ВОЖДИ КАЗИНО

Каждый штат США по-своему регулирует игорный бизнес, но есть и общие принципы

 

Ребекка Джемисон из Кливленда — героиня январской игры «Мега Миллион». Только что она выиграла 162 миллиона

Американский федерализм либерален. Наиболее известные тому примеры — водительские права (сколько штатов, столько и образцов) и брачное законодательство. В меньшей степени на слуху игорный бизнес, — возможно, потому что он относится к той не упоминаемой без нужды деликатной сфере, которая включает в себя торговлю спиртным, табаком, сексуальными изделиями и интимными услугами.

Федеральное правительство США не вмешивалось в игорный бизнес вплоть до 1961 года, когда его подтолкнуло к активным мерам засилье мафии в этой сверхприбыльной сфере. Но вмешательство федералов ограничилось предписаниями по части налогов и рычагов борьбы с отмыванием денег. Причем для «самого игорного» штата — Невады — было сделано исключение: Вашингтон посчитал, что законодательство Невады и его применение на практике настолько сильны, что делают ненужным вмешательство сверху.

От «Колокола свободы» до суперказино. Невада — это не только Лас-Вегас и не только азартные игры. Невада — самый быстрорастущий штат США. Но именно игорный бизнес стал для этого пустынного штата детонатором экономического и демографического взлета.

Лас-Вегас поражает воображение. Когда едешь на машине из Калифорнии через раскаленную голую пустыню, перед тобой, подобно миражу, вырастает город, сверкающий неоновыми огнями, кишащий туристами со всех концов света и имитирующий весь мир. Казино «Луксор» — древнеегипетская пирамида в натуральную величину со сфинксом, саркофагами и так далее. «Эскалибур» — средневековый европейский замок. «Рио» — бразильский карнавал...

Современный отель-казино — гигантское сооружение стоимостью полтора-два миллиарда долларов, прибыль от которого уже через несколько лет с лихвой перекрывает инвестиции. И главным образом не за счет того, что вокруг казино, а благодаря самому казино.

В игорном зале всегда царит атмосфера праздника: под ногами — разноцветный мягкий палас, над головой — расписные потолки, блестящие люстры и канделябры, в ушах — ни на минуту не умолкающий звон монет. Удобные стулья, бесплатные коктейли, легкий размен денег, пьянящие ароматы — все продумано, все служит одной цели: удержать клиента как можно дольше за игрой. Завсегдатаям — большие скидки. Засидевшимся до утра — бесплатные завтраки. Только играйте!

История. А начиналось все, как водится, с малого. Карточные игры, викторины, лотереи, тотализатор, скачки, собачьи бега — все это существовало давно, еще до появления на карте мира Соединенных Штатов Америки. В 1895 году произошла «научно-техническая революция»: Чарльз Фей, автомеханик из Сан-Франциско, изобрел игральный автомат. Кидаешь монету, дергаешь рычаг — и барабаны крутятся, выдавая ту или иную комбинацию. Машина Фея показывала карточные масти плюс знаменитый филадельфийский «Колокол свободы». Самый крупный выигрыш полагался за три колокола — 50 центов. Сегодня «однорукий бандит» может высыпать удачливому игроку десятки тысяч долларов.

Первым импульсом американского общества, густо замешанного на традициях пуританизма, было запретить азартные игры. Но государство тут же наступило на горло своей пуританской песне: денег в казне не было, а игорный бизнес — деньги большие, быстрые и без вопросов облагаемые налогом. В последующие годы отношение государственных инстанций к игорному бизнесу менялось: в разных штатах в разное время его то запрещали, то вновь выдавали ему пропуск в легальную экономику. В том же, ныне «самом игорном», штате Невада игорный бизнес был тотально запрещен с 1850 по 1910 год.


БОГАТСТВО УГНЕТЕННЫХ.

На сегодняшний день казино разрешены в 28 штатах из 50. Число «игорных штатов» растет с каждым годом, растут и масштабы дозволенных властями азартных игр — казино, лотерей, тотализаторов. Этим испытанным способом власти штатов латают бюджетные прорехи. Так, в штате Нью-Йорк после терактов 11 сентября 2001 года, которые пробили 9-миллиардную брешь в бюджете, выдали лицензии на шесть новых казино, легализовали тотализаторные видеотерминалы и присоединились к межрегиональной суперлотерее «Пауэрболл», выигрыш в которой в первых числах января составил $210 млн. Слегка ослабив узду моральных устоев, начальство штата получает от этого прибыль в размере миллиарда долларов в год.


ИНДЕЙСКИЕ ИГРЫ.

Особняком стоит в плане законодательной регламентации индейский игорный бизнес. Он появился в 70-е годы ХХ века, когда вся страна переживала жестокий экономический кризис и власти в который раз вытащили на свет палочку-выручалочку — азартные игры. Она, как и прежде, сработала безотказно. Именно в тот период «строгий» штат Нью-Джерси допустил возникновение на своей территории «города-казино», подобного Лас-Вегасу, — им стал Атлантик-Сити.

Индейские казино действуют на территории резерваций и не подпадают под юрисдикцию штатов, поскольку каждое индейское племя имеет свой договор с федеральным правительством США, и штат ему не указ. В рамках федерального Министерства внутренних дел есть специальная комиссия по индейскому игорному бизнесу, которая выдает лицензии на открытие казино в резервациях и следит за соблюдением там установленных законом правил.

В отличие от обычных казино индейские азартные заведения обязаны использовать свои доходы только на определенные цели: содействие экономическому развитию индейского племени, улучшение условий жизни обитателей резервации, содержание племенного правительства и пожертвования благотворительным организациям.


ГДЕ И КТО МОЖЕТ ИГРАТЬ?

Казино располагаются в разных местах, но никогда — в жилых кварталах. В каждом городе, в каждой загородной местности есть свое зонирование: это промзона, это жилая, а это для казино. В некоторых штатах казино разрешены только на воде. Это не значит, что оно должно непрерывно плавать — чаще всего плавучее казино стоит на вечном приколе, как крейсер «Аврора».

Отдельную юридическую проблему создали интернет-казино. Согласно традиционному американскому законодательству, игорный дом должен располагаться там, где находятся игроки (или наоборот). Закон 1963 года запрещает делать ставки «через границы штатов» (его придумали когда-то для регламентации спортивного тотализатора). Но теперь речь идет уже не просто об «иногородних» операторах казино: американцы играют в более чем 2000 виртуальных игорных домах, управляемых из-за пределов США, чаще всего из офшора. И вновь, как и прежде, каждый штат США решает эту проблему по-своему: где-то азартные игры через интернет полностью объявлены вне закона, а где-то они в законе.

За штатами осталось последнее слово и в вопросе рекламы игорного бизнеса. Федеральные власти пытались запретить эфирную рекламу казино, но игорная индустрия довела это дело до Верховного суда США, и он постановил: если в данном штате разрешен игорный бизнес, значит, это легальный бизнес и в качестве такового имеет право себя рекламировать.


ДОСЬЕ:

Налоги. Казино — это корпорация, которая платит корпоративный федеральный налог (до 39%). Плюс каждый штат устанавливает свои налоги на прибыль от игорного бизнеса. Самые низкие налоги — в Неваде (6,25%), Нью-Джерси и Миссисипи (8%). Самые высокие — в Род-Айленде, Делавэре и Западной Виргинии (50 — 55%). Низкая налоговая ставка — меньше денег сразу, зато магнит для инвесторов. В штате Миссисипи при 8% ставке казна имеет десятую часть своих доходов за счет казино.

В каждом штате по-разному подходят и к регламентации азартных игр. В Неваде разрешено играть в казино с 21 года, а в соседней Аризоне до недавнего времени возрастной ценз составлял 18 лет; полгода назад подтянулись до соседей. В казино Лас-Вегаса можно проходить через игорный зал с детьми, но детям нельзя идти через зал без взрослых; детям также запрещено останавливаться и смотреть на любую игру. В казино Атлантик-Сити тем временем не должна вообще ни на секунду ступать нога несовершеннолетнего. И ни в одном городе Америки не увидишь игрального автомата на улице.

Илья БАРАНИКАС,
Нью-Йорк

 

Засилье игровых залов на улицах Москвы и некоторых других российских городов многие связывают с передачей прав на лицензирование игорного бизнеса в ведение Госкомспорта. В августе 2002 года главный спортсмен страны Вячеслав Фетисов добился этой привилегии в надежде, что вырученные деньги помогут отечественному спорту обрести долгожданное финансовое благополучие. Однако эксперимент, как и прочие попытки вытащить «социалку» за счет льгот и привилегий, провалился. Спорт в роскоши, мягко говоря, не купается, а попытка спортивных функционеров сыграть на незнакомом поле привела к массе недоразумений и скандалов. Теперь власти думают, как исправить ситуацию. О том, как идет данный процесс, «Огоньку» рассказал депутат Игорь ДИНЕС, который возглавлял экспертную комиссию по лотереям и игорному бизнесу в прошлой Госдуме и, по всей видимости, продолжит ту же работу и в новом составе нижней палаты парламента.

— Не пора ли вернуть лицензирование игорного бизнеса в ведение региональных властей?

— Пора. Я считаю, что региональные власти должны получить абсолютный приоритет в этом вопросе. Город — особенно федерального значения — должен иметь возможность регулировать внешний вид таких заведений, их удаленность от школ, медицинских учреждений и так далее. Но простое возвращение лицензирования игорного бизнеса под крыло регионов ничего не даст. По моим данным, за 14 месяцев Госкомспортом было выдано более 1800 лицензий, которые никак не привязаны к местоположению игорных заведений. Это является нонсенсом для российской лицензионной практики. Выдается некая условная федеральная лицензия, которая может быть предъявлена и в Москве, и во Владивостоке, и в Ростове, где угодно, — и везде она дает право на занятие игорным бизнесом. Необходимо определить правила переоформления таких лицензий на региональные власти и ввести квотирование игорных заведений.

— То есть до сих пор количество игорных залов и казино на единицу площади ничем не было ограничено?

— К сожалению. По нашим подсчетам, в Москве должно быть не более 50 — 60 казино. Подобные ограничения должны касаться и игорных залов, число которых на практике уже превысило все разумные границы — в столице их уже более двух тысяч. Все эти правила оговорены в проекте Закона об игорном бизнесе, который в прошлом составе Госдумы прошел два чтения и должен быть окончательно принят новым составом депутатов. Есть вероятность, что права лицензирования регионам вернут уже с 1 июля этого года.

— Нужны ли в игорном бизнесе какие-то еще ограничения, помимо квотирования?

— Сегодня Россия является единственной развитой страной мира, где контингент клиентов игорных заведений никак не ограничен федеральным и региональным законодательством. А специфика этого бизнеса такова, что при отсутствии ограничений он будет развиваться до тех пор, пока не создаст проблемы для самого себя и для общества. В одной Москве уже существуют как минимум две ассоциации «анонимных игроков», которые по типу «анонимных алкоголиков» пытаются бороться с клиническими проявлениями, когда человек не способен остановиться, прекратить свое участие в игре. Рано или поздно государство должно помочь тем гражданам, которые оказываются в игровой зависимости, а сделать это можно только путем ограничений в игорном бизнесе.

— А что будет с игорным бизнесом?

— Скорее всего, даже федеральные лицензии на организацию игровых залов будут переданы другому ведомству, а не Госкомспорту. Какому — пока не знаю. Это будет решение не Думы, а правительства страны. Особенность игорного бизнеса в том, что чем жестче он регламентируется, тем он безопаснее для общества и прибыльнее для его участников.

Беcедовал Олег ШАМОНАЕВ


Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...