Коротко

Новости

Подробно

ГЛАС НАРОДА

Журнал "Огонёк" от , стр. 3

№ 19 / май 2004

Музыканта Пьера Нарцисса (см. «Вопросы недели») спрашивают: «Почему в России так много скинхедов?», а он отвечает: «Я плачу налоги, а подростками пусть занимаются другие». В благополучных западных странах концепция иная — каждый член общества активно участвует в жизни своего community, будь он бульдозерист или врач. Видел крупных бизнесменов, платящих налоги покруче, чем нарциссовы, и не гнушающихся тратить время и деньги на детский футбол. Г-н Нарцисс, когда вы будете получать в лоб от скинхеда, советую приложить ко лбу квитанцию об уплате налогов. Может, не так больно будет.

А. К., Москва

№ 20 / май 2004

Статью И. Дедюховой «ЖКХ, где «можно посадить всех» я бы назвал так: «ЖКХ как зеркало общегосударственного жулья». Не найдется в России ни одного жителя, у которого бы не было законного вопроса: а что конкретно делается для дома, в котором он живет? Куда уходят живые деньги за оплату жилищных услуг? А ведь они уже составляют немалую долю нашей зарплаты. И едва ли не четверть бюджета страны. Почему так чудовищно неэффективна работа ЖКХ? Почему в результате «реформы» мы не стали жить лучше? Для чего же ее придумали? Вариант ответа — для личного обогащения чиновников, связанных с ЖКХ. Много лет назад на вопрос: «Ну как в России?» — был ответ: «Воруют». И что изменилось?

С уважением к автору статьи Александр А.

***

О реформе нашего ЖКХ. Вот мой пример. Я с 2001 года установил в своей квартире счетчики на газ и воду, отрезал центральную систему отопления и смонтировал автономную — экономия в месяц составляет 1000 — 1200 руб. по сравнению с соседями (моя квартира 106 кв. м). В то время сравнительно легко оформил все это в ЖЭКе. Сейчас сделал подобную систему у знакомого, бегаем с бумагами уже около года. Наверху, видимо, учуяли тенденцию.

С. ЛОГИНОВ, Москва

№ 21 / май 2004

Благодарен за материал «Новые соседи» о саммите «Россия — ЕС», хотя и жалко, что «высокопоставленный источник Иван Иванов» не назван настоящим именем. В Эстонии, например, были попытки протолкнуть в совместное заявление ЕС и России только намек на притеснение здешних русских. В связи с этим прокатилась волна возмущения среди коренного населения, направленная во многом на местных русских. А они в этом никак не виноваты, но невольно были вынуждены отдуваться за слова и дела «безымянных героев», которые сами никакой ответственности обычно не несут.

Айн ТООТС, Таллин

№ 16 / апрель 2004

Благородную вы начали акцию, печатая «Письма с фронта». К сожалению, память о войне исчезает. Отец моей знакомой, фронтовик, пришел к протезисту, молодому парню. Тот, возясь с протезом, заметил: «Немцы — милые люди. И чего вы с ними воевали?» Все перевернулось: в Эстонии эсэсовцы — уважаемые люди, по России шагают скинхеды, словно фашисты. Никто ничего не помнит или делает вид, что не помнит? Странное ощущение, словно вода утекает между пальцев, невозможно удержать даже каплю. Все правильно ты делаешь, «Огонек».

С уважением Вахтанг

№ 18 / май 2004

Когда-то нам казалось, что мы не только любим Булата Окуджаву, но и знаем его. Увы, мы знали неплохо только его песни. Многое, что оставалось за кадром, мы узнали только из книги воспоминаний об Окуджаве. Интервью в «Огоньке» с женой поэта добавило новые штрихи к нашему знанию о Булате Шалвовиче и заставило вновь пережить ощущения соприсутствия с этим человеком, который олицетворяет понятия чести и достоинства в таком неуютном ХХ веке. Здесь я не оговорился: хотя физически мы присутствуем в ХХI веке, но нам уже поздно меняться. И потому мы так и остались душою там, в ХХ, вместе с нашими кумирами Галичем, Окуджавой, Высоцким и Визбором. Потому, уезжая в Стэнфорд, я и написал такие строки: Подводя черту конечную,/ Что б ты взял, мой друг, с собою? / Что могло служить бы вечною / Путеводною звездою?

И ответил так:

Я из века идиотского / В путь бы взял не для забавы / Беспощадный стих Высоцкого, / Мудрость песен Окуджавы. / Коль таможне не покажется / Лишним весом груз немалый, / Я бы взял поэмы Галича, / Чтобы совесть не дремала.

Валентин ИВАНОВ, физик

 

Коротенькая записочка, написал ее солдат Мидхат Гафуров. Предсмертная. Посылаю его фотографию, которая хранится у нас в Мемориальном центре. Долго мы пытались выяснить судьбу земляка, Мидхат до прошлого года считался без вести пропавшим, сложные были поиски. Достучались до Москвы, ответ нашли в Государственном архиве России. Там и хранится эта записочка, мы пересняли ее. Вот что нам удалось выяснить. Мидхат был ранен и оказался в харьковском военном госпитале. В 1943 году наши войска поспешно оставили город, госпиталь не успели эвакуировать. Вошли немцы, часть раненых они расстреляли, часть заживо сожгли. Раненые, зная, что гибель неизбежна, стали передавать медсестре партийные и комсомольские билеты. Те, кто успел, написали последние записки родным. Мидхат Гафуров передал эту записочку и хранящееся почему-то у него Красное знамя своей части. И совсем человеческое — попросил остричь волосы перед смертью, он ведь был мусульманином. В Госархиве есть конверт, в который была вложена записка. Известно имя медсестры, которая выполнила последние просьбы погибающих и сохранила письма. Зовут ее Екатерина Молчанова. Тогда в госпитале погибли многие сотни наших раненых. Мидхату Гафурову было всего двадцать лет. Похоронен он, скорее всего, в братской могиле во дворе больницы (Клингородка), там харьковчане одно время собирались открыть мемориал.

Несколько слов о семье солдата. Его отец Али Садыкович Гафуров — старый большевик, член РСДРП с 1910 года, брат отца, дядя Мидхата, тоже был партработником, знал лично Сталина, заведовал отделом Татарского обкома ВКП(б), расстрелян в 1937 году. В семье Гафуровых было шестеро детей, ушли на фронт четверо — две дочери и двое сыновей, погибли дочь и сыновья. Сейчас в живых одна Алия Алиевна, живет, кстати, в Москве.

И последнее. Мы вели и ведем поиск пропавших на войне, в годы репрессий, голода. Статистика такая. На 40 тысяч населения, сугубо сельского, 1 тысяча пропала в годы Гражданской, 7,6 тысячи погибло в голод 1921 года, 3 тысячи репрессированных, 8,5 тысячи не вернулось с фронтов Великой Отечественной. Впечатляющая картина, скажу я вам.

Н. ФРОЛОВ
директор Черемшанского Мемориального центра
Татарстан



Комментарии
Профиль пользователя