Коротко


Подробно

Фото: AP

Сирия раздора

Саудовская Аравия, долгие годы бывшая верным союзником и стратегическим партнером США, радикально меняет свой внешнеполитический курс. Результатом могут стать активизация фундаменталистских сил и начало полноценной религиозной войны в регионе.


Шамсудин Мамаев


17 октября Генеральная ассамблея ООН тайным голосованием предоставила Королевству Саудовская Аравия (КСА) место непостоянного члена Совета Безопасности ООН — весьма высокое по своему статусу в международной политике. Однако не прошло и суток, как Эр-Рияд сделал беспрецедентный в мировой практике шаг и отказался занять предоставленное место — пока Совбез, говорится в заявлении саудовского МИДа, "не будет реформирован так, что сможет эффективно и на практике исполнять свои обязанности по поддержанию международного мира и безопасности". В качестве примера бездействия Совбеза Эр-Рияд указал на ситуацию в Сирии и Палестине: по первому вопросу арабские предложения парализуются сейчас российским вето, по второму — американским. Однако это объяснение — всего лишь видимая верхушка айсберга, ведь терпение Эр-Рияда лопнуло именно тогда, когда США и Россия пришли наконец к соглашению, и Совбез ООН принял единогласно поддержанную всем мировым сообществом резолюцию N2118, открывающую путь к ликвидации сирийской программы химического оружия и проведению переговоров по урегулированию сирийского конфликта. Другими словами, Эр-Рияд решил самоустраниться от коллективной работы в рамках Совбеза именно в тот критический момент, когда последнему предстоит играть ведущую роль в организации женевского процесса по Сирии. Что трудно расценить иначе, чем очевидное нежелание способствовать успеху этого миротворческого процесса. Это и есть та невидимая часть айсберга, которую нам и надо рассмотреть.

Через несколько дней после этого заявления МИД Саудовской Аравии глава Совета по национальной безопасности КСА и руководитель ее разведки принц Бандар бен Султан, отвечающий сейчас за поддержку сирийского джихада, пригласил к себе в Джидду нескольких европейских дипломатов и заявил им, что решение Эр-Рияда не входить в Совбез является посланием для США, а не для ООН. Согласно их рассказу, опубликованному в газете Wall Street Journal, принц Бандар, весьма успешно отслуживший до этого 22 года послом Саудовской Аравии в США и заработавший за свои проамериканские взгляды и близость к семейству Бушей прозвище Бандар Буш, сообщил также, что в знак протеста против политики Вашингтона в регионе он начинает сворачивать сотрудничество с американцами в области вооружения и обучения сирийских повстанцев. В то же время сотрудничество с Иорданией и Францией будет продолжено. Кроме того, принц заявил, что, поскольку Вашингтон отказывается учитывать интересы Саудовской Аравии на Ближнем Востоке, Эр-Рияд в дальнейшем пересмотрит свои отношения с США и "существенно изменит внешнеполитический курс". При этом газета отмечает, что за последние месяцы напряженность отношений между США и КСА действительно резко возросла: ЦРУ сильно затянуло те ограниченные поставки оружия сирийским повстанцам, о которых президент США весной договорился в Конгрессе, летом между сторонами возникли противоречия по вопросу военного переворота в Египте и, наконец, осенью "королевство было особенно раздражено решением Барака Обамы отправить на свалку планы бомбардировки Сирии и заигрыванием с новым президентом Ирана".

Поскольку, если верить принцу Бандару, пересмотр саудовской политики по отношению к Вашингтону только начинается, определенно сказать, к чему он приведет, достаточно сложно. Однако понятно, что раз Эр-Рияд сворачивает сотрудничество с Вашингтоном по сирийскому вопросу, то тем самым он развязывает себе руки в этом вопросе, и впредь, действуя по своему усмотрению, будет принимать решения самостоятельно. При этом стоит отметить, что сам принц Бандар, похоже, слов на ветер не бросает: как сообщает агентство Reuters, он уже приступил к консолидации моджахедов в районе Дамаска вокруг выбранного им лидера. Речь идет о создании "Армии ислама" из примерно 50 боевых бригад общим числом в несколько тысяч моджахедов, действующих в районе столицы под началом Захрана Аллуша, главы одной из лучших и крупнейших салафитских бригад "Лива аль-Ислам". Его отец, сирийский салафитский шейх, проповедует сейчас из Саудовской Аравии. Судя по всему, эта исламская "третья сила" создается саудовцами в противовес как группам, связанным с "Аль-Каидой", так и прозападно настроенной Сирийской национальной коалиции, с которой ведут переговоры "Друзья Сирии" в Лондоне. "Саудовские племенные лидеры обращаются к нам от имени саудовской разведки и предлагают финансовую поддержку в обмен на лояльность и независимость от "Аль-Каиды"",— рассказал корреспонденту агентства Reuters один из полевых командиров сирийских моджахедов. Это, по его мнению, может привести к такому же "пробуждению" племен и их противостоянию с "Аль-Каидой", которое произошло в Ираке в 2007 году. Впрочем, сам Захран Аллуш пока избегает подобных заявлений, говоря лишь о том, что хочет прекратить все усиливающуюся грызню между группами моджахедов, порождаемую расколами в Сирийской национальной коалиции, и объединить их в "Армии ислама", используя для этой цели саудовское влияние и ресурсы.

Если перейти от рассмотрения тактических уловок к стратегическим рассуждениям, то стоит вспомнить о том, что никакая революция не обходится без контрреволюции. Главный вектор "арабской весны" — демократизация — означает движение в сторону республиканского политического устройства. Поэтому именно арабские монархические режимы являются движущей силой опережающей контрреволюции. Исторически сложилось так, что все они суннитские по религиозной принадлежности правящих групп. Противодействуя республиканизму, они в наличной исторической ситуации борются в первую очередь с призраком исламской революции по-ирански, которая предполагает иранское проникновение в арабский мир в виде расширяющегося шиитского полумесяца. На Ближнем Востоке формируется ""Священный союз" по типу того, что был в 1815 году создан в Европе" — так описал в конце 2011 года процесс консолидации сил контрреволюции в "арабской весне" Александр Игнатенко, президент Института религии и политики РФ. Этот монархический "Священный союз" на базе Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) вступил в действие 14 марта 2011 года, когда войска КСА и ОАЭ вошли в Бахрейн для подавления шиитского революционного движения. Параллельно аравийскими монархиями было выдвинуто требование (именно требование, а не просьба) к Совету Безопасности ООН оказать помощь ливийским повстанцам путем установления бесполетной зоны над Ливией. И, наконец, 22 января Лига арабских стран по инициативе Катара, но при поддержке ССАГПЗ призвала президента Сирии Башара Асада отказаться от власти и через неделю представила соответствующую резолюцию в Совет Безопасности ООН: дело в том, что с георелигиозной точки зрения Сирия является прямым антиподом Бахрейна. В Бахрейне суннитский монарх правит шиитскими подданными и выступает союзником Саудовской Аравии — в Сирии шиитская (алавитская) верхушка правит суннитским большинством и выступает союзником Ирана. Именно поэтому в Бахрейне ССАГПЗ встала на сторону контрреволюции, а в Сирии, чтобы свергнуть режим и переориентировать Дамаск на Эр-Рияд, она оказалась на стороне революции. Однако, уже раз попавшись на катарский крючок в Ливии, Москва и Китай в феврале 2012 года заблокировали прохождение в Совбезе ООН резолюции ЛАГ по Сирии, что означало фундаментальный внешнеполитический провал Катара. Дело в том, что высказанная эмиром Катара идея противопоставить сирийским войскам некие "арабские войска" имела один большой дефект — арабских стран, желающих послать свою армию воевать в Сирию, как не было, так и нет. Так что за их отсутствием "Священный союз" организовал посылку в Сирию исламских боевиков-моджахедов и взял на себя финансирование отрядов повстанцев.

Сегодня, чтобы понять причину столь резкого обострения отношений Эр-Рияда с Вашингтоном, а также причину успеха "плана Путина", нужно в первую очередь проанализировать сам ход этого сирийского джихада. И начать этот анализ нужно с захвата сирийскими войсками при поддержке ливанских боевиков "Хезболлы" в 20-х числах мая 2013 года стратегически важного сирийского города Эль-Кусайр. До этого времени участие "Хезболлы" в гражданской войне в Сирии носило эпизодический характер. Однако в апреле, во время тайной поездки лидера "Хезболлы" шейха Сайеда Хасана Насраллы в Тегеран, верховный руководитель ИРИ аятолла Али Хаменеи настоятельно попросил его помочь Асаду, положение которого к тому времени стало критическим. И по возвращении в Ливан шейх Насралла выступил по телевидению и заявил, что гражданская война в Сирии является широкомасштабной войной между суннизмом и шиизмом, что на кону стоит само существование последнего, и поэтому "Хезболла" примет участие в сирийском джихаде для поддержки своих братьев-алавитов — именно они составляют сейчас костяк правительственных войск. После чего стратегический баланс сил в Сирии резко сместился в пользу Башара Асада, и его армия перешла в успешное наступление.

Первая попытка Вашингтона спасти положение, срочно организовав новую мирную конференцию по Сирии, не удалась — Москва, хотя и согласилась с этой идеей, не спешила действовать, давая Дамаску возможность продолжать наступление. Вашингтон колебался: после убийства американского посла в Ливии Конгресс США уже не доверял исламским боевикам и боялся их вооружать. Другими словами, он не доверял контролю Катара над ними — вплоть до 6 июня сирийский джихад против Башара Асада, как и ливийский джихад против Муамара Каддафи, контролировал по поручению Вашингтона катарский эмир Хамад. Однако падение Эль-Кусайра в Сирии и свержение президента Мурси в Египте, а также отречение эмира Хамада от власти в пользу своего сына привели к переходу управления обоими этими проектами в руки Саудовской Аравии. И когда 30 июля Асад захватил "столицу сирийской революции" город Хомс, перед Эр-Риядом вновь ребром стал вопрос о необходимости добиться американской интервенции в Сирию по ливийскому сценарию. Не желая повторять ошибку своего катарского собрата, пытавшегося чуть ли не угрозами добиться того, чтобы российские дипломаты воздержались при голосовании в Совбезе в феврале 2012 года, саудовский король Абдулла поручил принцу Бандару "перекупить" Москву. 31 июля 2013 года, сразу после падения Хомса, тот встретился в Москве с Владимиром Путиным. Однако этот план не сработал — судя по утечке информации, опубликованной в левой, просирийской и близкой к "Хезболле" ливанской газете As-Safir, Путин не изменил своей позиции по Сирии. Российский президент лишь пообещал принцу Бандару, что на ближайшей же встрече с главой госдепартамента США Джоном Керри глава российского МИДа Сергей Лавров сделает все возможное, чтобы убедить его в важности как можно быстрее достичь политического урегулирования в Сирии на основе того пакета договоренностей, который был принят на конференции "Женева-1". "Провести конференцию "Женева-2" в существующей штормовой ситуации будет очень сложно. А учитывая, что политическое урегулирование ("Женевы-1".— "Власть") зашло в тупик, путь войны — это единственно возможный путь в нынешних условиях, и от этого никуда не уйти",— якобы, ответил Путину саудовский принц. Добавив пророческую — в свете произошедшего через три недели провокационного обстрела пригорода Дамаска ракетами с зарином — фразу: "В свете нашего разговора можно ожидать повышенной интенсивности событий в Сирии".

Параллельно с переговорами принца Бандара в Москве американские республиканцы давили на Белый дом, требуя переломить ход сирийской кампании и для этого срочно оказать авиационную поддержку повстанцам. С таким предложением выступил, в частности, конгрессмен-республиканец Элиот Энгел, предложивший нанести удары крылатыми ракетами по сирийским авиабазам. 19 августа на письмо Энгела ответил сам председатель Объединенного комитета начальников штабов США генерал Мартин Демпси: "Да, мы можем уничтожить сирийские ВВС, и потеря Асадом своей авиации лишит его способности атаковать оппозиционные силы с воздуха, но это приведет лишь к дальнейшей эскалации военных действий и, возможно, к дальнейшему втягиванию США в конфликт". Но это, по мнению генерала, никак не соответствует американским интересам. "Я считаю, что сторона, которую мы выбираем, должна быть готова защищать при смещении баланса сил в их пользу как свои, так и наши интересы. Сегодня они к этому не готовы",— с армейской прямотой уверил Демпси американских политиков. Если исходить из российской версии о том, что химическую атаку 21 августа в Дамаске организовали исламские боевики, то думается, что именно это письмо могло подтолкнуть их на подобный шаг отчаяния. Ведь вплоть до 19 августа принц Бандар и моджахеды все еще могли тешить себя надеждой на военное вмешательство Америки, которое сможет изменить баланс сил в их пользу. Однако заявление генерала Демпси должно было лишить их всяких иллюзий.

Таким образом, еще 19 августа Вашингтон, несмотря на смещение баланса сил в пользу Асада, был твердо настроен на продолжение своей политики "силового невмешательства" в сирийский конфликт. Однако атака 21 августа кардинальным образом изменила ситуацию: она загнала Обаму в цугцванг, поскольку президент сверхдержавы не мог не отреагировать на применение оружия массового поражения (ОМП). А в цугцванге, как известно, любой ход игрока ведет к ухудшению его позиции. И Обама из двух зол выбрал меньшее: он обвинил в проведении химической атаки правительство Башара Асада и, не дожидаясь заключения экспертов, начал готовить авиационный удар по Сирии. Но при этом — и это важно для понимания всей степени раздражения Эр-Рияда — несмотря на протесты республиканских ястребов в лице сенатора Маккейна, президент США всячески отмечал, что этот авиаудар должен быть спланирован так, чтобы не изменить сложившийся баланс сил на земле. Другими словами, даже находясь в цугцванге, он не хотел победы боевиков в Сирии, и это не могло не раздражать саудовцев, которые уже потратили на ее обеспечение миллиарды своих и катарских долларов. Тем не менее 5 сентября госсекретарь США Джон Керри заявил, что от Саудовской Аравии и ОАЭ поступило предложение оплатить американский удар по Сирии. "Керри назвал только половину правды. На самом деле монархи Персидского залива не прочь раскошелиться не только на атаку с воздуха, но и на наземную операцию",— дополнил эту информацию зампредседателя комитета по обороне и безопасности Совета федерации РФ Рудик Искужин. Однако даже столь щедрое предложение Эр-Рияду не помогло. 9 сентября Джон Керри, "риторически рассуждая" перед журналистами в Лондоне о невозможности ОМП-разоружения Сирии, невольно дал понять Москве, что предотвращение американского удара против Сирии возможно в случае сдачи Башаром Асадом своего химического оружия. В результате Владимир Путин сумел предложить Бараку Обаме неожиданно удачный выход из цугцванга, за который тот ухватился как утопающий за соломинку. Так что можно, наверное, сказать, что Эр-Рияду элементарно не повезло: у госсекретаря США случилась "оговорка по Фрейду", и президенту США было бы неловко его дезавуировать. В результате Владимир Путин опять переиграл нового главу саудовской разведки принца Бандара, вновь легитимизировав своим планом президентство Башара Асада и даже сделав его гарантом "химического разоружения" как минимум до середины следующего года, когда истечет срок действия соглашения. Так что невидимой частью айсберга и главной причиной столь сильного раздражения Эр-Рияда является то, что Вашингтон в обмен на ликвидацию сирийского ОМП позволил Москве уговорить себя отложить воздушный удар по Сирии. Ведь подавляющее большинство экспертов, ссылаясь на мировой опыт, утверждают, что задача такого масштаба в столь краткий срок да еще в условиях гражданской войны практически невыполнима — другими словами, вполне возможно продление срока действия соглашения. При отсутствии перемирия и в условиях продолжающегося успешного наступления сирийской армии все это не предвещает сирийской оппозиции ничего хорошего: на днях Башар Асад дал ясно понять, что на следующий год намерен вновь баллотироваться в президенты. И это категорически не устраивает Эр-Рияд, поскольку при Асаде Сирия как была, так и останется союзником Ирана и частью шиитского полумесяца. Именно поэтому Саудовская Аравия и контролируемая ею сирийская оппозиция настаивают на уходе Асада как предусловии любого перемирия и соглашения с властью, что уже завело в тупик как мирный план Кофи Аннана, так и конференцию "Женева-1". И теперь они стараются сделать то же самое с конференцией "Женева-2": документ, принятый по итогам встречи "Друзей Сирии" в Лондоне, заявил 23 октября официальный представитель МИД РФ Александр Лукашевич, это "плохо скрытая угроза опять вернуться к сценарию использования военной силы, что абсолютно неприемлемо".

Резюмируя складывающуюся сейчас — после нового кризиса в саудовско-американских отношениях — ситуацию на Ближнем Востоке, можно сказать, что она крайне нестабильна, поскольку "арабская весна" не только дестабилизировала политическую ситуацию, но и нанесла огромный ущерб экономике затронутых ею стран. Более того, с мая этого года она переросла в Сирии в открытую религиозную "войну по доверенности" между ультраконсервативным Королевством Саудовская Аравия и революционно настроенной Исламской Республикой Иран — лидерами суннитского и шиитского направлений в исламе. Но, хотя основным фронтом этой войны является Сирия, она вновь перекинулась в Ирак и постепенно втягивает в себя Ливан. При этом, поскольку Америка в лице Барака Обамы все решительнее отказывается исполнять обязанности мирового жандарма, Саудовская Аравия вместе с нефтяными эмиратами Персидского залива, даже используя свои огромные финансовые резервы, чтобы снаряжать в Сирию тысячи суннитских джихадистов, не может выиграть войну у регулярной армии. Более того, сейчас, когда на сирийской стороне сражаются и тысячи поддерживаемых Ираном шиитских джихадистов, они эту войну проигрывают. И это значит, что нынешний кризис саудовско-американских отношений в Сирии даже более опасен для Эр-Рияда, чем тот кризис, в котором они очутились после терактов 11 сентября 2001 года. Тогда бен Ладен вел войну на территории Запада и США нуждались в Эр-Рияде как союзнике, а сейчас, когда вокруг арабских монархий бушуют революции и джихадисты, уже Эр-Рияд нуждается в поддержке Вашингтона. Однако американцы уже поняли бесперспективность "крестовых походов" по неоконовскому образцу, а война в Сирии не затрагивает жизненно важных интересов США. Да и вообще — по большому счету режим Башара Асада представляет куда меньшую угрозу безопасности США, чем то "несостоявшееся государство", в которое может превратиться Сирия в случае победы джихадистов, так что Обама и предпочитает выжидать. Похоже, сейчас это понял даже принц Бандар, и отныне "лучшими друзьями" Эр-Рияда будут уже не Совбез ООН и даже не американская армия и флот, а сирийские и прочие джихадисты.

Журнал "Коммерсантъ Власть" от 28.10.2013, стр. 30
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение