Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ   |  купить фото

«У нас нет задачи воздвигнуть памятник себе или архитекторам»

от

Главный архитектор Москвы и председатель жюри международного конкурса по выбору концепции парка «Зарядье» СЕРГЕЙ КУЗНЕЦОВ об отобранной шестерке финалистов.


— По итогам квалификационного отбора оказалось, что максимальное количество баллов из конкурсантов набрал консорциум во главе с ТПО «Резерв». Это удивляет, ведь «Резерв» никогда не занимался парками, а тут обогнал команду во главе с американским бюро Diller Scofidio + Renfro, создавшим уникальный парк High Line в Нью-Йорке…

— Баллы набирает консорциум, а не лидер, задача которого в первую очередь консолидировать мнение всех участников команды. Когда сильный игрок, понимающий ситуацию и запросы местного рынка, берет в партнеры сильного ландшафтника, получается мощная связка. Так поступил «Резерв», пригласив в консорциум немецкое ландшафтное бюро Latz+Partner с очень серьезным портфолио. Участие в команде хорошо зарекомендовавшей себя российской компании также было дополнительным баллом при подсчете итоговой оценки. Сам по себе «Резерв» очень сильное бюро, у которого нет провальных проектов. Даже в сложных ситуациях они понимают, как сохранить планку на должном уровне. Поверьте, в существующих реалиях это очень непросто. Кроме того, проект «Зарядья» предполагает не просто озеленение территории: в нашем случае парк будет очень сложным инженерным сооружением. В ландшафтной архитектуре в России уже давно ничего не создавалось, а значит, нет даже понимания того, что такое парк или как оценить его качество.

— Как вы можете характеризовать остальные команды?

— Отобранные команды очень сильные, но получившаяся шестерка не идеальная, на мой взгляд. Есть одно несовершенство — две из шести команд возглавляют голландские бюро: West 8 и MVRDV. Это вполне объяснимо — Нидерланды сегодня лидер мировой архитектурной школы по качеству подготовки персонала, по количеству свежих идей. Но я бы предпочел, чтобы их разбавила одна немецкая или, к примеру, французская команда. Впрочем, отсутствие лидеров из Германии компенсируется российско-германским партнерством в лице ТПО «Резерв» и Latz+Partner и английско-немецким — Gustafson Porter и Sauerbruch Hutton. В портфеле Gustafson Porter много действительно интересных парковых историй, к тому же для меня бесспорный плюс этого консорциума в том, что они выступают в команде с немецким бюро — а в Германии очень сильный ландшафтный дизайн.

Diller Scofidio + Renfro — один из ведущих мировых офисов: они сделали реконструкцию Линкольн-центра, упомянутый High Line, превратив железную дорогу в парк. Turenscape в мире ландшафтного дизайна на сегодняшний день вообще восходящие звезды. Нидерландские лидеры работают в партнерстве с российскими бюро: West 8 — с Bernaskoni, MVRDV — с «Атриумом», основная задача которых осуществить их связку с российской почвой. Bernaskoni и «Атриум» представляют относительно молодое поколение архитекторов, что, бесспорно, хорошо: они не зашорены и осознают важность постоянного поиска.

— Знаю, что отобранная международная шестерка вызывает резкую критику со стороны старой архитектурной гвардии: мол, позор, что парк у Кремля будут строить иностранцы…

— Установка мэра и руководства стройкомплекса иная: «Зарядье» должны создавать лучшие специалисты, здесь должен появиться первоклассный объект, и конкурс — оптимальный способ получить лучшее предложение. Многие не понимают дуализм конкурсной концепции: да, каждый конкурс решает свою отдельную задачу и его может выиграть иностранная команда, но суммарно этот институт нацелен на то, чтобы взрастить профессиональных российских архитекторов. Конкурсы стимулируют их конкурировать между собой, учиться на ошибках и в итоге создавать действительно качественные проекты международного класса. Кроме того, любой объект, построенный на нашей почве, все равно русский, а таких знаковых архитектурных икон, созданных в России иностранцами, очень много. Поэтому положить еще один увесистый камень в фундамент нашего культурного наследия, пусть и руками иностранных архитекторов, я считаю, хорошо и правильно. Это в любом случае поднимает наш авторитет как архитектурной державы в мире.

— Какие основные задачи должны решить конкурсанты?

— Задача номер один — парк «Зарядье» должен стать круглосуточным и круглогодичным. Мы обязаны наполнить его людьми. Для этого необходимо продумать удобную связь с набережной, циркуляцию пешеходных потоков со всех станций метро через Красную площадь, Китай-город, создать удобства для разношерстной публики окружающих парк заведений — к примеру, Гостиного Двора. К тому же парк должен стать удобным пунктом, который можно будет включить в любой маршрут по городу.

— Что с подземной частью площадки? Есть информация, что там то ли бомбоубежище, то ли вокзал и развязка секретных магистралей. Разве архитекторы могу работать без этой информации?

— Участники конкурса получают так называемые вторичные документы, где прописано, в каких параметрах они могут проектировать свой объект без пояснений, почему так. Потом после выбора концепции, будет проведен отдельный конкурс на генерального проектировщика. Это уже будет компания с допусками к работам на специальных объектах. У них в контракте будет прописано, что они должны будут взять победителя конкурса на субподряд.

— Ранее стоимость создания парка оценивалась в 10 млрд руб. Откуда взялась эта цифра?

— Свою оценку делал департамент экономической политики и развития города Москвы и Институт Генплана. Цифры колебались между 9 млрд руб. и 13 млрд руб., и была взята средняя. Часто бывает, что смета в ходе строительства увеличивается, но мы рассчитываем, что с «Зарядьем» такого не случится: мы постарались максимально застраховаться. Мы понимаем, что вложенные затраты будет сложно вернуть. Парки, повышая качество среды и улучшая экономику города, сами являются убыточным предприятием — такой парадокс. Рассматривался вариант привлечения инвесторов, но мэр решил создавать парк за счет города. Впрочем, это не исключает вероятность того, что в будущем эксплуатация парка частично будет финансироваться за счет благотворительных взносов. По такой схеме существует Центральный парк в Нью-Йорке.

— По каким параметрам будет выбираться победитель?

— По качеству архитектурного решения — на усмотрение жюри. Задачи шокировать общественность не стоит точно. Зарядье — очень знаковое место, имиджевые риски колоссальные, поэтому мы не можем промахнуться с концепцией. Нам это точно никто не простит. Может быть, в ущерб той публике, что ждет «wow-эффектов», я вынужден констатировать, что здесь не появится ничего кричащего. Мы будет искать элегантное решение, созданное c высочайшим вкусом. У нас нет задачи воздвигнуть памятник себе или архитекторам, придумавшим проект.

Кузнецов Сергей Олегович родился 25 июля 1977 года в Москве. В 2001 году окончил Московский архитектурный институт. В 2000 году основал архитектурную мастерскую «СЛК-Проект», в которой стал гендиректором. С 2003 года — партнер и гендиректор архитектурной мастерской «С.П.Проект». В 2006 году мастерская вошла в объединение «Speech Чобан & Кузнецов», руководящим партнером которого господин Кузнецов был до 2012 года. В 2008 году учредил архитектурный журнал Speech. Выступил автором и соавтором более 50 архитектурных проектов, в числе которых генплан Сколково, Дворец водных видов спорта к Универсиаде 2013 года в Казани, медиацентр Олимпийских игр в Сочи, Музей архитектурной графики в Берлине, многофункциональный комплекс с гостиницей «Кемпински» в Минске. В 2010 году стал соавтором проекта и дизайна экспозиции российского павильона на XII Архитектурной биеннале в Венеции, в 2012 году — сокуратором и соавтором дизайна экспозиции «i-city/i-land» российского павильона. 20 августа 2012 года назначен главным архитектором Москвы.

Маргарита Федорова


Комментарии
Профиль пользователя