Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Щербак / Коммерсантъ   |  купить фото

Кандидаты в Бирюлево

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от , стр. 11

"Бирюлевский бунт" был спровоцирован стечением драматических обстоятельств, но его предпосылки лежат в экономической и социальной сферах. "Деньги" проанализировали, в каких еще столичных районах качество жизни близко к бирюлевскому.


МАКСИМ КВАША, АЛЕКСАНДР ЗОТИН


"Москва отличается от других крупных мегаполисов тем, что у нас как в центре, так и на окраинах уровень благоустройства территории примерно одинаковый. Уровень безопасности что в центре, что в районах примерно одинаковый",— заявил Lenta.ru мэр Москвы Сергей Собянин. Опубликованное в прошлый вторник интервью было записано еще до событий в Бирюлево, а жизнь в мегаполисах, как известно, иногда меняется стремительно.

В том, что касается благоустройства, можно сравнить, например, состояние шоссе Энтузиастов и Кутузовского проспекта. На богатом и облюбованном чиновниками западе качество дорожного покрытия поддерживается в состоянии, близком к идеальному, на "пролетарском" востоке — и ремонт длится десятилетиями, и если уж яма, так приготовьтесь ремонтировать подвеску.

Для того чтобы получить данные об уровне безопасности, потребуется статистика МВД, которая то относится к категории "для служебного пользования", то выборочно публикуется, но в любом случае вызывает массу вопросов к качеству. Крупному чиновнику, вероятно, везде одинаково комфортно, особенно если лимузин бронированный, с мигалкой и несколькими машинами сопровождения. Но, скажем, приглашать девушку на романтическую прогулку по ночным улицам Капотни, Дегунино и еще нескольких десятков районов московских окраин "Деньги" категорически не рекомендуют. Справедливости ради надо, конечно, отметить, что в отличие от, например, некоторых городов Центральной и Южной Америки, в Москве нет районов, куда бы отказывались ехать таксисты. Так что эпитет "примерно одинаковый" к Москве все же применим.

Впрочем, так было и при советской власти. Злополучное Бирюлево еще тогда заслужило эпитет "московский гарлем". Задолго до массового притока легальных и нелегальных мигрантов из соседних стран и российского Северного Кавказа. Задолго до, вероятно, не менее массового оттока успешных прежних обитателей в более благополучные московские районы и просто в эмиграцию. Еще тогда было ясно, что жилые кварталы в этом месте — зажатые между промзонами, кладбищами, железными дорогами, отравленные выбросами и отрезанные от остального города транспортно,— градостроительная ошибка, что люди там просто не должны жить. А в относительно недавние годы, объясняя знакомым иностранцам, что в городе есть места, куда ни в коем случае не стоит соваться без провожатых, на первом месте неизменно фигурировал именно этот район.

Дешево и плохо


В общем, вряд ли кто удивится, что самое дешевое жилье в столице в пределах МКАД именно в Бирюлево. По данным irn.ru, средняя цена кв. м в Москве — $5,1 тыс., в Восточном и Западном Бирюлево — $3,8 тыс. За пределами МКАД дешевле только Зеленоград — $3,5 тыс. Для сравнения: Арбат и Остоженку irn.ru оценивает в $9,5 тыс. за кв. м, а, скажем, весьма сомнительное по качеству жизни Коптево — в $5 тыс.

Как и в любой рыночной экономике, цена жилья — лучший индикатор качества жизни. Это агрегированный показатель, который отражает все сразу: возможность найти работу, не тратя полжизни в транспорте, экологическую ситуацию, криминогенность, качество школ и больниц, наличие рекреационных зон и т. д.

В Москве это, увы, еще и почти единственный общедоступный и мало-мальски надежный показатель. Ректор РАНХиГС Владимир Мау вскоре после назначения Сергея Собянина мэром Москвы сказал, что экономисты почти ничего не знают о Москве. С тех пор ситуация почти не изменилась. Все попытки составить мало-мальски подробную социально-экономическую карту города или сколько-нибудь правдоподобный рейтинг качества жизни по-прежнему спотыкаются о недоступность, неполноту или почти катастрофическую ненадежность (невалидность) данных.

Но доступные и сколько-нибудь верифицируемые показатели указывают на то, что Западное Бирюлево находится на последних местах в Москве по многим показателям. Здесь даже по официальным данным (без полноценного учета "резиновых" квартир и неформальных общежитий гастарбайтеров) один из самых низких в городе показателей обеспеченности жильем: 14,3 кв. м на человека (18,7 в среднем по городу). Различные рейтинги транспортной доступности тоже дают этому району места в конце списка. Та же ситуация с загрязнением воздуха.

При этом в том, что касается, например, криминогенной обстановки, доступные данные противоречивы настолько, что использовать их в принципе бессмысленно. Судя по ним, Бирюлево чуть ли не безопаснее Центра. А сравнительных оценок, например, коррумпированности чиновников и работников силовых структур различных московских районов просто нет.

Зато есть данные о доле лиц с высшим образованием. Она одна из самых низких в Москве (28,4% против 42% в среднем). Причем, возможно, в силу присутствия значительного количества неквалифицированных мигрантов-невидимок, официальная статистика этот показатель несколько завышает. И если, конечно, верить уже изрядно устаревшим оценкам rpr.ru, здесь один из самых низких среднедушевых доходов в городе.

Дешево и еще хуже


Складывающаяся картина — готовый пример для учебника экономики города. Плохой район покидают наиболее успешные жители, их место занимают пришельцы с более низким уровнем образования и дохода, другой культурой и обычаями. Качество жизни и цены на недвижимость (не обязательно в абсолютном, достаточно и в относительном выражении) падают еще сильнее, оставшиеся дееспособные граждане бегут, район окончательно деградирует и маргинализуется. Или превращается в этнический анклав, что-то вроде гетто (иногда, кстати, довольно богатое — такая судьба, например, постигла Купертино в Кремниевой долине).

Иногда — в силу ли политики городских властей, усилий частных девелоперов или стечения обстоятельств вроде волны образованных, но небогатых мигрантов — происходит так называемая джентрификация, облагораживание района. Но подобные примеры более распространены в развитых странах. В третьем мире иначе: взгляните, например, на Мехико и Каракас, они напоминают города, захваченные варварами.

В Москве долгие годы преобладала страусиная точка зрения, что расселение относительно однородно, сегрегации ни по имущественному, ни по национальному признаку нет. К чести московского мэра, в том же интервью Lenta.ru он признал, что риск появления этнических гетто есть, "угроза существует".

Задумываются ли московские власти о проблемах, которые влечет за собой социальная сегрегация, неясно. Как показывает опыт "Денег", в московском правительстве очень нервно реагируют на вопросы, связанные с неравенством по доходам (оно в столице гораздо выше, чем в России в целом), а также указания на периодически притормаживающий (а временами даже обращающийся вспять) рост реальных доходов москвичей.

Между тем, если стагнация экономики России продлится достаточно долго, накопившееся социальное напряжение, недовольство неравенством, коррумпированностью и неэффективностью госаппарата будет все чаще выплескиваться в акции протеста. Показательно, что явка на выборах мэра в бедных районах была заметно ниже средней — вера в цивилизованные механизмы социальной коммуникации там невысока.

Свои и чужие


Трактовка событий в Бирюлево как выплеска ксенофобии, спровоцированного провокаторами-националистами, чрезмерное упрощение. Ксенофобия — факт, ее корни прежде всего в страхе перед конкуренцией. За рабочие места, доходы, жизненное пространство, сексуальных партнеров. Отчасти это страхи слабых, отчасти это протест против нечестной конкуренции: мигранты, особенно этнические, вынуждены кооперироваться в рамках общин, не просто поддерживать друг друга, но и централизованно коррумпировать госаппарат.

Атомизированное российское общество могло бы противопоставить всему этому единый для всех закон и порядок. Но пока не может. И естественным образом растет совершенно обоснованное раздражение тем, что пришельцы демонстративно и безнаказанно нарушают правила игры, принятые в Центральной России. Хотя, судя и по тому, что требования справиться с коррупцией звучат все громче, и по тому, что "погромщики" в Бирюлево требовали главным образом навести порядок в районе, а среди главных виновных называли местные власти,— похоже, уже хочет.

Пока, правда, предлагаемые рецепты никуда не годятся. Введение виз для приезжих из СНГ, за которое агитирует, например, бывший кандидат в мэры Алексей Навальный, никак не решит проблему адаптации выходцев с российского Кавказа. Закрытие злополучной Покровской овощебазы лишь перенесет эту клоаку — главным образом финансовую (наличные расчеты, уклонение от налогов, питательная среда для коррупции) — в другое место.

Надо искать другие пути и методы. Которые помогли бы снизить социальное напряжение в других местах — только в пределах МКАД "Деньги" выделили их минимум девять (см. карту). Громоотвод ксенофобии не вечен. Рано или поздно московские низы осознают, что их главный враг — не таджикский дворник и азербайджанский лавочник, а полицейский и чиновник. Или, наоборот, вообразят, что это банковский клерк, хипстер-студент и программист. В русском языке кроме слова "погром" есть еще и "бунт" — с намертво прилипшими к нему эпитетами "бессмысленный и беспощадный".

Комментарии
Профиль пользователя