ПОХИТИТЕЛИ ТЕЛЕФОНОВ

Эти люди просили не называть их фамилий, хотя и не сделали ничего дурного. То, что происходит с ними, дело будничное, ежедневное...

ПОХИТИТЕЛИ ТЕЛЕФОНОВ

Рынок мобильных телефонов чуть ли не самый бурно развивающийся в «потребительской экономике». Но он же породил масштабное явление: воровство и практически легальную продажу ворованных трубок. Как и кем это делается? Почему мы миримся с этим? Корреспондент «Огонька» побеседовал с двумя людьми, имеющими прямое отношение к теме.

Сережа, 20 лет, студент

Как воруют

— Скажи, у тебя есть знакомые, которые продают подержанные мобильники?

— Да. У меня есть знакомый, который продает подержанные мобильники. Наверняка у него есть человека четыре знакомых, которые их воруют. Видел ларьки, на которых написано: «Сотовые телефоны б/у» (бывшие в употреблении)? Все это ворованные трубки. Или те, которые отнимают у детей.

— Как это «отнимают»?

— Ну подходят на улице и просто отнимают...

— Ну хорошо, а как их воруют?

— Ну что за странный вопрос? Как воруют? А как воруют все остальные вещи? Кошельки, например? В метро... В толпе. Из кармана. Открывают дамские сумочки. Едет девушка в метро, а потом обнаруживает, что мобильника в сумочке нет.

— Ну а есть какие-то специфические приемы?

— Один из распространенных случаев, когда мобильник по забывчивости, по глупости выкладывается на столик в кафе, баре, туалете, каком-то людном месте. Только обычно у взрослых мужиков боятся брать. Самая распространенная клиентура — это дети, то есть подростки всякие, малолетки, и девушки. А у взрослых мужиков — нет. Это исключение. Во-первых, неизвестно, на кого попадешь. Вдруг мент или фээсбэшник? Страшно же...

— А что именно страшно?

— Ну в принципе вообще страшно. Вдруг поймают? Или вдруг потом встретят? Хрен их знает, вдруг у них такая агентура. Пойдешь сдавать мобилу, а там у него опознавательный знак какой-нибудь или еще что... Но главный страх — это обычный страх, что попадешь на «крутого», на человека из органов. Их просто все боятся. Плюс мужики — это все-таки физическая сила.

— Ясно. Ну а еще приемы какие-то есть?

— Да я не знаю. Я же не вор. И не продавец. Я покупатель. Но в принципе есть, конечно. С помощью «куклы». К моей знакомой, например, подошел в клубе парень, говорит: простите, девушка, у меня батарейка села, дайте, пожалуйста, ваш мобильник, срочно надо позвонить. А звонить надо с улицы, подниматься наверх, в подвале же не берет телефон. Она говорит: «Нет». Он говорит: «Возьмите мой паспорт». Она: «Зачем мне ваш паспорт?» Он говорит: «О, идея! Просто возьмите мой мобильник, смотрите, почти такой же, как у вас. Даже лучше». Она его вертит в руках: действительно настоящий мобильник. Ну и чтобы он отвязался, а потом же неудобно, мы же все люди, должны помогать и так далее... Потом раз, она сидит 10 минут, 15 минут. Пробует позвонить и вдруг соображает, что это кукла. Игрушка из пластмассы. По виду никак не отличишь. Такой же по весу, такая же панель, все классно сделано.

Почем трубка?

— Ну ладно. Так, предположим, ты телефон хочешь продать. Сколько ты на этом можешь заработать?

— Это зависит от модели. Ну как... Можно 20 долларов, а можно двести. Я вот лично покупал б/у трубку-телефон за сто долларов. С фотокамерой зато. Понимаешь? Конечно, если на рынок идти сдавать, там можно и двадцать долларов получить, и еще обхамят тебя. Лучше знакомому. У меня вот есть знакомый, я ему свой могу сдать, другой купить. Очень удобно. То есть нормальный телефон может стоить сейчас 200 долларов, даже 300. Последней модели, с наворотами. Ну вот и считай, ты его сдал — можешь сто долларов получить. Но стандартный вариант — ну там долларов 60 — 70, наверное. В районе полтинника. Если телефон обычный, не очень новый. Это я так думаю. На самом деле точно не могу сказать.

— Значит, твоя задача или, скажем, твоя выгода, чтобы телефон был поновее, подороже. А продавец?

— Что «продавец»?

— Он что делает для своей выгоды?

— Ну, во-первых, клиентура у него должна быть. Но это ладно, это потом. Ну как, в товарный вид привести. Посмотреть, нет ли царапин. Если есть, можно новую панель купить, они вообще копейки стоят. Потом зубной щеткой его как следует отчистить. Это все делают. В идеале коробочку хорошо бы иметь фирменную, аксессуары. То есть чтобы иметь возможность сказать, что телефон-то в принципе новый. Просто кто-то его купил, а решил потом... там, не знаю, другую модель брать. Тут много можно чего наврать. Ну в результате цена повыше будет.

Куда звонить в экстренных случаях?

— А SIM-карта?

— В девяноста случаях из ста SIM-карту сразу выкидывают, сдают или без SIM-карты, ну или новую покупают. Она же дешевая, значительно дешевле телефона. Но бывают, конечно, исключения. Например, от жадности. Он проверяет телефон, раз, а там еще сорок долларов на счету! Жалко. Он давай звонить. Тут хозяин ему звонит, хочет договориться о встрече. Бывает, правда, по-другому, если хозяин начинает убедительно угрожать.

— Как это «убедительно»?

— Ну очень просто: не вернешь — убью. Найду и убью. Обязательно. У меня друзья в милиции. Просто на страх берут. Без всяких изобретений. Просто они умеют правильно разговаривать.

— Понятно.

— Еще бывает, но тоже очень редко, когда хозяин просит вернуть SIM-карту. Это если хозяин телефона умный и не угрожает, не орет, потому что на самом деле такому психу никто не будет ничего возвращать, выбросят SIM-карту, и все. А умному, если у него там важные телефоны, там за пятьсот рублей, за тысячу могут и вернуть. Двойная выгода. А, как правило, SIM-карту сразу выбрасывают, потому что боятся, что телефон «пробьют», хотя, конечно, это бред и выдумки. Ну или если видят, что в SIM-карте какие-то такие телефоны, Дибров, например, или Парфенов, могут сами позвонить хозяину, предложить сделку. Есть такие случаи тоже.

 

Главный страх похитителя — попасть на «крутого» или на человека из органов. Что в принципе одно и то же...



Максим, 40 лет, предприниматель

Опасная связь

— У вашего сына украли телефон?

— Не украли, а отобрали. Они шли втроем. Три друга. Лет по пятнадцать. Они часто вообще встречаются. Родители им дают деньги, они ходят в кино или кафе. Я лично даю рублей 100 — 150, когда он идет с друзьями. Таких детей сразу видно. Нормальные, домашние дети. К ним подошли трое. Ростом повыше, постарше. Так он сказал по крайней мере.

— Потребовали деньги?

— Нет. Деньги и мобильные телефоны.

— Угрожали?

— Да. Один сразу сказал: скажете хоть слово, я вас порежу. Один что-то сказал, типа у меня старый мобильник, его ударили коленом в лицо. Нагнули голову и ударили. Нос не сломали, но ходил опухший две недели. Моему сыну дали по щеке за то, что в одном кармане у него было тридцать рублей, а в другом они нашли еще десять. Ну и сразу отобрали телефоны.

— Что вы сделали, когда узнали?

— Я сначала молчал. У меня все внутри перевернулось. Я такого чувства никогда не испытывал. Перед глазами стояла эта картина: как их бьют, все отнимают. Я велел ему одеваться. Он спросил: «Зачем? Как ты будешь их искать?» Я сказал: «На машине объездим весь район, ты их запомнил?» Он говорит: «Да». Ну мы сели и поехали. Жена не возражала. Сказала: «Осторожнее там». Ездили часа три.

Никого не нашли

— А как вы ездили? То есть что вы делали?

— Останавливались у метро, заходили в кафе, бары, смотрели по сторонам... Сын даже как-то возбудился. Но, к счастью, мы никого не нашли.

— Почему «к счастью»?

— Я все время представлял себе эту картину: вот я их нахожу. Потом выхожу из машины. Что я говорю? Как действую? Непрерывно была эта мысль, прокручивал варианты, по сто раз повторял разные фразы, про себя, конечно. И понял, что могу только одно: бить в лицо. Я ударю. Они ударят. Что дальше? Я понял, что на такую охоту нельзя выезжать неподготовленным. Нужно или вооружиться, или брать кого-то с собой. А что значит такая подготовка? Что со мной будет, если я начну их бить? Убью? Покалечу? Если у кого-то из них нож — значит, надо убивать этих подонков. Или они меня убьют. Стоит ли мобильный телефон и наше унижение такой цены? Просто у моего знакомого был такой случай: он шел из ларька поздно вечером, зимой, с пакетами какими-то в руках. Что-то нес, бутылки или что-то еще. А у него шапка такая смешная, и сам он человек невысокого роста, такой... немного смешной. Да.

И тут какие-то пацаны стали бросать в него кусками льда. Разбили бутылку. Ушибли руку. Он добежал домой, выскочил на улицу и хотел их искать. Обратился к какому-то человеку с собакой, соседу: вот, мол, хулиганы, надо их поймать. А тот ему сказал: «А что я с ними делать буду? Я же их убью». А сосед его оказался грузин. И он сказал это так убедительно, что мой знакомый подумал и пошел домой. Действительно: а что с ними делать? Только убить?

А убить невозможно. Тут другая степень ненависти нужна. Моя ненависть кончилась часа через три. Я понял, что так устал, как никогда. И говорю сыну: «Слушай, ты хочешь еще их искать?» Он говорит: «Нет». — «А завтра?» — «И завтра нет». Он все понял. Мы приехали домой, я говорю жене: «Никого не нашли». Она говорит: «Слава богу».

Евгений МАМИНОВ

В материале использованы фотографии: CORBIS/RPG

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...