ГДЕ БОЛЬШЕ ДЕНЕГ, ТАМ БОЛЬШЕ ПРОБЛЕМ

Счетная палата разобралась с федеральными памятниками

ГДЕ БОЛЬШЕ ДЕНЕГ, ТАМ БОЛЬШЕ ПРОБЛЕМ

Аудитор Счетной палаты Владислав Игнатов

В свое время 95 депутатов Госдумы третьего созыва предложили Счетной палате Российской Федерации проверить, как используют столичные города Москва и Санкт-Петербург свои исторические и культурные памятники федерального значения. В мае проверка наконец завершена. Ее итоги впервые прокомментировал аудитор Счетной палаты Владислав ИГНАТОВ, возглавляющий направление по контролю за учетом, приватизацией и управлением государственной собственности.

— Как формулировалось задание для бригады, проводившей проверку?

— Проверить эффективность использования памятников федерального значения, а также разобраться в конфликтной ситуации с регистрацией Москвой большого количества памятников в собственность города.

— Проверка проходила почти год. Почему так долго?

— Чиновники, особенно в Москве, не желали выдавать нам информацию. По расходованию средств федерального бюджета у нас, кстати, вопросов не возникло. Но были вопросы, например, по поводу средств от аренды федеральных памятников, которые должны проходить через московское казначейство, а проходили через счета Государственного управления охраны памятников (ГУОП Москвы) в коммерческих банках. В ГУОПе отказались предоставлять нам информацию, так что свою работу наши сотрудники начали с того, что опечатали архив и бухгалтерию. В Департаменте государственного имущества Москвы проверяющим сказали: «Идите в Генпрокуратуру, а мы вам ничего не дадим». Хотя, по идее, сами должны быть заинтересованы, чтобы все было максимально прозрачно и никого не обвинили ни в коррупции, ни в личной заинтересованности.

Мы, конечно, все равно выяснили все, но пришлось составить множество актов по поводу отказа от предоставления информации, а это уже уголовно наказуемые действия. В итоге, хотя проверка должна была завершиться в декабре 2003-го, ее результаты были оглашены на коллегии Счетной палаты только в мае. Такого уникального материала, связанного с использованием и приватизацией памятников федерального значения, какой сегодня есть у нас в Счетной палате, нет больше нигде.

— Выводы проверки касаются главным образом Москвы, а не Северной столицы?

— Понятно, что там, где больше денег, больше проблем. Где любой объект недвижимости стоит огромных денег, там больше пересечений разных интересов. К тому же, в Санкт-Петербурге все достаточно правильно выстроено, там есть и орган исполнительной власти, отвечающий за контроль и охрану памятников. А московский ГУОП, по существу, не является органом исполнительной власти. При этом он сдает памятники в аренду, имеет дело с деньгами, которые направляются на восстановление.

— Столица зарегистрировала как свою собственность около 860 зданий и сооружений, являющихся объектами культурного наследия России. На основании чего они сегодня принадлежат Москве?

Почему Третьяковка платит Москве за аренду своего же исторического здания?

— Городская дума приняла закон о регистрации памятников как столичной собственности, а правительство Москвы выпустило на этот счет постановление. Когда разгорелся конфликт, Москва ссылалась на Конституцию, которая говорит о необходимости разграничения памятников федерального значения и относит их к предметам совместного ведения. По мнению столицы, Конституция отменила действие имеющего силу закона Постановления Верховного Совета РФ 1991 года № 3020, по которому памятники историко-культурного наследия являются сугубо федеральной собственностью. Мне кажется, когда все эти решения по регистрации готовились и представлялись мэру Москвы, ему явно докладывали не о памятниках федерального значения, а о муниципальных. Похоже, он был введен в заблуждение, давая распоряжение регистрировать все подряд.

Постановление правительства Москвы опротестовала столичная прокуратура. Но протест был отклонен, и Минимущества, и Министерство культуры по представлению прокуратуры Москвы подали иск в Арбитражный суд. Этот иск уже год там находится — дело «зависло» в связи с обращением правительства Москвы в Конституционный суд.

— Разбирательство в Конституционном суде назначено на конец августа?

— Да. Если он примет решение в пользу федеральных органов власти, результаты нашей проверки приобретут совершенно другое значение.

— Если суд и прокуратура решат, что спорные объекты — федеральная собственность, то возникнет вопрос: а где же все доходы от них за столько лет? Сможете подсчитать упущенную выгоду федерального бюджета?

— Сделать это на основании тех материалов, которые у нас есть, — дело пяти дней. Но пока нас интересовали другие вопросы. Например, за аренду зданий, которые исторически были в оперативном управлении у учреждений федерального значения, федеральный бюджет только за прошлый год заплатил 50 млн рублей. Не очень большая сумма, но все же. Платить Москве за аренду своего же исторического объекта вынуждена, например, Третьяковская галерея. Та же ситуация и с Академией наук. В частности, Институт США и Канады занимает несколько особняков, которые всегда находились у него на правах оперативного управления. А сегодня он вынужден арендовать их у Москвы. Тоже за счет федерального бюджета.

— Спор идет ведь не только за здания. В отчете фигурирует около 470 га земли, на которых расположены памятники федерального и местного значения. Что происходит с ней?

— Мы зафиксировали случаи, когда по паспортам земля принадлежит памятникам, но часть ее уже отчуждена под инвестиционные проекты.

— Но правительство Москвы говорит о том, что оно направило на восстановление памятников 4,5 миллиарда рублей, что возрожден Гостиный Двор, масса объектов федерального значения.

— Это, конечно, тоже нельзя сбрасывать со счетов.

— В отчете говорится, что поступления от аренды объектов федерального значения в Москве составили только в 2002 году более 250,6 миллиона рублей. А за какие деньги они сдаются в аренду?

— Базовая ставка — около 80 долларов. Но мы с вами знаем, какая сегодня рыночная цена аренды квадратного метра в центре Москвы. Понятно, что удобно выстраиваются схемы, когда чиновник сдает здание в аренду «дружественной» фирме, она приводит его в относительный порядок и тут же сдает в субаренду, получая сумасшедшую дельту. В общем, нужно наводить порядок, переводить аренду на рыночный режим.

В Москве есть памятники, которые неизвестно почему сдаются по рублю за квадратный метр в год. Среди арендаторов — творческие союзы, какие-то фонды, за которыми нет ничего, кроме красивых названий.

Конечно, полуразвалившийся памятник можно сдать в аренду и по минимальной цене. Но тогда, будь добр, потратить круглую сумму на приведение его в порядок по утвержденному проекту реставрации.

— В отчете Счетной палаты упоминается г-н Церетели, владелец памятников федерального значения — дома на Большой Грузинской улице и Дома московского архитектурного общества в Ермолаевском переулке. В Москве приватизировано как минимум полсотни памятников. Вы выяснили, за какие деньги их продавали?

— Вся эта информация у нас имеется.

— Там фигурируют в том числе и смешные суммы?

— Да. И при этом деньги непонятно куда девались.

— Москва уже отреагировала на выводы вашей проверки?

— В обсуждении отчета на нашей коллегии участвовал вице-премьер столичного правительства Росляк. Юрий Витальевич поблагодарил нас за глубину анализа ситуации и обещал навести порядок.

— А «федералы» отреагировали?

— В отчете мы особо подчеркнули, что в стране нет органа исполнительной власти, который контролировал бы, как используются памятники, что нужна такая служба федерального значения. И она теперь есть, совсем недавно создана при Минкультуры. Еще мы говорили о том, что должно быть имущество казны Российской Федерации, к которому нужно было бы отнести все культурное наследие. Кстати, это не исключает коммерческого использования памятников, например эффективной сдачи их в аренду.

— Или приватизации? Кстати, 20 мая российское правительство собиралось рассмотреть вопрос о совершенствовании охраны и использования памятников истории и культуры, но решило отложить обсуждение. А «совершенствование» ведь на самом деле означает не что иное как приватизацию национального наследия?

— Приватизация бывает разная: эффективная и нет, хищническая и цивилизованная. Но будущее, как мне кажется, все равно за частной собственностью. Нет у нас эффективных госуправленцев. Просто должны быть прямые и абсолютно прозрачные механизмы контроля.

— Так сначала нужно создать эти механизмы, а потом говорить о приватизации. У нас-то происходит наоборот.

— Я смотрю в будущее более оптимистично. Вот сказали мы, что нужен федеральный орган, отвечающий за федеральные памятники, и он уже есть. А что касается заседания правительства, то оно отложено до сентября — с такой просьбой обратился к Фрадкову Иосиф Кобзон.

Наталья ДАВЫДОВА

В материале использованы фотографии: Роберта НЕТЕЛЕВА/ФОТО ИТАР-ТАСС, Александра ДЖУСА

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...