ГЛАС НАРОДА

№ 20 / май 2004

Без ЖКХ, а все о'кей

Очень внимательно читал про реформу ЖКХ, потому что сам работал в ее системе не один год в советское время. Уже тогда там были повальное воровство и кавардак. В данный момент я живу в Израиле. Здесь нет никакого ЖКХ, ни жэков, ни дэзов и всей этой ненужной системы. И знаете, все нормально — есть счетчики воды, есть плата за уборку мусора, плата за свет. Свет всегда горит, вода исправно поступает, каждый хозяин следит за всем и экономит воду и свет, бережет имущество. Поняли, что нужно? Хороший хозяин! А в России нужно отменить ЖКХ, это не что иное, как сытная кормушка для огромной массы чиновников, если почти четверть бюджета уходит на ЖКХ.

Григорий ГУРЕВИЧ
Тель-Авив, Израиль

№ 27 / июль 2004

Штрих к «72 метрам»

Спасибо, что держите в курсе российского кино и нероссийскую публику, конкретно говорю о статье «Из России с УК и любовью». Напишу свое сугубо личное впечатление о фильме «72 метра». Фильм классный, жизнеутверждающий и даже по-домашнему добрый, несмотря на трагизм. Смотрели его с отцом раз 15. Главный герой — наш однофамилец и земляк, гражданский спец Черненко из Киева. Не ахти какое совпадение, скажете, и будете правы. Но дело в том, что мой отец (тоже Черненко и тоже из Киева) в бытность свою инженером одного из киевских оборонных заводов (специальность — акустика и звукозапись) командировался раз 20, а то и 30 (только за мое сознательное детство, 70 — 80-е гг.) на ПОДВОДНЫЕ ЛОДКИ в Североморск и Петропавловск-Камчатский. Командировался он именно как гражданский спец! Мало того, даже пальтишко и портфельчик у героя Маковецкого (опять же киевлянина) один в один, как у моего папика! Как вы думаете, на скольких подводных лодках он испытывал разное оборудование? Думаю, на многих. И вряд ли во всем советском подводном флоте был еще один командированный спец киевлянин Черненко. Батя (пенсионер уже) смотрел и плакал. Это как бы пустяковое совпадение всколыхнуло множество воспоминаний, и даже я чуть не прослезился, хотя фильм настолько силен, что даже самый стойкий зритель может, не стыдясь, открыто всплакнуть. Такой вот вышел штрих к картине «72 метра». Спасибо огромное творцам фильма от на 99% прототипа главного героя. Очень бы хотелось, чтобы режиссер В. Хотиненко или хотя бы консультант по военной части прочитали мое письмо.

С уважением Богдан ЧЕРНЕНКО
Киев, Украина

№ 29 / июль 2004

За шесть лет разлуки

Уважаемый Виктор Григорьевич! Как вы понимаете, после шестилетней борьбы за возвращение мне дочери всем понятно мое отношение к бывшему мужу Патрику Уари. Я не считаю нужным его излагать, хотя оно и разделяется не только психологами, специалистами по правам детей, но и многими французскими дипломатами в Москве. Поэтому позвольте мне еще раз подчеркнуть суть дела, а не мои взаимоотношения с Уари. Как известно, французские судьи по детским делам в течение шести лет лишают меня возможности любить и воспитывать свою дочь, говорить с ней на родном языке, давать религиозное воспитание. В общей сложности за шесть лет нашей разлуки я видела Машу только восемь часов, да и то под надзором работников социальных служб. Официально сформулированное заявление психиатра соцслужб, никогда не видевшей ни меня, ни Маши, звучит так: «Удушающая любовь матери к дочери». То есть речь не идет ни об отношениях с моим бывшим мужем, ни о моих каких-либо социально-административных прегрешениях, отсутствующих в деле, а именно об этой так называемой удушающей любви! Найдется ли кто-нибудь, кто объяснит нормальному русскому человеку, что это означает? Не кажется ли вам, Виктор Григорьевич, что это иезуитское открытие карательной судебной психиатрии?

С уважением Наталья ЗАХАРОВА
Париж

№ 21 / май, № 24 / июнь 2004

У детей красть проще

Недавно у моего ребенка нагло отобрали на улице телефон. И чувства отца мальчика из статьи «Похитители телефонов» мне знакомы: у меня тоже в глазах потемнело, когда я представила, что пережил ребенок. Утверждение, что у взрослых мужиков воровать боятся, — неверно. Двоих моих знакомых (38 лет и 62 года) ударили сзади по голове, оба лежали в больнице с сотрясением мозга. Мобильники действительно проще отнимать у детей и подростков, они — самые частые жертвы этих подонков. В № 24 был отклик на этот материал: преступники множатся потому, что трусов стало больше. Хочется спросить — где трусость? Трусость семилетнего малыша с портфелем под 7 кг, которого хватают два огромных бугая и, приставив нож, шарят по карманам?! Ребенок от страха потом долго бродил по городу, его еле нашли. Родители в милицию обращались. Бесполезно, никого не поймают. И таких ситуаций — тысячи. Знаю, потому что я обсуждала этот вопрос на форуме в интернете. И там мне рассказали эту историю про первоклассника. Наша семья еще легко отделалась, некоторых детей от шока лечат у специалистов. Автор статьи задается вопросом: почему мы миримся с этим? По-моему, он так и не ответил.

Вор не может звонить с украденного аппарата и может лишь продать саму трубку по минимальной цене, потому что к ней нет зарядного устройства и документов. Можно еще продать на запчасти. А знаете, что могли бы сделать Мегафон, МТС и прочие?! Заблокировать мобильный. Так, чтобы купивший его не смог воспользоваться им! И все — никто покупать ворованное не будет! Ан нет, операторам мобильной связи это невыгодно — зачем терять клиентов, пополняющих счета?! Какая разница, с какого аппарата звонит абонент — пусть будет больше клиентов хороших и разных. А даже в инструкции есть пункт «Защита от кражи» — вот номер, по которому можно заблокировать ваш аппарат. Хорошо, чтобы кто-нибудь это реально делал.

Ирина Викторовна, 33 года
Санкт-Петербург

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...