Коротко

Новости

Подробно

Фото: Фото из личного архива

Хорошая память

История одного юбилея

от

Из жизни незаменимых

Русфонд продолжает публикации о людях, которые жертвуют деньги на благотворительность, а иногда и что-то большее, чем деньги. Мы стараемся ответить на два вопроса: почему сильный помогает слабым и почему так поступают не все? Сегодня писатель ИГОРЬ СВИНАРЕНКО рассказывает о человеке, который правильно понимал, что такое благотворительность. Не то что он следовал известной рекомендации — мол, правая рука не должна знать, какое благо творит левая, а посторонние люди тем более… Нет, он просто сам забывал добро, которое делал.


Один человек задумался о том, как ему отметить свой юбилей.

Обычно он куда-нибудь уезжал, чтобы избежать ненужных, на его взгляд, эмоций, которые и правда были утомительны. Не только для именинника, но и для гостей, он это точно знал, поскольку уж на юбилеи хаживал.

Жена, которая обычно не давала ему советов по важным вопросам, на этот раз решила вмешаться: надо отметить, когда еще люди соберутся, мало ли что дальше будет! Юбиляр только пожал плечами: вот еще. Однако на той же неделе с таким же советом к нему обратился его начальник! Тут уж плечами не пожмешь. У начальника был еще и такой аргумент:

— Ну как же, это укрепит и корпоративный дух! Да и вообще, я хочу тебя лично поздравить — или тебе неприятно со мной выпивать? А то опять сбежишь в Астрахань, на рыбалку. Что такое, кстати, «Щучья голова»? Турбаза так называется? Все про нее рассказывают, а я и не знаю…

Со вздохом именинник объявил жене свое решение: капитулировать, поступиться принципами — и таки на этот раз отмечать. Провести народные гулянья.

А чем угощать? Пока он над этим раздумывал, его товарищ, только не рыбак, а охотник, прислал ему половину медведя и посоветовал из этого мяса накрутить котлет — это вроде как небывалый деликатес. Хорошо, что он предупредил начальника, не то бы сложилась напряженная ситуация.

— Ты с ума сошел? Тут съезд партии на носу, а ты со своей медвежатиной! Забыл, кто на флаге нарисован? Щас, конечно, не 37-й, как мудро заметил руководитель, но не все же правильно поймут…

— Кто поймет неправильно?

— Ну как кто? Мой начальник приедет тебя поздравить. Ты все же видный специалист. Или ты против?

Юбиляр был, конечно, против, он потому и рвался в Астрахань, но тут он соврал, скрыл свою нелюбовь к начальству как таковому — и только замахал руками с лживой улыбкой. Но судьба разделанного полмедведя со снятой шкурой его беспокоила, по чисто кулинарным причинам.

— И что же теперь делать? Чем угощать таких солидных людей? Видишь, будут гости главней даже и тебя самого.

— А вот чем: тем же самым медведем!

— Так ты ж говоришь — нельзя.

— Ты никому еще не разболтал?

— Нет, сказал только, что будет сюрприз, добытый на охоте.

— Ты его подавай как, допустим, лося. Все равно ж ты на котлеты замахнулся, кто там разберет.

— А вдруг кто отличит?

— Не, не отличит. Это же горячее. А люди еще под закуски примут. Это старый фокус, на второе чего только ни подают, кто ж до него «доживет»…

Ну, дальше нервы, подготовка, суета, бессонница и тягостное ожидание: быстрей бы это все началось и кончилось, и чтоб можно было снова зажить по-людски.

Когда банкет начался, юбиляру полегчало: еще каких-нибудь пять часов — и домой, на диван! Он то и дело посматривал на часы.

Начали говорить тосты. Один — пустой и дежурный, другой — лживый и ни о чем. Третий — про якобы небывалые заслуги виновника торжества. Это все с вручением пустых бессмысленных подарков. Когда поднесли коробку с коньяком, разлитым в год его рождения, он не удержался и достал бутылку. Красивая, сейчас таких не делают! Однако же обнаружилось, что к бутылке прилеплена скотчем визитка начальника соседнего отдела, а на ней написано от руки поздравление предыдущему юбиляру. Впрочем, это не показалось обидным, сейчас все так делают.

Когда начальники отговорили свое и частично даже разъехались, низшие чины осмелели и тоже начали говорить тосты. Юбиляр приготовился выслушать еще одну порцию светских комплиментов, которые, впрочем, все же лучше, чем когда от души дают в глаз. Однако же он услышал не то, чего ожидал. А несколько реальных историй, про которые он давно уж и думать забыл! И теперь с удивлением вспоминал — да, точно, было такое! И этакое тоже было! А забылось это все потому, что люди, которым он помогал, были совсем не из его круга, просто когда-то их свела жизнь, и иногда, изредка, они виделись. Он что-то делал для них, зная, что они никогда не смогут ему помочь в ответ, что им нечем отплатить, с их бедными возможностями и никакими связями. Его это не беспокоило, он не собирался извлекать выгоду каждый раз, как шевельнет пальцем, да и забот было много, так что он про какие-то свои поступки забывал вполне искренне. Вот сидит тайный алкоголик, которого когда-то повыгоняли со всех работ, а юбиляр пристроил его к психиатру, а потом и взял на работу, поручившись. А там — охранник, его ребенку прописали море и морской же воздух после болезни, и юбиляр дал ему денег на Крым, и пацан после прислал картинку с корабликом. Вот мать-одиночка, в молодости он учился с ней в институте, а потом жизнь ее дала трещину, и он ее пустил к себе жить на дачу, пока она не пришла в себя и не смогла снова работать, точнее, сражаться. Вдова, которой он дал денег взаймы, для нее огромных, а по его меркам — небольших; через пару лет она встала на ноги и — надо же — вернула долг, про который он забыл. Он бы их и не взял, те деньги, но все-таки пришлось, он понял, что иначе она обидится.

Это все забылось совершенно. Поступки были незначительные, помощь была скромная, как и деньги, которые он давал этим людям легко. Это с его позиции все так выглядело. А они-то, оказалось, все помнят! Надо же. Юбиляр подумал, что если б он отдал половину своих денег или даже все кому-то из своих товарищей, они б этого даже не заметили! Просто бы забыли, вот еще, плюс-минус. А так вот оказалось, что вокруг немало людей, которые высоко ценят его малозаметные телодвижения и, что еще важней, считают его приличным человеком! (Не зная про него всего.) Вот это да! Это был роскошный подарок. И совершенно неожиданный.

Под конец банкета к нему подошла чокнуться та вдова и сказала:

— Медведь удался, очень вкусно!

— А ты откуда знаешь, что это медведь?

— Так мой же был охотник, я-то знаю, что такое хорошо приготовленная медвежатина! Да не бойся, я тебя не сдам. Никогда. Можешь на меня положиться.

И было понятно, что не сдаст, точно не сдаст. Она тихо сидит у себя в отделе, за дальним столом и только ждет случая, когда сможет выпрыгнуть оттуда и спасти его. От чего-нибудь. Может, и не спасет, но кинется на помощь без раздумий.

Никогда не знаешь, чего ждать от жизни. И чем обернутся твои мелкие поступки, под какое увеличительное стекло они попадут.

Игорь Свинаренко, журналист — специально для Русфонда


Комментарии
Профиль пользователя