Коротко

Новости

Подробно

PR-мейская реформа

Журнал "Огонёк" от , стр. 24
Альтернативная служба призывников не интересует, они вообще не хотят служить

Владимир Тихомиров
Фото Алексея Сазонова


— Здравствуйте, это вас ректор одного из российских вузов беспокоит. У меня вопрос: как мне отправить своих студентов в армию?

— Ну это просто, — усмехается полковник Новичков. — Сначала вы их отчисляете, а потом мы их сами призовем…

— Нет, я не о мальчиках говорю, а о девочках — они у нас после окончания решили пойти в армию служить по контракту.

— Да, это другой вопрос. Нужно обратиться в ваш второй отдел — там все расскажут…

Вот уже шесть лет при Главном организационно-мобилизационном управлении Генштаба Министерства обороны (ГОМУ ГШ МО) работает «прямая телефонная линия» по вопросам  призыва граждан на военную службу. Но еще никогда телефон с номером 696-64-03 не звонил так часто — большинство призывников и их родителей взволнованы последними инициативами депутатов Государственной думы. Напомним, что 14 июня был одобрен пакет законопроектов, направленный на реформирование Вооруженных сил. С одной стороны, срок службы заметно сокращается — с 1 января 2007 года призывники будут служить полтора года вместо нынешних двух лет, а с 1 января 2008 года — всего год. С другой стороны, депутаты, дабы увеличить число потенциальных призывников, упразднили четыре из 25 действующих отсрочек. В частности, теперь в армию будут призывать работающих на госпредприятиях, сельских врачей, учителей, учащихся семинарии и «одаренных деятелей культуры и искусства». Также отменяется отсрочка для призывников, имеющих одного ребенка до трех лет или жену со сроком беременности не менее 26 недель (планируется, что вместо мужа поддержку супруге будут оказывать работники собеса). Пойдут в армию и те молодые люди, кто был занят постоянным уходом за близкими родственниками — правда, их будут призывать только после медико-социальной экспертизы больных родственников.

Естественно, что рядовым гражданам разобраться в хитросплетениях нового закона очень непросто, поэтому телефон в комнате на 8-м этаже Генштаба звонит практически не переставая. За час работы «линии» — с 10 до 11 часов утра — было принято 20 звонков.

— Нет, эти отсрочки потеряют свою силу лишь с января 2008 года, — успокаивает полковник Новичков очередного призывника. — Поэтому до 2008 года призвать вас никто не имеет права. Так что не волнуйтесь. А если вы с женой успеете завести и второго ребенка, то вообще будете освобождены от призыва… Удачи вам!

— В принципе, чтобы узнать все эти вещи, совершенно не нужно нам звонить, — объясняет мне смысл своей работы Николай Анатольевич. — Все консультации по вопросам призыва можно получить в своем районном военкомате, но вот только призывники боятся туда идти. Думают, что стоит им там появиться, их сразу же в солдаты заберут.

— А не заберут?

— Нет, конечно! Все мы слышали байки о том, что вот спустился с гор человек за солью, а его служить отправили, но я могу вам ответственно заявить: за время моей работы в ГОМУ такого случая не было ни разу. Так что все призывники и родители могут спокойно идти в военкоматы. Другое дело, что у нас люди исторически привыкли считать, что сверху, из Москвы, всегда виднее. Люди думают, что на местах их могут обмануть, а поэтому даже по самому пустяковому вопросу они предпочитают обращаться сразу к министру обороны. Поэтому и приходится все разъяснять…

Статистика обращений такова — 15 из 20 звонков были от родителей, бабушек и дедушек призывников. У старшего поколения, как правило, один и тот же вопрос: «Скажите, а правда, что моего сына из университета заберут служить?» (Ответ: нет, не правда, отсрочка на время обучения в вузах будет работать и после 2008 года.) Позвонили еще двое призывников («Какие отсрочки будут отменены?»), двое офицеров по поводу каких-то своих военных дел и один уже упомянутый ректор.

— А вот альтернативной службой у нас никто не интересуется, — говорит Николай Анатольевич. — Наверное, это потому, что у нас молодые люди либо хотят служить в настоящей армии, либо не хотят служить вовсе.

Приходится констатировать, что последних ныне гораздо больше, нежели первых. В то время как генералы и депутаты  продолжают сражаться с действующими отсрочками (изначально планировалось отменить 9 поводов уклониться от службы) и коррупцией в военкоматах, уклонисты изобретают все новые способы избежать призыва. Самый востребованный — строгая диета. Если призывник скинет вес ниже медицинской нормы (сколько это — не скажу!), то его в армию не возьмут. И, как сообщил на днях начальник Центральной военно-врачебной комиссии Минобороны генерал-майор Валерий Куликов, в ходе прошлого призыва более 40 тысяч призывников — почти каждый третий новобранец! — были признаны временно не годными к армейской службе по причине дефицита массы тела. Правда, в ответ генерал пообещал организовать для «дистрофиков» специальные «откормочные пункты» — дескать, кто мало ел дома, того накормят в армии.

— Вообще с этой военной реформой сейчас сплошная неразбериха, — признались мне в Генштабе уже после окончания «прямой линии». — Смотрите, если срок службы сокращается до года, то возникает вопрос, кто должен обеспечивать призывников военной формой. По всем нормативам вещевого довольствия срок эксплуатации комплекта военной формы составляет один год. Следовательно, военные части нужно освободить от этой обязанности — ведь менять форму в течение срока службы одного солдата им больше уже не придется, за исключением крайних случаев — вроде пропажи или порчи обмундирования. Но кто теперь будет этим заниматься? Военкоматы? Но для этого военкоматам нужны новые люди, складские помещения… Словом, хотели сделать армию более привлекательной, а в итоге вылезла масса нерешенных проблем…

И самая главная проблема — дедовщина. Известно ведь, что дедовщина существовала в армии, как, впрочем, и в любом человеческом коллективе, испокон веков. Такова уж человеческая природа — аксакалы учат молодых. Но наиболее извращенный вид это явление приобрело в конце 60-х, когда срок службы снизили с трех лет до двух. И отслужившим свой срок старослужащим стало обидно, что их младшие товарищи будут не просто служить меньше, но и уйдут на дембель вместе с ними. Поэтому на них и старались выместить всю злость, изобретая жуткие «традиции» типа «дембельского поезда». Как при нынешнем сокращении службы сделать так, чтобы избежать подобных экcцессов?

— Ну, мы этому вопросу будем уделять повышенное внимание, — заверяет полковник Новичков. — Мы же недаром настояли на поэтапном снижении срока службы, чтобы уменьшить остроту данного вопроса. Будем как-то разводить призывы, чтобы молодые солдаты не оказались в одной части со старослужащими, будем проводить разъяснительные беседы с офицерами, ведь ситуация с дедовщиной всегда зависит от воспитательной работы на местах. Но, знаете, уровень преступлений, связанных с дедовщиной, можно снизить только в том случае, если мы изменим качественный состав призывников, если вместо уголовных элементов к нам придет умная, образованная молодежь, которую мы сейчас и стараемся привлечь.

Комментарии
Профиль пользователя