ПОВЕЛИТЕЛИ КНИГ

Сотрудники управления Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков по Алтайскому краю рекомендуют владельцам книжных магазинов Барнаула не допускать на прилавки книги, которые «содержат культуру потребления наркотиков»

ПОВЕЛИТЕЛИ КНИГ

Отказать нельзя договориться

Кодекс РФ об административных правонарушениях существует больше двух лет, как и его статья 6.13*, предусматривающая наказание за «пропаганду либо незаконную рекламу наркотических средств, психотропных веществ или их прекурсоров». Какой светлой голове пришла в голову идея отслеживать на этот предмет поступающую в Барнаул литературу, сотрудники управления не раскрывают.

— Мы решили действовать в рамках кодекса, — говорит Иван Варнаков, руководитель отдела информации Алтайского управления по контролю за оборотом наркотиков. — Встретились с владельцами книжных магазинов Барнаула и обсудили, что пишут сейчас в книгах. Сами представители книжного бизнеса тоже выразили озабоченность содержанием современной литературы. Наши гражданские позиции в этом вопросе совпали. Мы договорились, что теперь владельцы книжных магазинов будут следить за тем, какая литература к ним поступает. Ведь нарушать Кодекс об административных правонарушениях им не хочется.

Уильям Берроуз

Иван Варнаков неоднократно подчеркнул, что никакого давления со стороны их управления на книготорговцев оказано не было. На встрече перед бизнесменами выступили лингвисты Алтайского государственного университета, которые провели тщательный анализ некоторых текстов. Предприниматели убедились, что приведенные цитаты своей главной целью преследовали пропаганду наркотиков. И тут же поддержали предложение отслеживать, какие книги они продают.

— Владельцы книжных магазинов будут следить за содержанием книг, выставляемых на прилавки, — пояснил Иван Варнаков. — Списков запрещенной литературы мы не составляли, так что никаких запрещений на авторов нет.

Вместе с тем на состоявшейся встрече представители Госнаркоконтроля отнесли к числу неоднозначных авторов Виктора Пелевина, Баяна Ширянова, Уильяма Берроуза. Поэтому можно предположить, что произведения именно этих авторов исчезнут с барнаульских книжных прилавков в первую очередь.

Литература на службе наркомафии

— На встрече нам сообщили, что мы должны не допускать к продаже книги, в которых описывается культура потребления наркотиков, — рассказывает Виталий Сухинин, директор книжной фирмы «Ценз». — Но откуда мы знаем, что в этой книге есть пропаганда, а в этой ее нет? Мы ведь не прочитываем всю поступающую к нам литературу. ООО «Ценз», к примеру, вообще занимается только серьезной литературой, поэтому мы уверены, что книг о наркотиках у нас никогда не появится. Вот Камасутрой мы торгуем, и ее запретить не мешало бы. Чтобы разврата стало поменьше. А вообще деньги делаются не на книгах о наркотиках, а на распространении кокаина, героина и прочего.

Иван Варнаков же убежден, что книжный бизнес часто напрямую связан с наркобизнесом:

— Известны случаи, когда представители наркомафии «заказывали» писателям произведения о наркоманах. И не так просто, а чтобы там описывались процесс приготовления наркотиков, кайф от их применения.

На наше предложение привести пример такого взаимодействия литературы и наркомафии, Варнаков сразу же назвал Баяна Ширянова. И тут же расшифровал его литературный псевдоним: «баян» — так у наркоманов называется шприц, а слово «ширяться», от которого была образована фамилия писателя, означает «вводить в вену наркотик».

Баян Ширянов (Кирилл Воробьев), писатель: — Мой «Низший пилотаж» написан исключительно ради того, чтобы показать весь ужас, всю безнадежность наркомании...

Виктор Пелевин

Я нарочно старался сделать эту вещь как можно более резкой, мрачной, временами грязной — чтобы вызвать отвращение к самому процессу «ширяния». И любой адекватный читатель скажет, что запомнил именно это. Импотенцию, безумие, предательства, драки, полную утрату личности никак нельзя считать рекламой наркотиков: ну что они, в самом деле, действительно не понимают всего этого?! Я понимаю, когда «Идущие вместе», они идут, им думать некогда... Но если вместо борьбы с наркотиками начинают борьбу с авторами, которые о них пишут, — дальше они что же, Мопассана запретят за проституцию, детективы за разбой, а сказку про Бабу-ягу — за пропаганду людоедства?!

С Иваном Варнаковым согласна и Галина Колесникова, литературный консультант писательской организации Алтайского края (иное название Союза писателей). Она считает, что многие писатели имеют отношение к наркобизнесу и пишут на потребу дня, не сильно-то задумываясь о возможных последствиях.

— Да вы сами его почитайте, — посоветовал Иван Варнаков. — И увидите, к чему он призывает и что пропагандирует.

Что ж, последуем совету. Открываем в интернете сайт, на котором выставлен текст скандально известной книги Ширянова «Низший пилотаж».

«Навотно Стоечко сел прямо на землю и разложил носовой платок. Через мгновение на нем появились колючки, пара сучков и фуфырик, обмотанный скотчем...»

«...Все было готово, и Навотно Стоечко приступил к ритуалу. Надев выборку на пятишку, он проколол резиновую пробку на обмотанном фуфыре и набрал в баян два квадрата. Слив все это в щелочильный фуфырь, Навотно Стоечко сыпанул туда децил соды и стал наблюдать, как пузырится винт, доходя до готовности...»

«Навотно Стоечко отвел руку назад и, с силой прижав бицепс к боку, вытянул руку вперед. Кожа на ней перекрутилась, и тут же выступили вены, над которыми виднелись красноватые точки дорог...»

«Ширнувшись, Навотно Стоечко повалился навзничь».

Захочется ли после этого лично вам попробовать наркотики?

Читают ли наркоманы?

А что станет с издательствами, которые такие книги выпускают? Мы связались с одним из них — издательством «Вагриус». И вот что нам ответили:

— Довольно часто приходится «разруливать» такие сложные ситуации с наркоконтролем книжным клубам, которые занимаются реализацией книг. У нас же никаких сложностей из-за Алтайского наркоконтроля не возникнет. Мы больше не печатаем Пелевина.

Директор по связям с общественностью «Книжного клуба 36.6» Ольга Чумичева подтвердила, что вступать в борьбу с представителями Госнаркоконтроля им приходится:

Баян Ширянов

— Мы часто спорим с ними. Но ущерб от нереализованной продукции все-таки отражается только на издательстве, взявшемся напечатать того или иного автора. И здесь уже все зависит от издательства: сможет ли оно договориться с Госнаркоконтролем или нет. Я раньше работала в питерском издательстве «Амфора». Не то в Самаре, не то в Саратове запретили продавать книгу Тома Вульфа «Электропрохладительный кислотный тест», напечатанную «Амфорой». Руководитель издательства Вадим Назаров связался с начальником того Госнаркоконтроля, и выяснилось, что они знакомы. Более того, когда-то Вадим издавал его книгу. В общем, Назаров по-хорошему попросил его больше на «Амфору» не наезжать. На том и сошлись... Наркоконтроль специально закручивает гайки, чтобы вызвать волну негодования и протеста: мол, люди поймут, что его сотрудники работают, а не просиживают штаны. Но они хотят заняться не своим делом. Мне интересно, а задумывался ли кто-нибудь из них над тем, что настоящие наркоманы вообще книг не читают?

Но в целом такой способ борьбы за нравственность нам очень нравится. Мы предлагаем и всю российскую жизнь перевести в виртуальную сферу. Вместо борьбы с преступностью запретить книги о ней, а вместо удвоения ВВП заказать роман о нем. И тогда прилавки наводнятся хитами «Властная вертикаль», «Демографический взрыв», «Мобилизационная готовность», «Единомыслие» и «Полное воздержание».

Может, так оно и лучше, чем в реальности-то?

От редакции

Госнаркоконтроль старательно развеивает слухи о своей причастности к цензуре. Как нам сообщили в пресс-службе Федеральной инспекции по наркоконтролю, цензурой называется запрет на издание той или иной книги — сейчас же речь идет лишь о том, что некоторые издания могут попасть на экспертизу на предмет содержащейся (или не содержащейся) в них пропаганды наркотиков.

Вся эта история заварилась еще в апреле истекающего года, когда в Самаре и Новосибирске специалистами ГНК были изъяты для экспертизы некоторые книги, в том числе пособие Гринспуна и Бакалара «Марихуана: запретное лекарство» и «Срединный пилотаж» все того же Баяна Ширянова. Тогда-то новосибирская книготорговая сеть «Топ-книга» распространила перечень литературы, с которой, по ее мнению, оптовикам опасно иметь дело; в этот перечень попали не только сочинения, связанные с наркоманией, ее описанием и преодолением, но и почти все книги издательства «Ультра. Культура», включая переводную хрестоматию «Аллах не любит Америку» и двухтомную «Антологию современного анархизма и левого радикализма», хотя в этой сугубо теоретической книге, состоящей из социологических трудов и коммунистических манифестов, про наркоманию вовсе ничего нет.

В Наркоконтроле утверждают, что к формированию этого «черного списка» наркоконтролеры не имеют никакого отношения. Вообще об изъятии каких-то книг «по списку» речи пока не идет — скорее можно говорить о перестраховках на местах. Но ведь на местах всегда лучше чувствуют негласные тенденции и таинственные намеки, которые в центре просто не могут пока назвать своими именами.

На местах усердствуют по-разному: во Владивостоке изъяты из продажи майки с изображением конопляного листа («Анечка просила снять маечки?») В Калининграде изъята из продажи чешская водка «Каннабис». До такого, как в Барнауле, не доходили пока нигде — теперь уж им и Пелевин нехорош.

Главный редактор издательства «Ультра. Культура» Илья Кормильцев считает, что «под предлогом борьбы с наркотиками скоро будут изымать любую радикальную литературу, пусть даже ее герой курит исключительно табак».

Ирина ТОЛСТОШЕЕВА
Барнаул

В материале использованы фотографии: Александра ДЖУСА, Григория СЫСОЕВА/ИТАР-ТАСС, FOTOBANK, Владимира СОЛНЦЕВА/ИТАР-ТАСС

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...