы. В результате натравливания работница Виноградова пыталась избить Хабибуллину. Другой подмастер, Сягин, травил Хабибуллину в общежитии: ругал ее и допускал разные хулиганские выпады".

И это при том, что, как следовало из доклада Стеблина, к виновным применялись суровые меры воздействия:

"Карательная политика по этим делам соответствовала их социальной опасности: к лишению свободы от 6 до 10 лет приговорено — 3 чел.; от 4 до 5 лет — 6 чел., от 2 до 3 лет — 3 чел.; к исправительно-трудовым работам — 3 чел., к общественному порицанию — 1 чел., то есть 75% из общего числа осужденных по этим делам было приговорено к лишению свободы".

Судя по докладу прокурора Харьковской области Брона, ситуация в селах была ничем не лучше:

"В Тростянецком районе, в передовом колхозе "Червоний Прапор" Бумеровского сельсовета, по инициативе награжденной орденом Ленина члена этого колхоза Софии Григорьевны Косицы развернулось значительное движение ударничества и пятисотниц. В частности, колхозница-активистка Косица Александра взяла на себя обязательство: вместе со своим звеном дать 700 центнеров свеклы с га в 1936 г. В связи с этим 9/Х? члены колхоза Яценко и Косица Владимир напали на ударницу Косицу Александру за то, что она взяла на себя обязательство собрать 700 центнеров свеклы с га, с выкриками: "все равно всем орденов не дадут, все не будете ударниками" — и пытались ее избить. Они же пытались убить предколхоза Фоменкову — активного организатора стахановского движения в колхозе. Виновные преданы суду военного трибунала.

Стахановцев конца 1940-х годов государство предпочитало стимулировать морально, а не материально

Фото: РГАКФД/Росинформ, Коммерсантъ

В Ахтырском районе, в селе Заречном, в колхозе им. "1-го травня" комсомолка Легута Санька вместе с комсомолкой, колхозницей ее звена Легутой Ганной взяли на себя обязательство в 1936 г. дать по 500 центнеров свеклы с га. Исключенный из колхоза как лодырь Кравченко Николай (имущество которого в 1931 г. распродавалось за саботаж хлебосдачи), узнав об обязательствах Легуты, в 9 часов вечера зашел вместе со своими товарищами в хату Киселевой, где находились обе пятисотницы, начал издеваться над ними: ругался нецензурной бранью, обливал их керосином и водой, потушил свет, предварительно связав им ноги перевеслом, а пятисотнице Легуте Ганне вымазал сажей лицо. Дело следствием было закончено в течение 2 дней, и Кравченко Н. в показательном порядке с участием прокурора осужден к 3 годам л/с".

Стахановское прозрение


В докладах прокуроров рассказывалось и о том, что противники ударнического движения постоянно совершенствовали формы борьбы со стахановцами. Харьковский областной прокурор сообщал:

"Характерным примером является дело по обвинению зав. тарифно-нормировочным бюро кузнечного цеха на заводе "Серп и молот" Дородного и нормировщика этого же цеха Некрасова. Эти, с позволения сказать, "нормировщики" проводили свою контрреволюционную работу путем незаконного повышения норм выработки и снижения расценок рабочим кузнечного цеха, повышающим свою производительность труда и перевыполняющим нормы выработки. Так, например, была повышена норма выработки и снижена расценка по детали N0425 одному из инициаторов стахановского движения в цеху, перевыполняющему норму на 450-500%, прессовщику Блудову, по детали N12183 — кузнецу-стахановцу Лучкину, перевыполняющему нормы выработки на 400-500%, и прессовщице Лихобабе по детали N82. В результате таких действий Дородного и Некрасова зарплата ударников-стахановцев не только не повысилась, но в ряде случаев снизилась от 30 до 70%.

На фабрике им. Тинякова в Харькове инструктор Погребняк браковал заведомо годную продукцию, вырабатываемую стахановцем, заявляя, что он не допустит такого положения, чтобы рабочий получал больше, чем он — инструктор".

А в докладе прокуратуры Ленинградской области приводился такой пример:

"Стахановки колхоза "Лихачево" Шольского района, ударницы огородов Демичева и Ершова, добились в результате стахановских методов работы рекордного выращивания овощей — до 280 центнеров с гектара. За отличную работу они были награждены знаками ударников и представлены к премии. Однако вскоре по колхозу стали распространяться клеветнические слухи: Демичева и Ершова отмечены знаком не за работу, а за... половое сожительство с руководителями колхоза. Слухи дошли до мужей ударниц, которые потребовали от своих жен возврата знаков ударников. Демичева и Ершова обратились тогда к прокурору. Расследованием было установлено, что эти клеветнические измышления исходили от колхозницы Копыловой, постоянно опаздывавшей на работу и иногда прямо уклонявшейся от нее. Копылова по ч. 2 ст. 73.1 УК осуждена к 2 годам лишения свободы".

А прокурор Саратовского края в своем докладе сообщал, во что выливается зависть к заработкам стахановцев:

"1 января 1936 г. на заводе комбайнов был сильно избит стахановец кузнечно-прессовочного цеха Ушенин, накануне избиения премированный администрацией за высокие показатели работы. В избиении принимали участие деклассированные хулиганы Рассудов, Мичурин, Чекизов и Макаров, ранее неоднократно выступавшие против стахановского движения. Перед избиением стахановца Ушенина хулиганы требовали от него, чтобы Ушенин отдал им деньги, полученные при выдаче премии, а когда Ушенин отказался отдать премию, то Мичурин пытался зарезать его ножом".

В отличие от многих других советских кампаний с применением карательных органов мероприятия по защите стахановцев не прекратились ни через месяц, ни через год. Однако многие из стахановцев, после того как нормы для всех увеличивались и их заработки, соответственно, падали, начинали понимать, что государство использовало их в собственных целях. И хотя слова о стахановском движении гремели еще многие годы, добиться главной цели — увеличить производительность труда до уровня передовых капиталистических государств — руководству страны так и не удалось.

Профиль пользователя