Коротко

Новости

Подробно

Царевичу не повезло

Журнал "Огонёк" от , стр. 40
Вой надоел соседям. Они вызвали участкового и спасателей

Наталья Радулова


Щенка назвали Тайжи (по-тувински Царевич)И такое бывает в жизни: утром ты уходишь на работу, а вечером возвращаешься и не можешь попасть домой. Крутишь ключом так и эдак, а дверь не открывается. Потом замечаешь таинственную записку: «Тел. 321—0288, участковый Кравчук». Звонишь соседке и слышишь примерно такой текст: «Тут спасатели приезжали, вскрыли вашу дверь, убили вашу собаку, закрыли дверь и ушли. Валерьянки накапать?»

Теперь по порядку. Москвичи Ира Кудрина и Петя Поляков въехали в новую квартиру. Вместе с ними новоселье отпраздновал и маленький щенок очень редкой породы тувинская овчарка — в мире таких всего 100. Щенка назвали Тайжи (по-тувински Царевич). Царевич, как и положено особям королевских кровей, рос не по дням, а по часам. Скоро набрал 30 кг живого веса и 70 см в холке. А еще у него был хороший голос. Может быть, даже тенор. Любил Тайжи на досуге, пока хозяев нет дома, повыть, полаять и поскулить. Жильцы панельного дома прям умилялись. То и дело подходили к Ире и Пете: «А не могли бы вы как-нибудь вашего прекрасного пса заткнуть? У нас дети спать не могут». Супруги размышляли: как уважить соседей? Долго размышляли — год. Дальше версии расходятся. Соседи утверждают, что неоднократно жаловались участковому на круглосуточный собачий лай. Ира и Петя настаивают на том, что собака шумела только в дневное время суток и закон не нарушала, а майор Кравчук к ним вообще ни разу не заходил, просветительских бесед не вел. Как бы там ни было, в один прекрасный день люди взвыли. Они стучали, звонили в злополучную квартиру и покупали беруши. Через неделю пришел наконец милиционер. Ему сообщили, что хозяева, видать, померли. А песик, бедолага, воет над хладными телами. Участковый походил около двери и даже учуял какой-то «схожий с трупным запах». Составили заявление, из которого следует, что «хозяев квартиры в течение 10 суток не было, собака была оставлена умирать», народ дружно подписал. Дальнейшее было делом техники. Вызвали Службу спасения, взломали дверь, Тайжи бросился на взломщиков. «По всей видимости, они сделали собаке смертельную инъекцию, — говорит Ирина, — но как все происходило на самом деле, мы можем только догадываться. Непонятно, как вообще можно реагировать на такие заявления без проверки фактов? Мы постоянно проживаем здесь, собака в ночное время одна не оставалась. К тому же нас регулярно видели владельцы собак нашего дома на утренней и вечерней прогулках, жильцы из соседней квартиры, а также много прочих свидетелей. Данная ситуация является вопиющим нарушением конституционных прав, в том числе и неприкосновенности жилища».

Ирина и Петр обратились в прокуратуру, и сейчас решается вопрос о заведении уголовного дела по факту проникновения в квартиру и убийства собаки. Собираются они также наказывать соседей за «заведомо ложный донос». В ответ их тоже собираются обвинять в «жестоком обращении с животным» — не было, мол, вас дома больше недели, и хоть тресни. Начальник информационного центра Московской Службы спасения Андрей Кравцев сказал «Огоньку»: «Мы не вскрываем двери только потому, что соседям не нравится чья-то собачка или кошечка. Группа приехала оказывать помощь людям, предположительно попавшим в беду и запертым в квартире. На пути спасателей оказалась агрессивная собака. Слава богу, люди не пострадали. Очень жалко собаку, но у нас не было выбора. Мы работаем там, где есть угроза жизни, здоровью или имуществу человека. Это главное. Чаще всего человек кричит из-за двери, и тогда мы действуем без промедления. А иногда есть серьезные подозрения, что хоть он и в беде, но позвать на помощь не может. Тогда решение о вскрытии двери принимается сотрудниками правоохранительных органов на основании закона о милиции. Предварительно они осуществляют проверку, что и было сделано в данном случае. Все соседи подтвердили, что собака без остановки воет уже 10 дней. Сотрудник милиции взял на себя ответственность, и мы работали под его руководством. Все, что требовалось по закону, было выполнено, включая оформление документации. Дверь мы вскрыли аккуратно, потом точно так же аккуратно закрыли, участковый ее опечатал».

Сам участковый Игорь Кравчук беседовать с «Огоньком» отказался. На вопрос: «Так собаку все-таки убили?» — ответил лишь: «Это клевета». В общем, каждая из сторон в этом конфликте считает себя правой. Но уж кто точно ни в чем не был виноват — так это Царевич, который, наверное, играет сейчас в мяч в своем Собачьем Раю. Там нет узкого коридора, в котором его запирали на целый день, чтобы не портил мебель в квартире. Там нет соседей, которые сходили с ума от его отчаянного лая. Нет участкового, который принял решение взломать дверь. Нет незнакомых людей, стреляющих шприцами с ядом. Есть только огромный луг, по которому можно носиться сломя голову и радостно лаять, громко-громко.
Комментарии
Профиль пользователя