Коротко


Подробно

7

Фото: Василий Шапошников / Коммерсантъ   |  купить фото

Побег в курятник

Уехать из Москвы в деревню и продавать бывшим коллегам кур. Собрать деньги для фермерского рынка по принципу краудинвестинга. Продавать через интернет гусей с правом наблюдать за их ростом в режиме онлайн. Наконец, просто завести на даче индюков и кроликов для своей семьи. Сельское хозяйство становится настоящим спасением для измученных офисной жизнью горожан.


АНАСТАСИЯ КАРИМОВА


"Лучший фермер — москвич"


Путь в фермерстве для специалиста по кризисному пиару Дмитрия Климова начался с кризиса. В 2010 году он вместе с товарищем увлекся идеей выращивания цесарок. А рынок оказался не готов пусть к царской, но мало кому известной птице: "У нас было 5 тыс. цесарок, мы тратили на их содержание $10 тыс. в месяц. Были уверены в том, что появится спрос. Но нет! Прогорели на 10 млн руб.". Свою печальную историю Климов завершает тезисом о том, что еще революция убила русские кулинарные традиции.

Психологические последствия первого неудачного опыта он решил преодолеть, уехав еще дальше. Два месяца провел в Гондурасе. А вернувшись, решился на вторую попытку. Сейчас он с партнером Андреем Овчинниковым арендует участок со слегка обшарпанным дачным домом в деревне Курово Истринского района Московской области.

После неудачи с цесарками Климов решил сделать ставку на более привычных потребителю птиц. Сейчас у него 600 кур, примерно по сотне индюков, уток и гусей. Для гусей и уток сами вырыли прудик. "Это нам стоило 100 тыс. руб., зато птицам приятно!" — гордится Климов. Впрочем, полтысячи цесарок тоже тут, но ставка на них уже не делается. "Сейчас мы продаем всего пять цесарок в неделю, на предыдущей ферме продавали немногим больше. Нишу заполонили так называемые цесариные бройлеры",— жалуется Климов. Ни цесариных, ни куриных бройлеров (тех самых, которые быстро набирают вес и не могут ходить из-за собственной массы) фермер не держит принципиально. По птичнику бегают резвые разноцветные куры.

На ферму Климова приезжают с гастрономическими турами те, кто ищет не красивый антураж, а качественные продукты: на тесной дачной кухне собираются гурманы, готовые платить по 6 тыс. руб. за дегустационный сет.

На подоконнике в кухне стоит книга "Куры. 200 пород для разведения и выставок. Полный атлас". Климов, по его словам, учился заниматься фермерством по книгам и интернету. На ферме — семья разнорабочих, но они в сельском хозяйстве не понимают. Климов отчитывает работника за то, что тот не уследил, как куры снесли два десятка яиц.

"С нашими курами все непросто. Суповую курицу нельзя зажарить, а из диетического цыпленка нельзя сделать вкусный бульон. Раньше наш потребитель не знал таких тонкостей, на наших кур поступали плохие отзывы. Я связывался с клиентами, объяснял им, в чем причина, и предлагал бесплатно привезти другую курицу — просто чтобы сохранить с клиентом хорошие отношения",— рассказывает Климов.

Сейчас 50% его сбыта обеспечивает фермерский кооператив LavkaLavka. Остальное Климов сбывает магазину "Биостория", ресторанам, кафе и частным клиентам. Один цыпленок-корнишон весом 300-350 г стоит 370 руб. "Лучший фермер — москвич!" — убежден Климов. Хотя бы потому, что москвичу легче наладить сбыт знакомым, которые понимают толк во вкусной дорогой еде.

На ферме, говорит Климов, все делали своими руками, а если бы нанимали строителей, вложить бы пришлось 3 млн руб. Чтобы сэкономить, приходится проявлять изобретательность: скажем, вместо крыши в птичниках используются старые рекламные растяжки, от которых многие агентства рады избавиться. Вряд ли бы природный крестьянин до такого додумался. Равно как и до схемы финансирования строительства птичника. Деньги собирались среди клиентов: при взносе 10 тыс. руб. человек получал сертификат на покупку продукции на 11 тыс. руб. Так удалось собрать половину необходимой суммы. Климов часть недели проводит на ферме, часть — в Москве. Но программа-максимум — отстроить процессы на ферме так, чтобы их можно было контролировать удаленно хоть из Гондураса.

Начав с поисков хорошей еды для себя, Борис Акимов обеспечил заказами сотню фермеров

Начав с поисков хорошей еды для себя, Борис Акимов обеспечил заказами сотню фермеров

Фото: Василий Шапошников, Коммерсантъ

Своего рода платформа, помогающая горожанам-фермерам обкатывать свои ноу-хау,— это кооператив LavkaLavka, сайт и два магазина в Москве. Создатель кооператива Борис Акимов тоже из модных: в прошлом — замглавреда журнала "Афиша". В 2009 году он начал выезжать в российскую глубинку в поисках вкусных натурпродуктов. Вскоре от знакомых стали поступать просьбы привозить из этих поездок продукты. Акимов увидел канал для сбыта настоящей фермерской еды. В этом году он завел небольшое хозяйство с живностью и огородиком, но пока не на продажу.

"Значительная часть участников кооператива LavkaLavka — это бывшие горожане, решившие заняться фермерством",— рассказывает Акимов. У него свое объяснение, почему с ними иметь дело проще, чем с коренными деревенскими жителями: горожане не боятся интернета. Все продукты в "Лавке" носят имена создателей: бастурма от Лилит Багдасарян, баранина от Михаила Ярышевского, молочная продукция от Нины Козловой. Чтобы стать поставщиком "Лавки", необязательно даже иметь юрлицо: владельцы личных приусадебных хозяйств по закону имеют право сбывать излишки, не уплачивая налоги. Поставщиков уже около сотни, многие из тех, кого захватила идея избавления от городской суеты в пользу честного труда на земле. Таковы, например, Владимир и Юлия Кротовы. В 2010 году руководитель отдела продаж торговой фирмы Владимир и Юлия, работавшая финансовым директором консалтинговой компании, бросили бизнес. "Долго я не понимала, почему у меня не получается приготовить вкусную еду, пробовала экспериментировать со специями, но пришла к выводу: дело в качестве продуктов,— рассказывает Юлия.— Возникли вопросы, что едят и чем дышат люди в мегаполисе. Тогда же мы начали задумываться о переезде в деревню, чтобы заняться чем-то стоящим". В итоге поселились в Тульской области, выращивают коров на 150 га пастбищ.

Горожане становятся "модными фермерами" и без собственного стартового капитала. Например, Алексей Иванов, который поставляет "Лавке" 16 тонн овощей в год, в прошлом, как он сам говорит, "офисный клерчина" — бизнес-тренер. Несколько лет назад познакомился с инвестором, готовым вкладываться в сельхозпроекты, и стал управляющим фермой. Как и Климов, живет между Москвой и фермой в Егорьевском районе. По ферме предпочитает передвигаться на гольфкаре: экологично и удобно. "Моя идея — создать полностью замкнутое хозяйство, чтобы в случае войны можно было спокойно продержаться,— шутит Иванов.— Пока непонятно, что станет нашим коньком. У нас неожиданно хорошо стала получаться консервация, хотя изначально мы солили огурцы для себя".

На ферме три территории — 16 га, 42 га и 80 га, а работает всего девять человек. Помимо овощей выращивают все тех же кур, уток и гусей.

"Сейчас развитие фермы упирается в инфраструктурные ограничения: "Мособлэнергосбыт" выкатил нам счет на 47 млн руб., так что мы пока отказались от развития электросетей. Газ в поселение, где прописано не менее 100 человек, не проводится, а у нас в деревне 25 человек прописано. Без газа мы не можем развивать проект козьей фермы с переработкой молока".

Чтобы сделать фермерство чуть менее похожим на русскую рулетку, "Лавка" каждый месяц проводит двухдневные семинары для новичков. Стоит это 50 тыс. руб. Сейчас Акимов с партнерами собирают деньги для открытия в Москве фермерского рынка — также посредством продвинутой схемы, краудинвестинга. За четыре месяца удалось собрать 13 млн руб.— участниками проекта стали 10 человек. Всего для запуска рынка нужно 25 млн руб. Каждый миллион — это 1% акций предприятия, которое будет управлять первым рынком и всеми будущими рынками LavkaLavka, где бы они ни находились. Участие в сделке ограничено вложениями от 0,5 млн до 3 млн руб. от каждого инвестора. Предполагаемая доходность проекта, по оценкам Акимова, более 20% в год.

Краудинвестинг — штука для России необычная, но Акимов уже увидел, что это работает. Да и куда безопаснее подобное соинвестирование, чем развитие на кредитные средства.

Подмосковная дачная кооперация: кролик Николая Ионова оплодотворил крольчиху Татьяны Хохловой

Подмосковная дачная кооперация: кролик Николая Ионова оплодотворил крольчиху Татьяны Хохловой

Фото: Василий Шапошников, Коммерсантъ

Гуси онлайн и осетры в подвале


Вдалеке от Москвы расцветают и еще более инновационные сельхозидеи. Новосибирский предприниматель Константин Терещенко в прошлом году решил поднимать родную деревню Новониколаевка в 400 км от областного центра. "Однажды я провел опрос в сети "В контакте" "Хотите ли вы участвовать в жизни сельского хозяйства, находясь в городе?". Более 70% людей ответили "да"",— рассказывает Терещенко. Вдохновившись отчасти успехом онлайн-игры "Ферма", он решил сделать похожую игру, только с живыми гусями. Взял в аренду в Новониколаевке помещение, повесил веб-камеры и предложил всем желающим покупать через интернет гусей, а потом наблюдать за ними в режиме онлайн. По сути, покупка гуся через интернет — это предзаказ. В прошлом году он продал к новогоднему столу 600 гусей, из них сотню тех, за которыми при гусиной жизни следили заказчики. Сейчас на ферме работают три человека, их зарплаты съедают 22 тыс. руб. в месяц. Всего в проект было вложено 2,5 млн, деньги Константин рассчитывает отбить через два года.

Главное, рассуждает Терещенко, диверсифицировать риски: на случай болезней гусей он решил заняться в той же Новониколаевке товарным рыбоводством. Есть и туристический проект: Терещенко принимает и размещает гостей в охотничьем домике.

Другой фермерский проект на грани фантастики придумал владелец компьютерной фирмы в городе Бийск Алтайского края Игорь Бобровский. Он создал осетровую ферму в подвале своего офиса. Предприниматель признается, что при существующих объемах это не коммерческий проект, а инновационный — и затратный. "Мы спроектировали и реализовали небольшую установку на 2 тыс. голов рыбы, которая показала жизнеспособность нашей идеи о том, что из подручных средств и с привлечением минимального человеческого участия в неиспользуемых подвалах городских жилых домов можно смонтировать такие установки,— говорит Бобровский.— Они будут снабжать жителей города вкусной, полезной и практически бесплатной пищей. Наша установка работает без малого два года". Из мальков осетра весом 3-4 г за это время выросла молодь — каждая по 500-600 г. Потери за это время были, хотя незначительные (уж очень некачественная вода течет из кранов, зачастую фильтрация не спасает рыбу). "Мы демонстрировали установку и представителям городской администрации, неоднократно писали в краевую. Предлагали создать пилотный проект на базе одного-двух подвалов жилых домов. Но дальше разговоров и обещаний дело не пошло",— рассказывает Бобровский.

Фото: Василий Шапошников, Коммерсантъ

Чисто для себя


Вовсе не космические установки, а просто современные автоматические кормушки и поилки позволяют горожанину выращивать живность на загородном участке, не становясь фермером, для своей семьи. Наглядное подтверждение этому тезису корреспондент и фотограф "Денег" видят в небольшой деревне Ивановская Клинского района Московской области. Здешние жители — сплошь москвичи, читай: дачники. Во всех домах над живописным озером держат живность. Обмениваются опытом, помогают друг другу. Какая-то новая для России форма самоорганизации граждан.

Чтобы обеспечивать себя экологичными продуктами, вовсе не требуется переезжать в деревню, рассказывает Татьяна Хохлова. У нее в центре участка на ухоженном газоне — старинная телега, веранда украшена предметами сельского антиквариата: муж специально на внедорожнике с прицепом ездил за ними в Белоруссию. В вольере живет страшного вида овчарка — алабай размером с медведя, вполне добрый. Чего не скажешь о пяти гусях, настоящих охранниках периметра, поднимающих гвалт, как только кто-то подходит к забору. Еще на участке восемь кур, четыре цыпленка, петух и сукрольная (беременная) крольчиха. Своих питомцев Татьяна навещает по выходным: "В принципе автоматические поилки, кормушки и инфракрасные лампы позволяют живности существовать несколько дней в автономном режиме". Затраты на содержание питомцев она не считает — все зависит от сезона, летом больше подножного корма, да и какая разница, если все для себя? Сосед Татьяны Николай Ионов прикидывает, что на содержание своих 16 кур в холодное время года он тратит два мешка комбикорма в месяц (около 800 руб.), 12 кроликов съедают те же два мешка, но их корм стоит дешевле (700 руб. в месяц). Ионов забивает трех кур и трех кроликов в месяц. Выходит дешевле, чем покупать в магазине. А главное — вкус, конечно, несравним. Сено и сухую крапиву Николай заготавливает сам. Крольчиха Татьяны Хохловой ждет пополнения от ионовского роскошного кролика Бориса: соседская кооперация в действии.

Стиль фермеров из горожан: бывший бизнес-тренер Алексей Иванов передвигается по полям на гольфкаре

Стиль фермеров из горожан: бывший бизнес-тренер Алексей Иванов передвигается по полям на гольфкаре

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

Как и у фермеров-бизнесменов, у дачников-любителей случаются свои неудачи. "Однажды мы повелись на рекламу и решили купить канадских бройлерных индюков,— вспоминает Хохлова.— Нам обещали, что они будут весить 25 кг. Однодневный цыпленок стоит 300 руб., можно было заказать минимум 10, причем записываться на доставку цыплят надо было за три месяца. Я взяла 20 штук. Их привезли с пафосом, на "Мерседесе". У соседей они сдохли за две недели, у меня выжили четыре уродца". Для убедительности Хохлова заводит меня в птичник. На меня и правда таращатся четыре кривоногие птицы — ходить эти бройлеры не могут. Теперь Татьяна делится неудачным опытом на птицеводческих форумах, призывая всех заводить кроссы, подходящие для наших условий.

Ведению хозяйства Хохлова учится у соседей, в интернете и по специализированным изданиям. Она показывает теплую грядку, похожую на клумбу. По сути, это органические отходы, засыпанные землей. Мусор гниет — грядка становится теплой. Об этом бесплатном ноу-хау Татьяна вычитала в одном из журналов по садоводству. Идея уже вдохновила и другого соседа Татьяны, Юрия. Он категорически против грядок посреди своего ухоженного газона, называет это не иначе как совком. Зато он ничего не имеет против выращивания культур на кучах скошенной травы у забора: далекий от сельского хозяйства москвич называет это кучным земледелием.

рекомендуем

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение