Коротко

Новости

Подробно

Ядерный дипломат

Посольская чета на ступенях Спасо-хауса

Журнал "Огонёк" от , стр. 20
Посол Уильям БЕРНС возвращается в США. В Вашингтоне после Москвы его ждет повышение

Петр ЧЕРЕМУШКИН*


В плеяде американских послов, возглавлявших дипломатическое представительство США в Москве, Уильям Джозеф Бернс займет, несомненно, особое место. За постсоветские годы он оказался одним из немногих, кто с этой должности пошел на повышение. Причем во времена не самые лучшие для двусторонних отношений. Но даже в самые трудные дни Уильям Бернс умел находить достижения и светлые стороны в российско-американском диалоге, подчеркивая их, а не разногласия.  В конце этого месяца нынешний американский посол вернется в Вашингтон, чтобы стать заместителем госсекретаря США по политическим вопросам. В американском внешнеполитическом ведомстве это фактически вторая фигура после Кондолизы Райс.

Когда в 2005 году Уильям Бернс приехал в Москву, американские дипломаты готовились к появлению нового начальника со всей тщательностью. Естественно, проецируя на него манеру и особенности предшественника—Александра Вершбоу, который обожал публичность и прессу, иногда даже вызывая этим раздражение в стране пребывания. Однако Бернс сразу дал понять, что стиль его будет другим. Он сознательно старался не привлекать к своей персоне излишнего внимания и не светиться в телевизоре. Во время поездок по России он предпочитал выступать перед студентами и молодежью, но просил ограничивать присутствие телекамер. Хотя интерес к такому редкому гостю где-нибудь в Твери или Иркутске был вполне понятен. Дело доходило до того, что он иногда просил снимать звездно-полосатый флажок со своей посольской машины. Правда, говорили, у этого есть и другая причина: Бернс слишком долго проработал на Ближнем Востоке, чтобы не понимать—американцам лишнее внимание ни к чему.

Некоторые россияне с большим удивлением вспоминали, как на приемах в Спасо-хаусе он подходил и здоровался первым, просто и скромно представляясь по-русски: «Я—Билл Бернс, посол США». Это как-то всегда производило впечатление на наших людей, все еще помнящих, что к послам обычно обращаются: «Ваше превосходительство».

Конечно, за кажущейся мягкостью и простотой скрывался опытный переговорщик, привыкший работать скорее за кулисами, чем на виду, умеющий договариваться без лишнего шума. Это качество, которое ценят дипломаты всех стран друг в друге больше всего. И в общем-то  правильно, потому что в дипломатии самым важным зачастую оказывается то, чего удается избежать, нежели то, чего удается достигнуть. Одним из самых значительных дипломатических достижений Бернса в его карьере стала история с ливийским лидером Муамаром Каддафи, которого он отговорил от обладания ядерным оружием. Было это во времена, когда Бернс занимал пост заместителя госсекретаря по вопросам Ближнего Востока.

В американскую прессу тогда просочилась информация о том, что в октябре 2001 года Уильям Бернс встретился в Лондоне с руководителем ливийской разведки Мусой Кусой, который передал ему информацию об исламских террористах ливийского происхождения. Ливийский лидер увидел серьезную угрозу себе в этих людях и счел, что у него с Америкой общий враг. Еще в 1998 году Ливия стала первой страной, выдавшей ордер Интерполу на арест Усамы бен Ладена. Газета «Лос-Анджелес  таймс» писала в те дни, что именно Куса был главным действующим лицом на переговорах с США, в ходе которых Ливия приняла решение свернуть свою ядерную программу.

Редкое для американцев сочетание знания и русского, и арабского языков открыло Уильяму Бернсу два мира и две культуры. Его докторская диссертация была посвящена американской помощи Египту в середине ХХ века. Первым Бернса заметил и выдвинул тогдашний госсекретарь США Джеймс Бейкер, поручивший ему заниматься Мадридской мирной конференцией по Ближнему Востоку еще в 90-е годы. Именно приобретенный им опыт работы на Ближнем Востоке сделал Бернса уникальным специалистом в регионе, где американская политика воспринимается, мягко говоря, без энтузиазма. Когда здесь, в Москве, русские журналисты спрашивали его, как он относится к росту антиамериканских настроений в России, он отвечал вопросом на вопрос: «А доводилось ли вам бывать на Ближнем Востоке?»

Впервые я увидел его еще в середине 90-х годов, когда он работал в Москве министром-советником по политическим вопросам. Вместе с мэром Москвы Юрием Лужковым Билл Бернс открывал новую систему электроосвещения на Тверском бульваре, созданную компанией «Дженерал Электрик» на деньги американского правительства. В те дни Бернс исполнял обязанности посла США—был временным поверенным. Это был высокий улыбчивый человек, у которого еще не было седых волос и того ближневосточного опыта, который ему предстоял. Посты посла США в Иордании и заместителя госсекретаря по Ближнему Востоку были еще впереди. Но уже тогда он очень прилично говорил по-русски и прекрасно разбирался в том, кто есть кто в нашей стране.

В 2006—2007 годах мне довелось много путешествовать с Уильямом Бернсом по России, сопровождая его в качестве пресс-секретаря и фотографа. Дело в том, что в американской дипломатической службе важную роль играет институт сотрудников американских посольств, нанимаемых из граждан страны пребывания. В американском посольстве в Москве около 500 русских сотрудников, которые выполняют самые разнообразные функции, от бухгалтеров и водителей до экономистов и аналитиков прессы. Самая трудная работа в консульской секции. Самой простой почему-то считается отдел печати и культуры, хотя это и не совсем так. Итак, вместе с Уильямом Бернсом я побывал в таких точках России, в какие сам бы никогда не добрался. Кстати, посол Уильям Бернс был первым за 15 лет американским послом, посетившим Северный Кавказ—Нальчик и Владикавказ.

Американцы не большие любители русских застолий и часто считают, что долго сидеть за едой—терять дорогое время. Но на Кавказе отказаться от застолья, тем более в честь такого гостя, невозможно. И всю меру гостеприимства мы испытали в гостях у президента Кабардино-Балкарии. Здесь была и лезгинка, и шашлыки, и красное вино.

Во время этих поездок происходили и довольно смешные случаи, о которых я когда-нибудь расскажу подробно. Сейчас вспоминаю, как в одном из российских городов гаишная машина сопровождения, шедшая перед нашим небольшим кортежем, использовала такую лексику в отношении путавшихся под колесами водителей других машин, что посол, понимающий русский язык, явно смутился. А супруга его Лиза сказала: «Без этого я вполне могла бы обойтись».

За многие годы работы с американскими чиновниками я убедился в том, что чем выше человек поднимается по служебной лестнице, тем проще и доступнее он становится в общении с теми, кто находится ниже рангом. Несмотря на его супермягкие манеры, некоторые американские подчиненные боятся Бернса как огня, а его рукопожатие баскетболиста выдает человека, который, что называется, «мягко стелит». Когда он говорит «не торопитесь», это означает, что нужно выскочить из-за стола в ту же секунду и мчаться к  машине.

За три года, проведенные в Москве, послу Бернсу выпала печальная миссия участвовать в церемонии похорон знаменитых граждан свободной России—первого президента Ельцина, духовного отца перестройки Александра Николаевича Яковлева и журналистки Анны Политковской. И каждый раз было видно, как близко к сердцу принимает Бернс наши трагедии.

У нас малоизвестно, что отец посла Бернса является крупным американским специалистом в вопросах ядерного оружия и разоружения. Генерал-майор Уильям Ф. Бернс был директором Агентства США по контролю над ядерным вооружением и разоружением и участвовал в советско-американских переговорах по этой проблематике. Он был первым американским представителем, договаривавшимся о межгосударственном соглашении по продаже в США высокообогащенного урана из ликвидируемого советского ядерного оружия. Может быть, поэтому одним из приоритетов в своей деятельности в Москве посол Бернс сделал именно сотрудничество в области ядерной энергетики. В одной из последних своих статей, опубликованных в российской печати, он прямо писал: «В значительно большей степени, чем от решения какого-либо другого вопроса, весь мир зависит от того, насколько ответственно Россия и Соединенные Штаты будут осуществлять руководство решением ядерной проблемы».

Следует отметить, что именно в бытность посла Бернса в Москве, в феврале 2008 года было подписано прорывное российско-американское соглашение о продаже российского ядерного топлива в США. В соответствии с этим соглашением Россия сможет напрямую продавать обогащенный уран для использования на американских АЭС, минуя специальную госкорпорацию и унизительные пошлины.  Как отмечалось в пресс-релизе Министерства торговли США, «это соглашение стало результатом долгих и сложных переговоров между правительствами России и США». Весьма симптоматично прореагировала на это соглашение одна индийская газета, написав, что российско-американская договоренность стала сигналом Ирану, которому «придется осознать, как многополярный мир все еще не гарантирует того, что ведущие державы не будут договариваться между собой».

Именно иранское направление станет для Уильяма Бернса приоритетным в его новой должности в Государственном департаменте США. По некоторым сведениям, администрация Буша постарается до истечения своего срока в Белом доме усмирить Иран, который считается в Америке главным спонсором международного терроризма, особенно в Палестине и Ливане. Билл Бернс всегда был сторонником дипломатического решения иранской проблемы, и, видимо, этой линии он будет следовать в новой роли. Ему потребуется весь огромный жизненный опыт и дипломатическая виртуозность.           

*Автор — журналист, в прошлом сотрудник пресс-службы посольства США в Москве

Комментарии
Профиль пользователя