МОСКВИЧИ И ЛОНДОНЕРЫ

Столица — это всегда страна в стране. Неожиданный отклик на статью Дмитрия Быкова о Москве «Остров доктора Мэра» (№ 12 с.г.) мы получили из Лондона

МОСКВИЧИ И ЛОНДОНЕРЫ

Гады демократы, довели страну. Где прежнее счастье вылазок в закордонье? Где парфюмерная свежесть международных аэропортов?

Я несколько недель в Лондоне, жизнь структурно неотличима от прежней. Ну, в Москве бегал по утрам по Миуссам, а здесь — по Гайд-парку, там плавал в бассейне — и здесь — плаваю (только здесь дешевле), там держал под рукою «Афишу», здесь — TimeOut. От местных газет и вовсе ощущение deja vu. «Несмотря на всю экономическую мощь, уровень безработицы в Лондоне на 7 процентов выше среднего по стране (4,9 процента). Кроме того, 48 процентов лондонских детей живут в бедности на фоне 30 процентов в среднем по стране». Привет Зюганову. Каждый день я узнаю, как очередная звезда умотала из Лондона, потому что здесь грабят, убивают, насилуют, не работает метро и жить с детьми невозможно.

Мазохисты, выбирающие жизнь в нищете, без метро, работы и с насильником под окном, называются лондонцами или, если быть точным, Londoners, лондонерами. Половина лондонеров — желтые и черные, в чалмах, сапогах на шнуровке до пупа, в зеленых париках, бритые наголо, в проклепанных косухах, при пирсинге и тату, сбежавшие из своих норфолков и уэльсов, бангладеш и египтов. Именно они бросили в чайник театрального Уэст-Энда заварку чайна-тауна, они превратили помоечный железнодорожный Камден в прикольный веселый район, они сотворили местную униформу — голубые джинсы, пиджак, кроссовки, они сделали предметом гордости — звучание в Лондоне 300 языков. Самые крутые из них читают сегодня «Тревоги статуса» Алена де Ботона, бегают на выставку Роя Лихтенштейна и зажигают под бразильского DJ Marky.

Стоило, спрашивается, ехать работать на Би-би-си, если в России работал на «Радио России», читал Жижека и тусовался в «Б-2» под Tiger Lillies? Мы, лондонцы, москвичи, питерцы — «столичане» — крутые, улетные, wow & cool. Именно мы даем 16% национальной экономики и получаем обратно лишь 84% от уплаченных налогов (цифры привожу местные, но нет сомнений, в Москве почти так же).

Однако различия есть. Не может не быть.

May I ask your kind attention, леди и джентльмены? Тут у нас вышел очередной TimeOut с шапкой: ЛОНДОН ЗАЯВЛЯЕТ ОБ ОТДЕЛЕНИИ. (Господи, а о чем еще мечтают Питер и Москва? Понаехали тут...) Внутри — карта новой Европы: Германия, Франция, Ла-Манш, Лондон. Привычные очертания Британии — в голубых размывах океана. «Что случилось с вашей страной, господин премьер-министр?» — «Она утонула». Рядом — плакат: «Голосуйте за Народную республику Лондон!» Возможный гимн республики — «Закат над Ватерлоо» The Kinks, возможный флаг — лоскутное одеяло, возможный тренер республиканской сборной по футболу — Абрамович.

В редакционной статье бибисишник и фриланс (подозрительно, кстати, смахивающий на меня) Роберт Элмс популярно объясняет экономический базис отделения (без Англии Народная республика Лондон численностью 8 миллионов человек станет восьмой по богатству страной мира, перестав субсидировать незадачливые Шотландию и Уэльс). Но самое главное — объясняет причины отделения.

«Дело не только в экономике. Культурно и расово Лондон сегодня дальше от остальной страны, чем когда бы то ни было. Наша восхитительная мешанина рас и религий, языков и кухонь давно не смешивается ни с чем. Стоит съездить на денек-другой в эту монокультурную Англию, с ее белым хлебом, теплым пивом, ненавистью к иностранцам, травлей лисиц и меньшинств, чтобы понять, насколько далеки от них мы». Ну и далее в том же духе: мы, лондонеры, изменим миграционную политику и практику выдачи лицензий, изменим законодательство в отношении наркотиков и т.д

 

Растущие детки будут схватывать чужую жизнь на лету. Москву — молодым! Сколько можно терпеть страну, к двадцати пяти заводящую пузо и помирающую к тридцати пяти



Понимаете, да? Они не закрывать собираются ворота, а открывать. Чем больше польских, китайских, русских, индийских, таиландских эмигрантов «с их невероятной энергией и драйвом», тем нам, лондонерам, лучше. Чем меньше лицензий на торговлю и бизнес — тем мы, лондонеры, богаче.

Они там у себя в редакции созвали экспертный совет из 12 человек, включая членов парламента, актеров, директоров туристических обществ и театральных компаний, ребят из Лондонской школы экономики, а на следующий день три часа обсуждали идею на радио BBC London. «Делай что хочешь, пока это не мешает другим». Лондонеров классическая, с овсянкой, пэрами и сэрами, Англия не устраивает, потому что такая Англия тормозит их perpetum mobile.

В Питере же и Москве риелторы и туркомпании умоляют вернуть лицензирование, ибо боятся «недобросовестной конкуренции» (добросовестная — это та, которая тебе не страшна). У нас не только миддлы, но и up-миддлы до смерти боятся, что лицо России ненароком станет смуглым и раскосым, хотя, по-моему, бояться надо той тупорылой самодовольной хари, которую наше великое отечество сегодня имеет, мечтая о солидности, респектабельности и единой национальной идее.

И с точки зрения среднего лондонера средний москвич — это английский быдлан со всеми его потугами на викторианский стиль и великой верой, что «звезды не ездят в метро» (в Лондоне члены парламента ездят на работу на великах, за это им даже доплачивают из бюджета), со всей его клаустро- и гомофобией и стоеросовым желанием жить «прилично».

Здесь мэр Кен Ливингстон популярен среди лондонеров, потому что открывает фестиваль эмигрантов в Ноттинг-Хилле, одобряет уличную торговлю (кило мартовской клубники с лотка — сто рублей) и приветствует эксперименты вроде стеклянного куба с людьми на Трафальгарской площади. При Ливингстоне, кстати, регистрация в полиции (бессмысленная тем не менее процедура) занимает минут пять.

Там мэр Лужков популярен среди населения, потому что носит пролетарскую кепку, кричит, что Москва для москвичей, запрещает свободную торговлю, покровительствует Церетели и Шилову, устраивает облавы на приезжих и делает так, что зарегистрироваться в течение отведенных трех дней решительно невозможно. Его влияние огромно. Мои московские друзья чуть не поголовно лужковцы.

И вот это убивает меня наповал. Лондонерам, случайно затусовавшим в Москве или Питере, пора объединяться в братство, выбрав штаб-квартирой какое-нибудь приличное место вроде «Китайского летчика Джао Да». Пора начать выдавливать из Москвы так называемых коренных москвичей, если они ленивы и самодовольны. Если они хотят правильной, регламентированной жизни, то пусть ее строят в чистом посконном русском поле под Суздалем, со всеми их церетелями делают себе красиво, пусть налаживают производство кепок. Москва и Питер ---- для мировых нахалюг; для беженцев из Таджикистана (так старательно одевающих своих детей для воскресной прогулки по центру); для наглых парней «с Харкова», вопящих под акустические гитары о-фи-генными голосами; для азиатов, тремя рыбинами кормящих пять тысяч страждущих не хуже Христа; для растиньяков и космополитов, у которых если что-то и есть — это жизненный драйв.

Нас, лондонеров, в Москве все-таки прибывает. Когда мы победим, мы вернем Китай-город китайцам. Мы объявим сезон открытой охоты на членовозовские мигалки и отдадим улицы велосипедистам и роллерам. Мы объявим английский вторым государственным языком и запретим по телику дубляж фильмов, ибо загадочность русской души, обычно выражающаяся в шовинизме, на том и стоит, что на тоскливо осознанной ущербности, вытекающей из незнания языков. Зато растущие детки будут схватывать чужую жизнь на лету. Москву — молодым! Сколько можно терпеть страну, к двадцати пяти заводящую пузо и помирающую к тридцати пяти.

Дмитрий ГУБИН
Лондон

В материале использованы фотографии: GETTY NEWS/FOTOBANK, Игоря КУБЕДИНОВА

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...