Коротко


Подробно

Фото: Денис Вышинский / Коммерсантъ   |  купить фото

"Должники не будут платить, как тарифы ни поднимай"

первоисточник

Сбытовые компании оказались между двух огней. Должники создают брешь в их бюджете, а сетевые монополии и правоохранительные органы не позволяют этих должников отключить. Итог — неизбежный рост тарифов для всех потребителей. О проблеме долгов и финансировании работы сбытовой компании корреспондент ИЛЬЯ АРЗУМАНОВ побеседовал с главой холдинга "Межрегионсоюзэнерго" ЮРИЕМ ШУЛЬГИНЫМ.


— Долги на оптовом и розничном рынках энергетики — одна из ключевых проблем энергосбытовых предприятий. Какова структура должников, какой тип должников — ЖКХ, промпредприятия, аграрии — является наиболее проблемным?

— Долги на оптовом рынке — это проецирование долгов розничного рынка. Скажем, если мы возьмем цифры на начало отопительного сезона, то ситуация выглядит совсем плохо, поскольку ранее, до 2011 года, задолженность, накопленная за зиму, гасилась к началу отопительного сезона, а сейчас — нет. Копят долги предприятия, относящиеся к группе неотключаемых потребителей: начиная от котельных и водоканалов и заканчивая административными зданиями органов исполнительной и законодательной власти, силовых структур и управляющих компаний по обслуживанию многоквартирных домов, жители которых, кстати, платят регулярно.

Если эту тенденцию не изменить, то за зиму долги приведут гарантирующих поставщиков к потере их статуса на оптовом рынке и, как следствие, к прекращению деятельности многих компаний. Тысячи сотрудников потеряют работу, а акционеры компаний — свои вложения. Пришедшая на этот рынок новая компания не сможет восстановить нормальную деятельность в этих регионах даже за год, то есть в отопительный период 2014 года она зайдет не только с огромным долгом и новыми кредитами, но и с многомиллионными затратами на создание инфраструктуры, включая расчетные центры.

Кроме того, существующая задолженность также никуда не денется и процессы банкротства предприятий-должников, включая неотключаемые, будут продолжаться.

Если не принимать мер к снижению объемов невозвратных средств и к исключению долга как такового, то государство вынуждено будет поднимать цены на электроэнергию, что ни к чему, кроме нагрузки на добропорядочных потребителей, не приведет. "Узаконенные" должники ведь все равно не будут платить, как тарифы ни поднимай.

Штрафные санкции и сроки их применения — это еще одна проблема для сбытовых компаний. Невозможно работать, когда за долг, образованный неотключаемым потребителем, тебя немедленно штрафуют на оптовом рынке под 20% годовых от суммы долга и при этом ты берешь кредиты в банках под 14% и должен отдать точно в срок. Любые попытки с нашей стороны оштрафовать должника с соблюдением всех законных порядков по времени занимают от восьми месяцев до года, при этом неплательщика можно оштрафовать только на ставку рефинансирования, что в разы меньше штрафов, применяемых к нам.

Планируемое повышение штрафов для должников в два раза проблемы не решает, поскольку сетевые компании собираются получить такое же право на увеличенные штрафные санкции к гарантирующим поставщикам.

Проблема должников не решается — она загоняется в угол, крайними делают гарантирующих поставщиков — предприятия, которые несут на себе всю нагрузку несбалансированности экономики и безответственности исполнительной власти всех уровней на территориях.

Здесь должен работать четкий и жесткий механизм контроля и наказания за сделанное и не сделанное чиновниками, принесшее вред развитию территорий.

— Как местные власти принимают участие в урегулировании проблемы неплатежей?

— На розничных рынках электроэнергии Вологодской и Архангельской областей сложилась катастрофическая ситуация с расчетами за поставляемую электрическую и тепловую энергию. Общий долг потребителей перед ОАО "Вологдаэнергосбыт" и ОАО "Архэнергосбыт" составляет 6 млрд 300 млн рублей. Прирост задолженности с января прошлого года по январь текущего года составляет по Вологодской области более 500 млн рублей, а по Архангельской — 1 млрд 600 млн рублей, из которых более 1 млрд — задолженность ТГК-2 за поставленную тепловую энергию.

Также у нас сложились очень непростые взаимоотношения с МРСК "Северо-Запад". Эта компания почему-то встала на сторону должников. Не исполняет предписания законов и правил, требующих от них отключения должника от общей сети, мотивируя это тем, что у них нет технической возможности.

Администрация президента и правительство Российской Федерации проделали важную работу, связанную с изменением в законодательной и нормативно-правовой базе, обеспечивающей наведение порядка в расчетах за поставленные энергоресурсы на розничных рынках. Введен механизм финансовых и бюджетных гарантий, обеспечивающий возможность руководителям субъектов, главам муниципальных образований планировать и правильно распределять свои финансовые средства на инфраструктуру. Возможность определять с ресурсоснабжающими компаниями графики расчетов не на один год, а, как минимум, на среднесрочную перспективу. Но никто не воспользовался этим механизмом. Нам заявляют: мы составим список неотключаемых предприятий и выдадим фингарантии, составим графики, только если президент России Владимир Путин издаст указ по исполнению 35-ФЗ "Об электроэнергетике", касающийся наших обязанностей. Какой еще указ президента нужен, чтобы исполнить просто свою работу, которая сделает устойчивым субъект и в плане энергонадежности, безопасности, и в инвестиционной привлекательности? Речь идет об энергобезопасности регионов!

По сути, органы исполнительной власти территорий стимулируют неотключаемых потребителей не платить.

Правительством РФ утвержден порядок полного или частичного ограничения режима потребления электрической энергии потребителями--участниками оптового и розничных рынков в случае нарушения обязательств. Указанный порядок обеспечивает предоставление оплаты электрической энергии группами потребителей за счет средств бюджетов соответствующих уровней.

Также определен перечень потребителей электрической энергии, в отношении которых может предоставляться особый порядок обеспечения обязательств по оплате электрической энергии и порядок безусловного возмещения убытков субъектам электроэнергетики в случае обслуживания указанных потребителей гарантирующим поставщикам в соответствии с бюджетным законодательством РФ.

— Как складываются отношения с силовыми структурами у вашей компании?

— Когда мы обращаемся в силовые органы или органы исполнительной власти и просим применять к неплательщикам меры воздействия, нам говорят, что это "спор хозяйствующих субъектов". В то же время, когда возникает вопрос о нашем долге на рынке, который образовался из-за того, что неотключаемые потребители нам не платят, против нас тут же возбуждаются уголовные дела, как будто никто не понимает, откуда этот долг возник. Наиболее серьезные опасения у нас вызывают долги государственных предприятий, таких, как ГЭП "Вологдаоблкоммунэнерго", которое накопило уже более 1 млрд рублей задолженности. Ситуация длится достаточно давно. В 2012 году была введена в эксплуатацию Красавинская ТЭЦ, принадлежащая ГЭП "Вологдакоммунэнерго". ГЭП совмещало в себе генерацию, сбыт и передачу по сетям, нарушая все требования федеральных законов. Нас заверили в том, что долги этого предприятия будут погашены в апреле 2012 года. Этого не произошло, наоборот, началось быстрое наращивание задолженности этого предприятия: ГЭП полностью перестало оплачивать поставленную нами электроэнергию на розничном рынке.

Мы обращаемся в прокуратуру, нам отвечают: "Это спор хозяйствующих субъектов". И тут же в отношении нас возбуждают уголовное дело. Руководство ГЭП "Вологдакоммунэнерго" написало заявление в прокуратуру о том, что мы им должны, при этом не упомянув, что должны на самом деле они нам — 350 млн рублей. Мы предоставили акт сверки взаиморасчетов и решения судов, из которого ясно виден их долг. В итоге исполнительные органы никакой оценки ситуации с ГЭП "Вологдакоммунэнерго" не дали, а уголовное дело в отношении нас до настоящего времени не прекратили. Это уже напоминает схему ухода от выплаты долгов.

— Вы считаете, что речь идет о переделе энергетического рынка при поддержке региональных властей?

— Мы считаем, что есть организованные группы, называющие себя "консалтинговыми" компаниями, которые за вознаграждение оказывают услуги по невозврату долгов, превратив это в профессиональную схему отъема денег и собственности у кредитора.

В том, чтобы не заплатить, заинтересован любой должник. А так называемые "консалтинговые" компании интересуются только эффективными, прибыльными предприятиями: они приходят и разваливают их. Мы успешный, быстроразвивающийся бизнес, все предприятия, когда мы их покупали для своей группы, были с отрицательными балансами, у них были убытки. В Архангельске — под 1 млрд, в Вологде — 260 млн, в Хакассии — миллионов 100. Мы эти все предприятия вывели в прибыль.

Проблема в том, что эффективных субъектов в энергетике становится меньше, а рейдеров — все больше.

— Насколько серьезно сложившиеся долги влияют на деятельность вашей компании?

— Уже семь лет мы являемся надежным заемщиком в таких банках, как ВТБ и Сбербанк. Ни одной просрочки за последние годы. Сейчас эти банки, получив от нас возврат кредитных ресурсов, не выдают нам новых кредитов, аргументируя это мифическими "политическими рисками". Но если вдуматься, какие политические риски могут быть внутри страны, при работе между отечественными предприятиями? Мы что, иностранный инвестор? Или компания, паразитирующая на российской экономике? Если бы у нас были и достаточные кредитные ресурсы, и взаимопонимание в работе с должниками, то мы эффективно бы продолжали поддерживать реальный сектор экономики.

Долги перед ОАО "Архэнергосбыт" и ОАО "Вологдаэнергосбыт", созданные неотключаемыми потребителями на территориях, приводят к тому, что эти компании не имеют возможности четко и в срок произвести расчет на оптовом рынке, а по регламентам любой просроченный платеж обязывает предоставить на рынок финансовую гарантию.

Но сейчас мы не можем получить от банков ни одной финансовой гарантии. Во-первых, круг банков, которых "Совет рынка" наделил правом выдавать финансовые гарантии, очень узок — я не понимаю, почему в него входят только 14 крупнейших банков, ведь далеко не всегда нужны гарантии на миллиарды. Иногда финансовая гарантия нужна всего на 10 млн, вопрос — почему мелкие банки не могут участвовать в выдаче этих гарантий.

Мы считаем, что финансовый мегарегулятор проводит достаточно жесткую политику в отношении банков и их платежеспособности. Ограничение количества банков, участвующих в выдаче финансовых гарантий, установленное НП "Совет рынка", является ограничением конкуренции, в результате чего растет цена на этот банковский продукт.

Замечу, что финансовые гарантии стоят денег. На кого относить расходы? Это не установлено никакими правовыми актами. Исходя из того, что это является расходами, гарантирующий поставщик, согласно ФЗ N35, обязан выставить потребителю платеж, включающий в себя все расходы. Получается, это финансовое бремя ложиться на плечи добросовестных потребителей, что полностью противоречит социальной политике клиентоориентированного холдинга.

Мы придерживаемся мнения, что данная конфигурация носит признаки нарушения антимонопольного законодательства и ограничивает конкуренцию в банковской сфере.

Самое удивительное во всей этой истории, что банки, наделенные правом выдавать финансовую гарантию, могут ее не выдавать и при этом не обязаны объяснять причины отказа.

— Можно ли определить оптимальный размер повышения тарифа для разных групп потребителей?

— Для того чтобы определить, как должен расти тариф, надо, чтобы он был рыночным. На сегодняшний день это не так. Когда мы покупаем электроэнергию, мы должны ее по той же цене продать. То есть нам рынком установлено: если на опте стоила электроэнергия 2 рубля, а вы купили по рублю, то по рублю должны продать. Но если, не дай бог, вы купили не по рублю и не по два, а по 2,5 рубля, то 50 копеек идут вам на убытки. То есть рынок не стимулирован, для гарантирующих поставщиков нет долгосрочных свободных двусторонних договоров. Гарантирующий поставщик находится в ситуации четкого проецирования цены на розничный рынок, поэтому мы не можем эффективно определить спрос и предложение. С моей точки зрения, тариф вообще снизиться должен, если откроются рыночные механизмы его образования, если будут введены долгосрочные свободные двусторонние договоры. Кроме того, спрогнозировать рост тарифа практически невозможно, поскольку платежи потребителей поступают несвоевременно, а от неотключаемых потребителей и вовсе не поступают. Поэтому мы не знаем, сколько кредитов в какой момент будет нужно. Рост тарифа идет за счет наших дополнительных расходов в виде выплат процентов по кредитам.

— Как можно оценить общий объем долга за энергию по стране?

— Исходя из регионов, в которых мы присутствуем, могу сказать, что в среднем объем долга по стране составляет от полутора до двух месяцев потребления каждой территории. То есть все территории находятся в долге и перекредитовываются за счет ресурсов гарантирующих поставщиков. В Вологде, к примеру, долг перед нашей компанией около 3 млрд рублей, в Архангельске — более 3 млрд рублей. В обоих регионах есть предприятия, которые получают от нас деньги на оптовом рынке, а на розничном не платят, наращивая миллиардные задолженности. У ТГК-2 долг перед нами составляет 1,4 млрд рублей, а их выручка по Архангельской области — 18 млрд рублей. При этом они заявляют, что не могут рассчитаться перед "Газпромом" потому, что мы им не заплатили 500 млн рублей.

На сочинском форуме главой правительства было объявлено, что государство больше не будет поддерживать уровень занятости, что означает свертывание производства в ряде моногородов, это как-то сказывается на региональных энергорынках?

Да, мы наблюдаем падение производства на региональных энергорынках — о нем нам говорит снижающееся потребление электроэнергии. На настоящий момент единственный выход из ситуации — создание инвестиционного климата.

Президент Владимир Путин год назад заявил, что оценку каждому органу исполнительной власти надо давать по инвестиционной привлекательности региона, но, несмотря на это, предприятия субъектов потихоньку умирают. Мы два с половиной года в одном из регионов стараемся согласовать инвестиционный проект, реализуемый без повышения имеющегося тарифа на электроэнергию, до сих пор не согласовали. Это касается всей коммунальной инфраструктуры: есть достаточное количество инвестиционных предложений, и совершенно не понятно, почему они не реализуются.

— По вашим словам, скоро в региональных ЖКХ начнут происходить настоящие катастрофы...

— Где тонко, там и рвется. Коммунальная система изношена. При советской власти каждый город имел двойное резервирование по всем энергоисточникам. Котельные предприятий выдавали тепло в общую сеть. Сейчас все резервы коммуналки давно использованы, новое строительство — точечная застройка — реализовано за счет полного их сокращения, а в инфраструктуру вообще ничего не вкладывается. Закрыты объекты, которые присутствовали во всех предприятиях: котельные, своя распределенная генерация, выдававшие ресурсы в общую сеть. Поэтому самые большие проблемы сейчас — водоканалы и тепловые сети, поскольку резервирование умерло. Стоит ТЭЦ, как, например, в Архангельске, на ней висит весь город, то есть если прорвет трубу на ТЭЦ, без тепла останется 85% населения региона. А температуры зимой в области -31°C. Последствия понятны.

Коллапс в коммунальной системе может возникнуть в любой момент, все зависит от технического состояния объектов и сетей, погодных условий и от того, насколько сильно разбалансирована вся система.

Ну невозможно, когда ТЭЦ продавливает в одну нитку весь город. Это нарушение всех режимов работы теплоцентрали.

Поэтому, когда котельные закрывались в угоду монополистам и аффилированным с властями предприятиям и когда в угоду им же отвергаются новые инвестиционные проекты, мы неизбежно приходим к патовой ситуации в коммунальной отрасли.

Вот это и есть недобросовестная конкуренция и непонимание того, что иногда котельные чужие надо оставлять, потому что они поддерживают всю систему.

С другой стороны, с приходом Вячеслава Кравченко (экс-глава "Совета рынка".— "Ъ") на должность заместителя главы Минэнерго министерство стало проводить активную профессиональную стратегию в ТЭКе. Надеемся, что Минэнерго даст оценку сложившейся ситуации, в результате чего будут предприняты конкретные действия по устранению задолженностей потребителей на розничном рынке и недопущению их дальнейшего наращивания.

Скоро зима, а в морозы вообще нельзя никого отключать, потребление растет — при нынешних темпах роста за зиму общая задолженность по стране вырастет минимум в полтора-два раза.

Министерством энергетики предприняты действенные шаги: ограничен рост инвестиционных нагрузок в сетевых компаниях, что является хорошим стимулом для привлечения инвесторов в реальные сектора экономики. Так что лично у меня есть надежда на лучшее, и особенно на то, что мы найдем взаимопонимание с руководством Архангельской и Вологодской областей.

— Как осуществляется реализация проекта "Энергомост" в регионах?

— Энергоэффективность и энергосбережение — очень актуальные направления развития энергетики, однако даже развитые страны не всегда правильно оценивают ситуацию. Они развивают энергоэффективность, но каждый внутри своей страны. А мы говорим, что это задача целых континентов, потому что чем больше мы сбережем электрической и тепловой энергии, тем больше первичных углеродов останется в земле — не имеет значения, где инвестировать средства в возобновляемую энергетику. Мы предлагаем развитым странам реализовывать совместные проекты на территории России. Возобновляемые источники нестабильны: солнце то есть, то нет, как и ветер. Поэтому в рамках реализации таких проектов требуются сетевые инфраструктуры, совмещение энергоисточников, различные балансирующие станции. Мы предлагаем не строить их в каждой стране самостоятельно, формируя энергетику отдельной страны, нагружая тарифы и своих потребителей, а попытаться понять, как такие проекты можно возводить совместно, на международном уровне. Мы в Архангельске в дельте Двины строим ветропарк, который должен заместить тепловые котельные, то есть получим значительную разгрузку экологии региона. А экология этого региона водным путем на все страны Баренцева моря распространяется. То есть, построив в пойме Двины ветряки, эти страны получат чистую рыбу, чистые морепродукты и чистую воду. Построили в одном месте — эффект получили все, поэтому и участвовать должны все. Развитие и широкое внедрение таких технологий обеспечит уменьшение платы за коммунальные услуги.

— Глобальное партнерство для энергоэффективных зданий, организованное фондом ООН, каковы его цели и задачи?

— Холдинг "Межрегионсоюзэнерго" — единственная российская компания, которая наравне с такими крупными игроками на мировом рынке, как International Copper Association, Prince Albert II of Monaco Foundation и United Nations Foundation, стала полноправным членом Глобального партнерства.

В свою очередь, холдинг "Межрегионсоюзэнерго" является частью консорциума "Устойчивое развитие", созданного и возглавляемого Мариной Сечиной. Сейчас она владеет блокирующим пакетом акций в энергохолдинге "Межрегионсоюзэнерго" и других предприятиях и компаниях, участвующих в консорциуме.

В настоящее время более 80% энергии человечество тратит на обогрев воздуха в буквальном смысле этого слова. Глобальное партнерство для энергоэффективных зданий создано для того, чтобы минимизировать эти потери. Компании, вошедшие в партнерство, обладают финансовым, научным, техническим и управленческим потенциалом для реализации этой задачи. В первую очередь все это необходимо для формирования инвестиционного климата, международного сотрудничества, реализации совместных проектов по энергоэффективности.

Поэтому в состав консорциума входят предприятия, способные комплексно модернизировать инфраструктуру городов с привлечением инвестиций и новых технологий.

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы
все проекты

обсуждение