Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1
 Договор о договоре
       Вчера в Георгиевском зале Кремля Борис Ельцин и Александр Лукашенко подписали договор о создании союзного государства. Это вовсе не означает, что до полудня все мы были россиянами, а после стали гражданами какой-то новой страны. Подписанный документ — пока лишь декларация о намерениях, договор о будущем договоре, который и провозгласит это самое союзное государство. Но решительный шаг к нему уже сделан. И из двух лидеров, подписавших договор, именинником выглядел именно Лукашенко. Ельцин же смотрелся скорее как фигура пассивная.

       Едва ступив на российскую землю, Лукашенко не удержался и сказал-таки о "восстановлении нравственной справедливости". Это был прозрачный намек: ровно восемь лет назад "безнравственные" лидеры Украины, Белоруссии и России (в том числе и Ельцин) развалили СССР, подписав Беловежские соглашения. А теперь, мол, Лукашенко его восстанавливает. Бдительный Владимир Путин, встречавший белорусского гостя в аэропорту Внуково-2, поспешил деидеологизировать предстоящий акт, заметив, что подписание договора — "вопрос политической и экономической целесообразности двух народов".
       В Кремле Лукашенко попал в объятия поджидавшего его российского президента. "Навсегда",— выдохнул Борис Ельцин. Выдохнул обреченно, как жених, насильно приведенный под венец. И после рукопожатия заметил, что рука у батьки "тяжелая" и в то же время "легкая". Еще бы! С легкой руки Лукашенко после пятилетней борьбы Москва все же пошла на подписание союзного договора.
       Перешли к произнесению речей. Ельцин добросовестно зачитал свою по бумажке. Дочитав фразу о том, что договор еще оценят потомки, президент удивился, что речь так быстро закончилась, и стал искать продолжение, старательно перебирая два листочка в руках. Поиски продолжались около минуты. "Конец, что ли?",— спросил Ельцин. И, получив утвердительный ответ, на всякий случай зачитал последнюю фразу о потомках еще раз. Если не считать этого эпизода и недостаточную устойчивость российского президента, которого ловко поддержал под локоть Лукашенко (это отметили все западные агентства), церемония подписания прошла гладко.
       Договор вступит в силу после ратификации парламентами обеих стран. От своего Верховного совета Лукашенко, по его собственным словам, неожиданностей не ждет. Да и с Госдумой тоже проблем не предвидится. Со спикером Геннадием Селезневым Лукашенко вчера же договорился о том, что уже 13 декабря депутаты на внеочередном заседании этот договор одобрят — чтобы уже с 1 января 2000 года (после обмена ратификационными грамотами) он вступил в силу. Союзный договор с Белоруссией — хороший пропагандистский товар, поэтому охваченные предвыборной лихорадкой депутаты с готовностью пожертвуют одним днем: он принесет им дополнительные очки.
       Следующим этапом на пути создания союзного государства станет Конституционный акт (его предполагается утвердить на референдуме). По существу, это будет прообраз будущей конституции Союзного государства. Под нее и будут вноситься изменения в Основные законы двух государств. По замыслу "интеграторов", это должно произойти в ближайшие полгода. И только потом все мосты будут сожжены и процесс объединения станет необратимым.
       Так что вопрос о том, каким быть будущему государству, еще только предстоит решать. Вчерашний договор — это рамочный документ, из которого неясна даже форма грядущего объединения. Кремль постарался, чтобы формулировки договора были как можно более общими. Главной заботой Москвы при его подготовке было устранение всех возможных юридических лазеек, которые могли бы позволить Лукашенко подмять союз под себя. Ельцин даже проговорился: текст, мол, так прописан, что "мышь не проскочит". Лукашенко в ответ кисло улыбнулся.
       Президенты всячески подчеркивали, что не собираются "дружить против кого-то". Договор "не направлен против кого бы то ни было,— заметил Борис Ельцин,— даже против Клинтона". Запад этот договор и вправду вряд ли напугает. Хотя и дополнительных очков России на мировой арене он тоже не принесет. Скорее наоборот: после заключения союза с Минском Москве придется взять на себя заботу о реабилитации режима Лукашенко в глазах Запада.
       Впрочем, Лукашенко считает иначе. Оказывается, это он приносит себя в жертву, вступая в союз с Россией, которая, по его словам, находится "в угнетенном состоянии по отношению к Западу". С последним утверждением не поспоришь. Поэтому неслучайно, что желающих присоединиться к этому "союзу угнетенных" пока не видно.
       
       ЮРИЙ Ъ-ЧУБЧЕНКО
       
Комментарии
Профиль пользователя