Коротко

Новости

Подробно

Миссия невыполнима?

Журнал "Огонёк" от , стр. 20

На столичных стройках востребована новая специальность — вербовщик  трудовых резервов среди коренного населения


Герман ПЕТЕЛИН


С 15 января 2007 года в России ужесточаются наказания за использование труда нелегальных мигрантов. За одного незарегистрированного гастарбайтера юридическим лицам придется выплачивать штраф от 350 до 800 тысяч рублей. Чтобы обеспечить предприятия рабсилой с российским гражданством, предприниматели отправляют в регионы агентов-вербовщиков. Однако россияне ехать в Москву не спешат.

За два года работы на стройках Москвы 34-летний Алексей Шумбасов из мордовской деревни Ясная Поляна прошел путь от разнорабочего до бригадира. Но теперь он возвращается домой. Начальство, напуганное усилением борьбы с нелегальной миграцией, предложило ему заняться вербовкой кадров на родине, пообещав выплачивать за каждого рекрута 1700 рублей. Предложение больше похоже на приказ, так что деваться Алексею некуда — придется податься в вербовщики…

 

КОШМАР ДЛЯ СРЕДНИХ КОМПАНИЙ

— Через два месяца труд приезжих станет нерентабельным, и уже не будет разницы, кто на стройке кладет кирпич: россиянин Иван или таджик Али, — считает 46-летний владелец московской строительной компании Михаил Н. В этот бизнес он пришел в 1990 году, после увольнения из десантных войск. Тогда Михаил вместе с двумя товарищами по оружию выступал в роли «крыши» для двух бригад шабашников из российской глубинки, а заодно подыскивал им выгодные заказы. Постепенно десантники легализовались. Сейчас в их компании работают более 150 человек, строят несколько объектов в столице. Есть хорошо отлаженные связи с чиновниками, милицией. Однако прогнозы у Михаила оптимистичными не складываются.

— Вместе со штрафами возрастут аппетиты проверяющих органов. А под видом борьбы с нелегалами начнется очередной передел строительного рынка. Особенно тяжело придется мелким компаниям, работающим по серым схемам. Легализация иностранцев для них обернется увеличением налогового бремени. Поэтому те фирмы, которые не успеют перестроить свою работу до нового года, будут вынуждены уйти, уступив свою долю в строительстве крупным компаниям, — рассуждает предприниматель. — У меня самого на стройке работают три бригады каменщиков из Узбекистана. Отличные специалисты, не пьют и получают по 30 тысяч в месяц, но теперь их придется менять на россиян.

Михаил уже отправлял своих вербовщиков в Рязань и Тамбов. Они дали объявления в областных газетах. За две недели откликнулись пять человек, а рискнул приехать только один, хотя были обещаны большие деньги. Нежелание строителей из глубинки ехать в столицу предприниматель из бывших десантников объясняет двумя причинами. Первая: нехватка квалифицированных рабочих кадров — по всей России идет активное строительство, так что хорошие сварщики, каменщики и бетонщики востребованы на местах. Вторая: боязнь.

— На протяжении последних десяти лет Москва жестоко кидала строителей из регионов, — говорит Михаил. — Сколько было за это время обмануто людей — не сосчитать. Шабашников сотнями брали в рабство, и они работали за бесплатно на дачах у бандитов. Теперь эти люди просто не доверяют москвичам.

Поэтому сейчас Михаил ищет в регионах местных посредников, обещая платить по 8 процентов от оклада за каждого трудоустроенного специалиста.

 

«ОБИЖЕННЫЕ» МОСКВОЙ

Удастся ли московским стройкам найти «коренных» специалистов?Институт посредников, выполняющих роль связующего звена между столичными работодателями и наемными работниками из регионов, в сфере строительства начал складываться еще в начале 90-х. Как правило, в этой роли выступали (и выступают до сих пор) люди, имеющие связи в силовых структурах. Они находят заказы и охраняют строителей от наездов бандитов и милиционеров. За свои услуги посредники получают от 20 до 40 процентов от стоимости работ. Но зато дают гарантию, что трудяга вернется домой с деньгами.

— Без «крыши» в Москве шабашить нельзя, — рассказывает 50-летний Александр Тремасов. С 1989 года его бригада, в которую входят старший сын и три друга, специализируется на кровле церквей. Но даже в этом «божественном» бизнесе у калымщиков случались проколы. — Есть один батюшка в Рязанской области, местным бандитам грехи замаливает, а они пожертвования на храм дают. Эти бандиты заставили нас безвозмездно для бога трудиться. Поэтому теперь мы заказы берем только через проверенных лиц. С незнакомыми людьми не связываемся, чтобы не нарваться на неприятности.

По словам Александра, самый распространенный способ обмана строителей — это обвинение в браке. Заказчик отказывается платить деньги за якобы плохо сделанную работу, да еще угрожает неустойкой и судом. Но иногда работодатели не утруждают себя даже такими объяснениями. 40-летний Сергей Трунькин из мордовского села Новые Выселки столкнулся со столичными реалиями минувшим летом.

— Мы строили дачу крутому москвичу. Вкалывали как черти от рассвета до заката. За два месяца сложили коробку. На бригаду из 6 человек нам было обещано 500 тысяч рублей, но денег мы так и не увидели. Когда наступило время расчета, приехал хозяин с десятком каких-то мужиков. У одного из них была милицейская корочка. Они нас избили прямо на стройке, а затем посадили в автобус, отвезли на Казанский вокзал, дали по тысяче рублей на билеты и сказали: «Будете вякать, убьем», — рассказывает строитель. — Так что больше я в столицу не ездок, сейчас и дома есть много шабашки.

Владимир Кудашкин из Зубовой Поляны зарекся ездить в Москву в 99-м году. Когда после ремонта квартиры его вместе с напарником едва не выкинули с 12-го этажа, лишь бы не отдавать деньги за работу. А Иван Камаев из Темникова вместе с земляками в 2000 году и вовсе провел 5 месяцев в рабстве в Подмосковье. Мужчины приехали строить дачу новому русскому, а попали в плен.

— Мы жили в сарае под охраной. Кормежка — хлеб и вода, а за малейшую провинность избиения, — вспоминает мужчина. К счастью, его товарищу удалось бежать. Он добрался до дома и рассказал женам, в какую беду попали их мужья. Женщины приехали и забрали пленников. Что стало с остальными строителями, а их на объекте было порядка 20 человек, Иван не знает и в столицу с тех пор не ездит.

Одновременно с обманом шло вытеснение строителей-россиян из Москвы нелегальными мигрантами, которые соглашались работать по более низким расценкам. В результате сейчас, по данным Федеральной миграционной службы, в столице нелегально работают от 1,5 до 3 миллионов человек. Из них только около 30 процентов заняты в сфере оптово-розничной торговли, остальные 70 процентов — в строительстве и различных отраслях промышленности.

Получится ли закрыть эти проценты «коренными» специалистами — большой вопрос.

 

ЗАКРЫТАЯ ТЕМА

— Да откат приезжих уже начался, как говорится, процесс пошел. Со мной вот работают пять приезжих из Украины и Таджикистана, так им наш прораб сказал, что они дорабатывают до Нового года, а потом их уволят, — ехидно усмехается 46-летняя Алена Малютина. Фирма, в которой она работает, занимается отделкой фасадов в самом центре столицы, возле Кремля. А сама Алена — типичная лимитчица, приехала в столицу из Орловской области, вышла замуж за москвича и всю жизнь проработала на стройках маляром-штукатуром. Коллег из СНГ ей ни капельки не жалко.

— В середине 90-х, — объясняет она свою нелюбовь, — они сбили все расценки на работу, опустили планку, фактически «вынули изо рта». Сейчас «импортные» во время обеденных перерывов даже из подсобки не выходят. Боятся, что поймают. А нам начальство говорит: официально оформлять их на работу невыгодно — слишком дорого фирме обойдется. Вот нам всем, кто местные, и велели поискать на их место людей среди своих знакомых.

Впрочем, в отличие от рынков, за которыми тщательно следят чиновники и СМИ, ротация кадров с «импортных» на «коренных» на стройплощадках проходит в рамках строгой секретности. Представители строительных компаний боятся даже говорить на эту тему.

— Новые правила приема на работу иностранцев вступают в силу только со следующего года. Давать оценку этому нововведению сейчас пока рано, — открещивается от просьбы прокомментировать ситуацию в стройкомплексе представитель компании «Мосстроймеханизация» Александр Гаврюшин. Его коллега Владимир Фомин из СУ-55 столь же немногословен: «Пусть болит голова у тех, кто использует труд нелегалов. Мы перед законом чисты. А за остальные фирмы не отвечаем!»

— Нелегальные мигранты сейчас работают везде, включая и строительство, — осторожно говорит руководитель департамента науки и кадров Ассоциации строителей России Владимир Швец. — Сколько их, никто не считал. И, откровенно говоря, вряд ли  посчитают. Потому что эта тема абсолютно закрыта, так же, кстати, как работа посредников и вербовщиков. Они есть и получают свои проценты за трудоустройство людей. Но такая информация обычно остается за кадром. Вслух об этом не говорят. Что же касается увеличения штрафов за нелегалов, то на работе успешных компаний эти меры не отразятся. Крупные строительные фирмы еще четыре года назад стали отдавать предпочтение российским специалистам. Потому что мигрант, который ни разу не клал кирпич, никогда не сможет заменить профессионала.  

У ученых, правда, другое мнение.

— Заменить мигрантов россиянами повсеместно уже просто невозможно, — считает ведущий научный сотрудник Института экономики РАН Николай Ахапкин. — Массовый отток людей из глубинки начался еще в 60-е годы прошлого столетия. Тогда ежегодно из сел на постоянное место жительства в города перебиралось по два миллиона человек. Но сейчас этот потенциал исчерпан.

Алексей Шумбасов, получивший от начальства заказ на вербовку кадров, об исчерпанном потенциале знает не понаслышке. Около 30 мужчин в возрасте от 18 до 50 лет из его родной деревни уже давно работают в Москве. Живут в вагончиках при стройках, а домой к женам и детям наведываются только на выходные и праздники. Остальные мужики либо беспробудно пьют, либо занимаются мелкой торговлей. Работать на местное сельхозпредприятие никто не идет. Этим летом работать на ферме за гроши отказались даже местные женщины. И руководству СПК пришлось возить доярок из отдаленной деревни, расположенной в 40 километрах, — там жизнь еще тяжелее, и люди, стало быть, сговорчивей. Между тем и в самой Ясной Поляне, и в соседних селах уже появились приезжие из Таджикистана и Киргизии. Пока немного, человек десять.

— Разведчики. Осмотрятся, а потом потащат остальных. Им плевать, они за кусок хлеба готовы работать, — горько усмехается Алексей. По его словам, он никогда бы не поехал в Москву, если бы в селе были достойные зарплаты. Но сейчас самое главное для него — это работа вербовщика. Значит, надо увлечь ленивых и переубедить боязливых. А что будет дальше с селом — его не интересует…

Фото: ЮРИЙ МАШКОВ/ИТАР-ТАСС; АЛЕКСАНДРА РОМАНОВА/EPSILON

Комментарии
Профиль пользователя