СКУЧНАЯ ИСТОРИЯ

Чтобы получить страховку по ОСАГО (обязательному страхованию автогражданской ответственности) и починить машину, попавшую в аварию, нужно посетить 4 конторы, заполнить 9 бланков и потерять 87 часов 40 минут и 1100 рублей

СКУЧНАЯ ИСТОРИЯ

Ее, эту ОСАГу, ввели только с этого года и весь прошлый год бодро пропагандировали. Мол, не суетитесь, граждане, для вашего же блага радеем. Не нужно бояться человека в «мерседесе», поцарапав ему бампер, — достаточно обменяться номерами страховых полисов. Теперь, заплатив страховой компании оброк в без малого 150 долларов и попав в ДТП, я точно знаю: полис ОСАГО страшнее любого «мерседеса».

Видит Бог, я не хотел этого. И он тоже не хотел. Я всего лишь заворачивал на своем крохотном «ниссане» в свой крохотный двор. И дедушка Файретдинов Тагир Фуатович на битых молью «жигулях» хотел туда же. Но поворот проскочил, Аллах свидетель, и теперь решил сдавать задним ходом — и сдал, зараза, не посмотрев в зеркала. Прямо мне в дверь. Скрежетнула японская жесть, мы синхронно врезали по тормозам, боднули указательным «аварийку» и вышли из своих колымаг с полисами обязательного автогражданского страхования наперевес.

— За что вы меня? — спросил я дедушку весело.

— Денег нет, — ответил он невпопад. — Ну что, вызывай ГАИ, барин, у меня мобильник за неуплату выключили.

День первый. Бляха 47

Представитель законной дорожной власти (бляха номер 47, а больше вам, гражданин, знать не нужно, не нравится — жалуйтесь) на место дорожно-транспортного происшествия не спешил. А когда появился часа через полтора, окинул место автобойни опытным взором и удалился на приватное совещание с дедушкой: вы, молодой человек, сидите спокойно и объяснение пишите, как сумели уважаемому своей дверью фаркоп поцарапать...Выслушав уважаемого и обмерив с его помощью рулеткой пол-улицы, бляха номер 47 рухнула на мое пассажирское сиденье:

— Машину почем брали?

Удивленный таким поворотом дела, я отвечал: мол, всего за три тысячи американских рублей, и то с рассрочкой: знакомый олигарх купил вместе с правами для дочки, да не подошла фасоном, хоть и навороченная по самые уши...

Сорок седьмая бляха информацию мимо ушей пропустила, констатировав: машина хорошая, дорогая. Дальше началось интересное.

— Ну что вы написали, — укоризненно сказала бляха, тыча пальцем в мою объяснительную, — «заезжая во двор, внезапно увидел двигающуюся задним ходом машину...» Вы его фамилию знаете? Такая же у замначальника нашего ГИБДД. Им на пару раз плюнуть вас на деньги поставить, — приоткрыла мне бляха номер 47 страшную тайну автомобильного бытия.

— Но ведь виноват-то он...

— Он, татарская морда! — неполиткорректно заржал «гаец». —

А платить будешь ты! Пиши: «Дополнительно сообщаю: увидев машину «ВАЗ-2107», я остановился, просигналил гудком и световыми сигналами...» Теперь ни одна Казань не подкопается, — он осмотрел объяснительную на предмет неполадок и остался доволен: — С этим придешь во вторник в группу разбора, комната 208. И с тебя причитается, мужик! Сколько можешь, столько и причитается!

Я дал ему 100 рублей. Он обиделся. Я вынул еще сотню. «Может, к татарину пойти?» — начала мечтать бляха. Я заменил их на 500. Он посмотрел на меня с сожалением, вздохнул, но купюру взял. За стеклом «ниссана» нервно курил, нарезая круги, дедушка.

Итоги дня: ожидание ГИБДД — полтора часа, заполнение трех бумаг (извещение о ДТП, справка об аварии, объяснительная) — еще час, взятка — 500 рублей.

День второй.
Группа разбора

По второму этажу аббревиатуры ГИБДД ВАО бродила отчаявшаяся нервная девушка и жалобно всех спрашивала: «Ну где эта «группа разбора»?» Она по моей наводке сунулась в 208-ю: «Нет, это «группа административной практики».Наудачу заняв туда очередь, минут через 40 мы с «нервной» узнали, что гражданин начальник майор Огородников И.В. просто пошутил изысканно. Однако, отползайте — и вы, девушка, и вы тоже, товарищ. Потому что читать надо уметь, специально для вас написано... Специально для нас с девушкой на приколотом к щиту «Нужная информация» листке бумаги авторучкой было выведено: «Протоколы об административном нарушении в страховую компанию не выдаются без: 1) запроса из страховой компании; 2) чистого бланка справки по форме 11.

Когда мы с девушкой выходили от майора, растерянный новичок спрашивал у хвоста нехилой очереди:

«А если виновник ДТП на разбор не явится, что делать?»

И ему мрачно отвечали компетентные: ждать гада.

Итоги дня: «группа разбора» — 1 час 20 минут.

День третий.
Страховая компания

Моя страховая компания отказалась от меня сразу: «Вы потерпевший? Звоните в страховую виновника ДТП». Страховая фирма дедушки Файретдинова называлась, по его словам, «Авиакосмос» — мне хватило двадцати минут поисков в интернете, чтобы понять, что такой не существует. На излете еще часа поисков обнаружилась фирма «Авикос», которая по телефону Тагира Фуатовича и его полис опознала, и мило пригласила приезжать в любой день с 9 до 18.

Я приехал днем, отпросившись с работы. В экспертном отделе обедали уже полтора часа и полчаса еще собирались. Зато очереди — один веселый хорват Милан, чей «Рено» подбил «дальнобойщик» на МКАДе. Осмотрев мое сиротское синенькое «Извещение», Милан начал сочувствовать, показывая многочисленные и, как он уверял, необходимые бумаги: справку из ГИБДД, объяснительную виновника, рапорт постового, два протокола и справку об аварии.

 

А может, все-таки отремонтируем? — тупо спросил я. — Мне не деньги, мне исправная машина нужна



Обед кончился, и Милана погнали в шею — у него не было того самого извещения, подписанного виновником аварии.

— Где же я его буду искать? — ошеломленно сокрушался хорват. — Он из Воронежа, фамилия Тихонов, ни адреса, ни телефона...

А меня приголубили. Запрос? Напишем. Бланк по форме 11? Обычно тридцать первую требуют, но мы вам и ее, и тридцать первую дадим. А теперь записывайте, что вы из ГИБДД нам должны принести... В перечне значились три документа и на каждый по копии, непременно заверенные нотариально. До свиданья, следующий.

Итоги дня: в страховой компании было потеряно 2 часа.

День четвертый.
Опять группа разбора

Гражданин майор Огородников был настроен по-боевому и развенчивал всех подряд:

— Не нужен мне твой Фуатович на «Вазоне». И форма 11 не нужна — не все, что на заборе написано, правда. Вот тебе справка об аварии. Теперь гуляй в комнату 212, большую квадратную печать поставишь. Но не сейчас, там люди обедают, подожди, пока компот допьют. Если в страховой возникать начнут, что бумага одна и без копий, скажи, чтобы внимательно шестой пункт читали. И вот еще что: в экспертизу езжай на Октябрьское поле, а не в прикормленную страховую: так насчитают, что ни новую дверь купить — в кино с девушкой на утренний сеанс ни пойти. Понял или повторить два раза и медленно?

Итоги дня: обедали в комнате 212 не спеша, и на прощание с «группой разбора» ушло два часа с хвостиком.

День пятый.
Опять «Авикос»

— Вот направление на экспертизу, — наконец сказала рыжая девица Алена, минут 20 промурыжив меня в приемной, пока она ходила к неведомому начальству узнавать, можно ли «в порядке исключения» принять от меня справку в единственном экземпляре. — Компания «Цитадель». Экспертиза определит ущерб и сумму страхового возмещения.На Октябрьском поле, у действительно независимых экспертов, я, оказывается, мог оказаться только через суд. Таков закон, и не майору Огородникову его переписывать.

— А может, все-таки отремонтируете? — тупо спросил я. — Мне не деньги, мне исправная машина нужна. Разве у «Авикоса» нет договора с автосервисами?

— Есть, — ответила честная Алена. — Но ремонтируют, только когда выгодно. Может, вам и повезет, но вряд ли: автомобиль неновый, недорогой. Скорее всего, страховая премия.

— А на нее можно будет меня отремонтировать?

— Будем надеяться.

Итоги дня: направление на экспертизу и еще полтора часа потерянного времени.

День шестой.
Экспертиза

Если вы этой очереди не видели, то и представить не пытайтесь. Хвост образца 1977 года за сервелатом отдыхает. Очередь двигалась медленно, как похоронная процессия, и сосредоточенно, как пьяный сантехник вверх по лестнице. Сам процесс осмотра занял минуты три: эксперт Юра брезгливо поковырял пальцем грязную вмятину, что-то чирикнул в блокнот и изрек: «Дверь надо менять. И еще замок заклинило».

 

Если вы этой очереди не видели, то и представить не пытайтесь. Хвост за колбасой образца 1977 года отдыхает...



Заклинило и меня: сколько еще мучиться?

— По закону 18 дней. Пока наше заключение в страховую компанию придет, пока его там рассмотрят, скорректируют сумму и переведут на счет — недели три, не меньше. А могут вообще отказать, — Юра курил мои сигареты и был словоохотлив, несмотря на ярость очередников. — Придерутся к чему-нибудь и пришлют отказ заказным письмом. Тогда в суд идти, но это еще та морока...

Юра докурил до фильтра, стрельнул еще сигарету и сказал, что с меня 100 рублей за охраняемую стоянку. Оплата в Сбербанке, за квартал отсюда. Я дал сотню ему. Юра не возражал.

Итоги дня: потеряно 6 часов, 100 рублей и терпение.

День седьмой.
Сервис

— Мы хотим предложить вам бесплатный ремонт вашей машины, — торжественно сказал дня через три голос в телефонной трубке, представившийся Игорем. — Вы согласны? Я уже был согласен на все и покорно отправился в автосервис на задворки Речного вокзала, где отдал ключи и расписался на заявлении о ремонте в счет страхового возмещения. Вежливые и с трудом сдерживающие ликование люди, похожие на бандитов, просили не беспокоиться: сделаем качественно и быстро. За три дня.

— Дверь-то замените?

— Конечно, и замок...

Похожие на бандитов действительно позвонили через три дня. Дверь была новая, замок открывался. Претензий я не имел, о чем честно и написал в очередном бланке. Мне сказали «большое спасибо» и бесплатно вымыли машину, пока я радовался, что все кончилось.

Итоги дня: потеря еще трех суток и принципов.

День восьмой, последний.
Механик Витя

Механик Витя возник в моей жизни через полчаса примерно после ремонта, потому что замки всех четырех дверей заклинило одновременно и насовсем. Выбравшегося через багажник меня Витя чинил и учил уму-разуму.

Во-первых, не меняли мне замок — отогнули какую-то железяку отверткой. Замок призван был проработать те несколько минут, пока я выводил «претензий не имею».

Во-вторых, дверь не меняли тоже. Отдубасили кувалдой изнутри, зашпаклевали, покрасили. Вот симпатичный магнит. Если дверь новая, он бы прилип к ней намертво. Витин магнит от двери отваливался, как сытая пиявка.

В-третьих, деньгами надо брать: «Они на тебе наварили хором долларов 500, не меньше».

В-четвертых, бить в кость надо самому, для чего установить по фаркопу сзади и спереди — дождался ГИБДД — и на свободу с чистой совестью, ноль времени, ноль денег. Виноватый в ерундовом ДТП с полисом ОСАГО — самая счастливая на земле личность.

В-пятых, с меня 500 рублей и телефоны всех этих гадов — Витя им объяснит, как не надо обижать глупых и маленьких.

Витя возился с дверью, а я занимался окончательными подсчетами: на то, чтобы забыть об ужасе обязательного страхования автогражданской ответственности, у меня ушло 87 часов 40 минут и 1100 рублей. Витя уверяет, что я легко отделался...

Михаил ДУБРОВСКИЙ

В материале использованы рисунки Вивиана ДЕЛЬ РИО

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...