Коротко


Подробно

6

Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ   |  купить фото

«Кировлес» стал условным за два часа

Кировский областной суд заменил Алексею Навальному и Петру Офицерову реальные сроки на условные

от

Приговор по делу «Кировлеса», по которому оппозиционер Алексей Навальный и глава Вятской лесной компании Петр Офицеров были приговорены к пяти и четырем годам колонии соответственно, изменен. По решению Кировского областного суда, реальные сроки для подсудимых были заменены на условные. Подробное обоснование своего решения суд предоставит адвокатам господ Навального и Офицерова завтра.


«Изменить приговор Ленинского районного суда»,— начал зачитывать решение коллегии судья Кировского областного суда Альберт Прытков, и стало понятно, что худший сценарий развития событий, к которому до последнего готовились и сами подсудимые, и их адвокаты, не реализуется. На рассмотрение апелляционной жалобы на приговор по делу «Кировлеса», по которому Алексей Навальный и Петр Офицеров должны были отбыть в колонии пять лет и четыре года соответственно, у Кировского областного суда ушло ровно два с половиной часа.

«Здравствуйте все, кто присутствует в зале и смотрит онлайн-трансляцию»,— неформально открыл заседание господин Прытков. После этого судья коротко пересказал фабулу дела: в 2009 году господа Навальный и Офицеров, как утверждало следствие, задумали похитить имущество КОГУП «Кировлес», известили директора госпредприятия Вячеслава Опалева, что производимая продукция будет продаваться через посредника, после чего Петр Офицеров создал подконтрольную Алексею Навальному фирму ВЛК. В поступившей в суд жалобе на приговор адвокаты выразили несогласие с решением Ленинского районного суда, сообщил господин Прытков.

«Нет события и состава преступления»,— заявила в начале своего выступления адвокат господина Навального Ольга Михайлова. Она отметила, что приговор, вынесенный судьей Ленинского районного суда Сергеем Блиновым, со 2-й по 52-ю страницу дословно повторяет обвинительное заключение. «Судья Блинов не учел показания, данные свидетелями в ходе судебных заседаний, просто перекопировав документ следователей»,— подчеркнула госпожа Михайлова. «Фактически суд постановил куплю-продажу товара преступлением»,— поддержал ее другой защитник подсудимого — Вадим Кобзев.

Накануне заседания в Кировском областном суде Алексей Навальный предполагал, что рассмотрение апелляционной жалобы может затянуться, если суд удовлетворит хотя бы одно из ходатайств защиты.

«В чем корыстная выгода? Это никак не исследовано,— заявил господин Навальный в суде.— Если бы была проведена нормальная финансовая или экономическая экспертиза, дело бы сразу было прекращено. Не была также проведена товароведческая экспертиза. Не был допрошен арбитражный управляющий "Кировлеса", который мог бы рассказать, какие компании нанесли ущерб».

«В экономическом деле нет ни одной экономической экспертизы,— поддержал его Петр Офицеров.— Все выводы судьей и обвинения делались по ощущениям: вот им показалось, они так решили. Можно предположить, что они экстрасенсы. Суд вынес не нам приговор, а Гражданскому кодексу, который разрешает свободную экономическую деятельность. Судья Блинов запретил торговлю, посчитав возмещение товара деньгами незаконным. Либо Блинов ошибся, либо Гражданский кодекс надо переписывать».

В итоге защита подсудимых заявила два ходатайства: о вызове свидетелей, которые не были заслушаны во время разбирательства в Ленинском районном суде, а также о проведении экономической и товароведческой экспертиз. На рассмотрение обоих ходатайств у судьи ушло не более 20 минут, после чего Альберт Прытков, который на протяжении всего заседания называл господ Навального и Офицерова то подсудимыми, то осужденными, сообщил, что удовлетворять их отказывается.

После этого стало очевидно, что никакого затягивания рассмотрения апелляционной жалобы не случится и решение будет принято в ближайшие часы. Заседание началось в 10:00, а уже в 11:48 господин Прытков объявил судебное следствие закрытым и предложил перейти к прению сторон.

Господин Навальный, похоже не ожидавший, что суд отклонит оба ходатайства, заявил, что не видит смысла участвовать в прениях. Адвокаты попросили оправдать их подзащитных. «Почетная обязанность — защищать невиновных в суде»,— сказала в своей речи адвокат Петра Офицерова Светлана Давыдова.

Прокурор Евгений Черемисинов, который за два месяца со дня окончания слушаний в Ленинском районном суде был повышен в звании до юриста первого класса, с адвокатами не согласился: «Ленинским районным судом была дана верная оценка действиям подсудимых. Действия их были верно квалифицированы. Вина подтверждается целой совокупностью доказательств». По его мнению, приговор следовало оставить в силе без изменений.

В этот раз подсудимые не стали говорить длинных последних слов.

«В Кирове мне третий раз предлагают выступить с последним словом,— сказал Алексей Навальный.— Я готов к любому развитию событий и хотел бы еще раз поблагодарить всех, кто поддерживает нас с Офицеровым». «Я приехал сюда с сумкой,— сказал, в свою очередь, господин Офицеров.— И хотел бы сказать простую вещь: в семь лет я пошел в первый класс, где меня учили математике, если бы математике учили также господ из СК и прокуратуры, дела бы не было. Это дело идет четыре года. Его открывают, закрывают, снова открывают. За это время СК и прокуратура не смогли найти ничего, что доказывало бы выдуманное ими преступление».

Ровно в 12:00 судья объявил перерыв для вынесения решения, на его написание он взял себе лишь полчаса. Адвокаты покидали зал заседаний в подавленном состоянии и, кажется, готовились к худшему варианту развития событий. Господин Навальный с женой Юлией ушли в конец длинного коридора здания суда, где их оставили наедине журналисты, издалека снимавшие, как они о чем-то советуются.

В 12:30 Альберт Прытков вернулся в зал заседаний и первым делом зачем-то попросил пройти судебных приставов в комнату для совещаний. Судья сообщил, что зачитает лишь вводную и резулятивную части решения, а целиком документ представит защитникам подсудимых на следующий день. Решение районного суда высшая инстанция решила поправить, заменив реальный срок наказания на условный. Зал встретил это заявление аплодисментами. Алексей Навальный предположил, что будет оспаривать и это решение, поскольку считает себя невиновным, но выглядел при этом куда более расслабленным, чем за полчаса до этого. На улице подсудимых встречали сторонники с плакатами «Уфа за Навального» и «Екатеринбург за Навального».

Представители гособвинения покинули здание суда, не став общаться с журналистами.

Председатель правления Фонда развития гражданского общества Константин Костин в эфире «Ъ FM»: «На время, пока он будет отбывать условное наказание, он лишен пассивного избирательного права, то есть не может выдвигаться сам. Но, как я и до этого говорил, это не является существенным ограничением для участия в политике». Читайте подробнее



Президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов в эфире «Ъ FM»: «Наверное, к этому шло, потому что все-таки с момента первого приговора статус Алексея Навального принципиально вырос от одного из многих оппозиционных политиков, пусть и заметных, до политика "номер два", по крайней мере, в Москве. Естественно, этот факт приходилось учитывать». Читайте подробнее



Илья Барабанов, Киров


Комментарии
Профиль пользователя