Коротко


Подробно

БЕСПРЕДЕЛ РАЗРЕШЕННОГО

В Англии человека публичного можно оскорблять даже в газете, но нельзя передергивать факты и поносить частное лицо


БЕСПРЕДЕЛ РАЗРЕШЕННОГО

Есть, знаете, в России тип таких старичков в пучеглазых очках, что до сих пор читают газеты, подчеркивая ручкой. Надо полагать, репетируют политинформации в аду, ибо в раю политинформаций нет. И хуже нет, когда они вопиют: «Демократия не означает вседозволенность! А-а-а!!!»

Хуже не потому, что старичку нельзя в ответ дать по кумполу: положим, ему не привыкать, жизнь и так приложила по полной, подтверждая подозреваемое, что по делам может воздаться уже на этом свете.

А потому, что ведь как бы, зараза, прав. Как бы не означает.

Хотя на идиотский вопрос, где граница, тоже не ответить. Ибо, разумно отвечая, сам превращаешься в надутого индюка с пионерским галстуком на груди.

И я, получается, разумно поступил, улетев поработать в страну, где существует libel laws, законы о диффамации, и границы свободы очерчены четко, и вседозволенность уж точно не спускается с рук.Правда, в одном из первых глянцевых журналов я прочитал в статье про Бекхэма: He sucks corporate cock without gag reflex. И испытал чувство, сходное тому, когда в школе прочел есенинский «Сорокоуст» в несокращенном варианте. Ну ладно, Бекхэм — звезда, celebrity, черт с ним, может, здесь так со звездами полагается. Но вот открываю в лондонской подземке местную «вечерку»: «Блэр по отношению к идиоту Бушу — то же, что была Тэтчер по отношению к идиоту Рейгану». Как будет по-английски сказать: mamma mia!?

Тут на одном из семинаров меня прогоняли, как сквозь строй шпицрутенов, через знания о libel laws, и я бегу к одному из trainers, тренеров: так и так, разве можно безнаказанно оскорблять главу сопредельного или футболиста родного государства?

На что тренер переспрашивает: а кто, собственно, назвал Буша идиотом, а Бекхэма — ммм... cocksucker?

То есть как кто? Назвали газета и журнал. Нет, конкретно кто? Ах журналист? Автор колонки? И это не редакционная статья, которая идет обезличенно, без подписи? И в ней не утверждалось, что Бекхэм такого-то числа, у такого-то господина?.. Да, впрочем, пусть бы и утверждалось — в Великобритании к фелляции нейтральное отношение, это вам не США, где в ряде штатов, включая Нью-Йорк, оральный секс вне закона. А generally speaking, говоря в целом, в Великобритании любой человек имеет право на публичное выражение любой личной точки зрения. В том числе и той, что Буш — идиот, а Бекхэм, на карачках ползающий перед миром брендов, сами слышали кто. И за это никто ничего ни человеку, ни изданию сделать не сможет. Потому как право на личное мнение и на личную оценку — это неотъемлемое право индивида, завоеванное демократией.

Что же, и ограничений нет? Почему же, есть. То, что позволено частному лицу, не позволено организации. Если газета в редакционной статье назовет президента США идиотом, у нее могут быть проблемы. Это раз. Два — закон защищает от диффамации других частных лиц. То есть публично отозваться о соседе по дому так, как о Бекхэме, нельзя. Ибо сосед — фигура непубличная в отличие от футболиста, который давно принадлежит не себе, а миру. Более того: нельзя публично высказать отрицательное мнение о фирме, если в ней работает, если не ошибаюсь, меньше 25 человек, ибо это может повредить ее репутации, а то и вообще разорить. То есть публично облаять, скажем, Би-би-си можно, а районную радиостанцию — только предварительно сверившись с ее штатным расписанием. Понимаете, где watershed, водораздел, да?

В Великобритании существует прямая зависимость: чем более известен человек, чем выше его общественный статус, тем больше он открыт обстрелу мнений. Помните, не так давно в Блэра сухим красителем кинули — засыпанным, кстати, в презерватив? И это символично. Глава государства — самый незащищенный от диффамации человек. О нем могут высказаться все и всюду, рисовать карикатуры, стирать с лица земли и смешивать с грязью, взобравшись, в самом примитивном варианте, в Гайд-парке в уголке ораторов на ящик или табурет: правило, введенное во времена Карла Маркса, действует до сих пор. И никакому частному лицу, высказавшемуся публично о том, что, с его точки зрения, премьер-министр «этой страны» (здесь так все и говорят: this country, что в России считалось бы непатриотичным) — жалкий притворщик, мелкий хвостик американской собаки, на территории Великобритании за это не будет ничего.

Ответственность наступает не за мнения, а за ложь, каковой признается изложение фактов, не соответствующее фактам. И это принципиально.

Я не берусь утверждать, что британская система самая идеальная в мире, хотя бы потому, что не знаю других, кроме британской и русской.

 

В Великобритании существует прямая зависимость: чем более известен человек, чем выше его общественный статус, тем больше он открыт обстрелу мнений



Но происходящее в России меня определенно пугает.

У нас граница разрешенного-запрещенного все больше сдвигается в сторону способа реализации прав. То есть если ты назвал политика «земляным червяком» на кухне — это твое личное дело. А если заявил об этом публично — тебя могут упечь за оскорбление, ибо демократия, как известно, не.

И граждане рукоплещут тому, что не.

Очень боюсь, что в этом случае российская демократия — вообще не.

Ибо, убей бог, не понимаю, чем она отличается тогда от того, что существовало при идиоте Брежневе. Тогда тоже распускать языки на кухне можно было сколько угодно.

Власть своими поступками всегда вызывает разнообразные эмоции, которые на низовом, частном уровне нуждаются не в обоснованиях, а в проявлениях, ибо это выражение есть важная часть самодиагностики общественной системы, ее обратная связь.

Граждане должны иметь право сказать, что поведение любого политика хамовато и слишком напоминает повадки дворового пацана, по капризу судьбы взявшего под контроль все дворы.

И только при условии, что это право соблюдается и гарантируется, между властью и людьми как посредник нормально функционирует пресса. Которая, кстати, здесь крайне неоднородна по принципам. Газеты, например, в этой стране нередко ангажированы (мэрдоковская The Times — умеренно-консервативна, The Gardian — либеральна, а лейбористская Daily Mail («Ежедневная почта») в глаза и за глаза называется Labor Mail («Лейбористская почта»). Зато Би-би-си исповедует принцип полной беспристрастности: на мнение одного эксперта надо непременно приводить мнение другого, и журналисту категорически запрещено давать хоть какие-нибудь оценки.Кстати, в качестве эксперта по России (ха!) мне пару раз защищать Путина здесь приходилось. Особенно когда начинали утверждать, что для его прихода к власти ФСБ взрывала дома в Москве и развязывала чеченскую войну, и что Кремль целенаправленно душит свободу слова в российских медиа. У меня нет никаких фактов, чтобы поверить в руку спецслужб, а что до свободы прессы и мнений, то, похоже, в первую очередь их душит само население страны, с радостью готовое схватить в руку самописку и надеть на нос очки в оправе с замотанной изолентой дужкой. Я, к сожалению, невысокого мнения о свободолюбии своих сограждан.

Однако то, как тяга к ярму поощряется, и то, как ведет себя серое чиновничье хамье, заставляет меня все же думать, что сравнение с земляным червяком не такое уж и большое преувеличение.

Прошу заметить: это моя частная точка зрения.

Дмитрий ГУБИН
Лондон

В материале использованы фотографии: AFP/EAST NEWS, GETTY IMAGES/FOTOBANK
Журнал "Огонёк" от 13.06.2004, стр. 9
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение