Коротко

Новости

Подробно

Золотой миллиард

Все решают методы сборов

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 8

Кирилл Клейменов, директор информационных программ "Первого канала"

Вчера исполнилось два года совместному проекту "Первого канала" и Русфонда, в эфире был свежий сюжет "Русфонда на Первом", и к сдаче в печать этой страницы зрители собрали 8,5 млн руб. В начале сентября в "Ъ" полагали, что к 10 октября нарастающий с января итог пожертвований читателей "Ъ" и зрителей "Первого" достигнет 1 млрд руб., но ошиблись. Миллиард образовался еще неделю назад, в ночь на 4 октября. Это первый в России миллиард пожертвований одному фонду за девять месяцев. Зачем благотворительность тележурналистике, КИРИЛЛА КЛЕЙМЕНОВА расспрашивал президент Русфонда ЛЕВ АМБИНДЕР.


— В Русфонде уже назвали этот миллиард золотым. Цифра красивая, круглая, а для меня еще и пограничная. Все 17 лет фонда мне казалось: вот соберем за год миллиард — и начнется новая жизнь отечественной филантропии. Миллиард пожертвований одному фонду не собрать без миллионов людей. Миллионы теперь откликаются. Это свидетельство изменений в обществе, его растущей зрелости?

— Думаю, все проще: мы предложили доступный и удобный способ пожертвований эсэмэсками и доказали сюжетами, что все сборы идут именно на лечение детей. Сюжеты с историями выздоровления не менее важны, чем истории болезней. Плюс у проекта уже сложилась репутация. Он живет в эфире достаточно долго, чтобы и скептики могли убедиться в его эффективности. А по поводу изменений в обществе... Возможно, какие-то сдвиги, небольшие, но очень важные, могут происходить как раз под воздействием таких проектов. Но говорить, что страна развернулась к больным детям лицом и все структуры, в чьи функции входит поддержка семей с проблемными детьми, стали не то что невероятно полезны, а просто отзывчивы, не приходится.

— "Первый канал" и "Ъ", Русфонд и два десятка региональных СМИ, говоря шире, российские СМИ нашли новый формат филантропии, в этом смысле мы инноваторы. В западных СМИ бесплатного фандрайзинга почти нет — фонды платят за сборы при помощи медиа. Ваш прогноз: пойдут наши СМИ и дальше по этому пути или сформируются коммерческие отношения фондов и медиа, как в других странах?

— Во-первых, уже пошли. Я несколько раз за последние недели наблюдал на одном из федеральных каналов похожие истории, когда зрителям предлагалось перечислить деньги на лечение ребенка с помощью SMS. У кого-то из моих коллег это даже вызвало профессиональную ревность, но мне кажется, такая реакция неправильная. Мы не в силах помочь всем, и чем больше таких сюжетов появится в эфире, тем меньше боли будет вокруг. Как мне кажется, возникновение этой темы на конкурирующих каналах никак не сказалось на сборах, которые мы делаем с Русфондом. А в коммерческие отношения между фондами и медиа мне бы не хотелось верить. Я вижу в этом противоречие самой сути идеи. Сильный должен помочь слабому. И никак не за деньги.

— Русфонд часто спрашивают: а где государство, почему работу чиновников должны делать налогоплательщики? Что вы ответите критикам, которые считают, что общество не должно брать на себя обязанности властей?

— Слушайте, ну это так удобно — думать, раз ты платишь налоги, то должен заниматься исключительно собой, а все остальное сделает государство. Но так не бывает, причем нигде. Конечно, наше государство далеко не совершенно. Многое у меня вызывает неприятие и раздражение, многое нужно менять. И при самом благоприятном исходе перемены займут не один год. А больные дети не могут ждать. Для некоторых фатален даже месяц ожидания. Представьте, на ваших глазах тонет человек, можно громко возмущаться, что рядом нет спасателей, вы же заплатили налог, чтобы они были где-то рядом. А можно и нужно, по-моему, прыгать в воду. Для меня здесь нет выбора и предмета дискуссии.

— Наиболее распространенный вопрос от журналистов: разве правильно, когда призывы помочь детям появляются в теленовостях? "Новости" для новостей. Нас в первые годы Русфонда спрашивали о том же: ну зачем деловой газете печатать письма о больных детях?! Мы для себя эту тему закрыли 17 лет назад, и от нас отстали. А ваш ответ?

— Разве я не ответил? Можно, конечно, порассуждать. Есть элемент новостей — мы же рассказываем, что и самые тяжелые болезни можно вылечить благодаря современным методикам. И человеческие истории всегда материал для исследования тележурналистами. Есть еще одно обстоятельство: телевидение вообще и новости в частности не могут позволить себе быть неэмоциональными. А в этих сюжетах эмоции бьют через край.

Комментарии
Профиль пользователя