Коротко

Новости

Подробно

ЧЕРНЫЙ ПРИНЦ

Журнал "Огонёк" от , стр. 11

Говорят, интернет-бизнес — самый интеллигентный. Еще недавно (до катастрофического падения новой экономики в Америке) он считался также наиболее прогрессивным и прозрачным бизнесом в мире. Иллюзии!


ЧЕРНЫЙ ПРИНЦ

Самым прибыльным и прогрессивным все равно остается мошенничество. Особенно мошенничество компьютерное. Об этом нам рассказывает эмигрантка из России, проживающая ныне в США, Валентина БАКМАСТЕР. Валентина окончила Воронежский государственный университет, биолого-почвенный факультет, занималась экологией, ихтиологией, прогнозом развития экологических систем, гидростроительством, защитила кандидатскую диссертацию в Институте эволюционной биологии и экологии животных АН СССР, потом докторскую в МГУ. А потом уехала в Америку


— Все началось с того, что мы с мужем сделали домашнюю web-страничку. На ней я разместила свои научные материалы, в том числе банк гидробиологических данных.

Стали поступать письма от незнакомых людей. Первыми откликнулись петербуржцы. Причем только один человек попросил разрешения использовать банк данных в своих исследованиях. Остальные письма были с просьбой о помощи. Как правило, эти послания были очень вежливыми, написанными в сбивчивой, извиняющейся манере. Но потом, когда мы начинали выяснять, какого рода помощь нужна этим людям, оказывалось, что это начинающие бизнесмены. Одни просили поручительства для получения визы или работы в Америке. Другие предлагали покупать русские сувениры в их интернет-магазине и рассказывать об этом всем нашим знакомым.

Ради интереса мы посетили один такой магазин и... И нам стало стыдно за русских бизнесменов. Там предлагали всякую ерунду по ценам в два раза выше, чем в американских магазинах. Игральные карты, заколки для волос и всякая примитивная галантерея почему-то выдавались за русские сувениры. Очевидно, этот бизнес рассчитан на потребителей «со странностями». Ведь в Америке не только в русском (здесь много русских магазинов) — в американском магазине можно заказать, например, любую русскую книгу, видеофильм, CD и многое другое. Я здесь заказываю и получаю книги и фильмы, которых в России купить не могла. Причем вся продукция доставляется в течение пяти-семи дней.

Есть и другая категория корреспондентов, уверенных до наглости. Им нужны связи с заграницей, и поэтому они, как правило, предлагают совместный бизнес. Этакие добрые дяди, осчастливливающие нас.

Например, один из корреспондентов хотел, чтобы мы наладили для него поставку старых компьютеров. Мы дружно посмеялись над этим предложением, решив, что это crazy man. А потом уже друзья из России рассказали, что этот бизнесмен вполне нормален и чрезвычайно предприимчив. Деловым людям такого рода стало известно, что в Америке не принято чинить электронику, здесь дешевле сломанную вещь выбросить на помойку и купить новую.

И это действительно так! За два года жизни в Америке я отнесла к мусорному ящику микроволновую печь, которой был год от роду, сушилку для белья, два магнитофона, пылесос, настольную лампу. Я и сама сначала удивлялась такой «бесхозяйственности» американцев, но потом поняла, что такое поведение оправданно. Основная часть товаров на полках американских магазинов сделана дешевыми рабочими руками в Малайзии, Мексике, Китае, Белоруссии. Эти товары, как правило, дешевы. Например, мы купили светильник за пять долларов, но, когда у него сломался цоколь, оказалось, что новый в отдельной продаже стоит семь долларов. Конечно же, я лампу своими руками отнесла на помойку и купила новую. Хотя микроволновка еще долго стояла в нашем гараже, мне все хотелось по старой российской привычке хотя бы провод с вилкой от нее отрезать.

Так вот, в России сейчас очень прибылен бизнес по поставкам запчастей с устаревших компьютеров из развитых стран. Компьютеры разбирают и полученные части продают как новые. Представьте, задумали вы увеличить «память» в своем компьютере, покупаете дополнительный блок. Вам говорят, что поставки у них прямо из Америки, но недоговаривают, что этот блок уже работал года три-четыре. Вы платите большие деньги, устанавливаете «новый» чип, но наслаждаетесь недолго. Через несколько месяцев (в лучшем случае через год) он выйдет из строя. Но компьютерный чип не туфли, вы не можете отличить, старый он или новый. На этом и построен этот чрезвычайно доходный бизнес: поставка запчастей почти бесплатна, а продажа — по рыночным ценам новой продукции.

Но наиболее неприятный осадок из всех контактов с питерскими бизнесменами оставило знакомство с двумя интернетчиками — Александром и Николаем. Они не настаивали, они норовили понравиться и стать закадычными друзьями, а потом стали слезно просить: «Валентина, друг, помоги, мы в безвыходной ситуации!» Мы несколько опешили от такой манеры общения, но отделаться от них не было никакой возможности и, переступив через отрицательные эмоции, решили им помочь.

«Добры молодцы» нам поведали, что работают в Интернете с «американскими работодателями», делают web-сайты. Зарплату получают в долларах в интернет-банке Paypal. Но этот банк не работает с Россией, а потому они в критическом положении: теряют все свои деньги. Им нужно срочно открыть счет в каком-нибудь американском банке с debit-card на их имя. С их точки зрения, все чрезвычайно просто: мы должно «просто» пойти в банк. «Просто» открыть счет на их имя. И, наконец, «просто» выслать им debit-card курьерской почтой.

Мы им объяснили, что банковская система в Америке очень «прозрачная», но вовсе не потому, что в ней все просто. Все решительно наоборот. Здесь банковская история ведется на каждого человека всю его жизнь. И не дай бог иметь какое-нибудь «темное пятнышко», тогда ссуды тебе не даст ни один банк. «Прозрачность» и порядок здесь достигаются за счет неукоснительного соблюдения правил. Например, счет в банке может открыть только американский гражданин или американский гражданин совместно с иностранным, и тогда этот второй получает возможность пользоваться debit-card. Но чтобы открыть совместный счет, надо иметь совместный бизнес или по крайней мере доверять друг другу.

Оба эти условия в нашей ситуации отсутствовали. Поэтому мы приняли решение, что поможем этим «плакальщикам» сохранить их деньги, но только после того, как они оплатят расходы на курьерскую почту и вышлют депозит, который необходим при открытии счета. Кроме того, для оформления всех бумаг требовался паспорт одного из них, причем сначала копия, а затем подлинник, и телефон для доставки документов курьерской почтой. Они согласились на все условия. Но тут-то и начались чудеса...

Они попросили номер нашего счета, чтобы перевести деньги. Мы, естественно, дали исходные данные счета в банке, услугами которого не пользовались в последние годы, то есть пустого счета. Через три дня от них были получены переводы на три и пять центов. Мы удивились суммам и долгому сроку банковских операций, но, как оказалось, самое интересное было впереди. Наши подопечные стали лепетать, что этот банковский счет не подходит, так как у банка Paypal технические трудности, и попросили другой счет, наш или наших друзей, для перевода необходимой суммы.

На этом этапе в наши головы закралось подозрение. Очень странно звучит фраза: «Дайте счет ваших друзей». Какая-то смесь инфантильности с криминалом. Мы слышали о существовании специальных компьютерных программ, позволяющих в момент перевода денег на какой-либо счет тут же осуществить другую операцию и снять деньги с этого счета. Но мы-то знали, что наш счет пуст! С него ничего не снимешь! Мы представили, как эти ребята пыхтят у компьютера, думая, что программа «глючит», а на самом деле причина совсем другая. Таково было наше воображение, но, естественно, делать серьезные выводы об этих людях на основании этого факта мы не могли. Мы попытались объяснить им, что все работает, ведь тестовые суммы мы в конце концов получили. Но что-то объяснить им было невозможно, они упрямо просили другой счет. И тут нас охватил азарт. Терять нам было нечего, игра велась, можно сказать, в одни ворота. Мы дали им второй пустой счет. Комедия повторилась, они перевели сначала девять, а потом тридцать центов, потом прислали копии паспортов и сообщили, что начинают переводить необходимую сумму.

Итак, копия паспорта была на экране нашего компьютера. Это был мужчина среднего возраста, что никак не увязывалось с «детским лепетом» в его письмах. А его фотография нас всех расстроила. Это было лицо криминала. Сомнений становилось все больше и больше. Я открыла Интернет и начала поиск. По адресной и телефонной книге Санкт-Петербурга я нашла их адреса и телефоны. Оказалось, что адрес для курьерской почты и телефон, которые они дали, отличались от адресов и телефонов, где они живут. Мы получили адреса однофамильцев, но предположение, что это родственники, тоже рассыпалось, так как родственной связи не получалось ни по возрасту, ни по отчествам. Кроме того, все эти три квартиры были в одном многоэтажном доме, только в разных подъездах. Я решила поговорить с одним из них, Александром, по телефону. После нескольких звонков по трем этим адресам я получила номер его мобильного телефона. И застала его врасплох. «А номер телефона я вам не давал», — только и смог проговорить он. «Я живу с Николаем... Я и он». Я собрала все свои силы, чтобы не рассмеяться, и продолжила игру, изображая из себя абсолютную дурочку.

Через несколько часов начали поступать переводы... Во-первых, почему-то не один перевод, а несколько, маленькими суммами. Во-вторых, все переводы были сделаны с разных e-mail адресов, и более того, деньги были сняты с кредиток разных людей. Мы опять раскрыли Интернет, нашли адреса и телефоны этих людей и связались с ними. Ни один из этих людей не помнил, чтобы делал переводы на имя этих «бизнесменов» из Санкт-Петербурга. Сомнений уже почти не было — мы работаем с мошенниками.

В банке Paypal началось расследование. На это время были приостановлены все счета. Через несколько дней нам сообщили, что проверены записи во всех банках тех людей, с кредиток которых были переведены деньги. Во всех случаях записи в банках отсутствуют, то есть переводы сделаны мошенниками, узнавшими номера счетов этих людей. Все эти деньги были возвращены владельцам, а нам выслали большой документ, в котором подробно рассказывалось, что надо делать, чтобы уберечь себя от таких махинаторов. Нам также сообщили, что каких-то решительных мер по отношению к мошенникам сам банк предпринять не может, потому что у них нет никакой информации об этих воришках, только адреса электронной почты.

Но такая информация была у нас. Я опять подключилась к Интернету, стала искать адреса правоохранительных органов в России, занимающихся такими мошенничествами. Нашла. На сайтах Санкт-Петербурга можно найти любую информацию. Но так и не смогла отправить письмо. Почему? Мне трудно объяснить это даже себе, не только сформулировать для других. Оказывается, совсем непросто написать такое письмо... Да и слишком много всякого и разного завязано в этом узле.


Однажды наши однообразные американские будни были нарушены событием, которое мы еще не могли отнести к какому-то разряду, но что оно нестандартно, было видно с первых же минут. С директором российского офиса фирмы, куда я устроилась работать, по телефону связался хозяин очень большой компании из Москвы. И хотя звонок был сделан из Цюриха, наш потенциальный заказчик сообщил, что офис у него на Черкизовском рынке, но он чрезвычайно занят, поэтому нашел время позвонить только из Швейцарии. По интонациям его голоса было понятно, что он доволен жизнью, доволен собой. Что этот мир создан, чтобы доставлять ему удовольствие. Его речь была настолько характерна, что казалось, мы слышим, как позвякивают золотые цепи на его мощной шее, что мы видим толстые растопыренные пальцы его коротких рук, ловко удерживающие телефонную трубку, и красный пиджак, повешенный на спинку стула...

Бизнесмена заинтересовали наши географические карты. Он предложил обсудить возможность использования наших технологий на сайте его инкорпорации. С интересом мы пошли по указанному им web-адресу. Сайт был очень хорошо оформлен, но неглубок по содержанию. Объем бизнес-информации был настолько скуден, что мы так и не поняли, чем они занимаются. Однако когда мы «кликнули» на раздел «хобби», все встало на свои места.

Это был клуб для бизнесменов, где за очень высокую плату (несколько сотен дойчмарок) завсегдатаи могли посмотреть порновидео. На выбор предлагалось несколько десятков сюжетов. Порно были стандартные, но вот дизайн был очень талантливый, а технологии использовались новейшие. Ничего подобного мы еще не встречали в Интернете, особенно на ХХХ сайтах, которые сделаны, как правило, примитивно — там и без всяческих ухищрений посещаемость высока.

Экскурсия по web-сайту предполагаемого заказчика показала, что он любит все новое и экстраординарное. Это было для нас привлекательно. Но мы никак не могли взять в толк, как наши географические карты можно использовать для порнографического бизнеса. Смеясь, мы стали делать предположения, что наш заказчик хочет разместить на интерактивных картах все бордели мира: «Не хотите ли посетить сегодня девочек из Мадрида?» — «Нет, мне больше по вкусу китаяночки...»

Смущало нас также, что сайт выполнен на немецком языке в партнерстве с немецкими компаньонами. Все это наводило на мысль об отмывании денег. Развивающиеся быстрыми темпами интернет-технологии становятся все более и более привлекательными для бизнесменов, потянулись туда и киты русского бизнеса — «новые русские».

Мы решили навести справки о нашем заказчике. Оказалось, что он широко известен в московских кругах. Деньгами он ворочает большими, однако его бизнес изобилует взлетами и падениями. Несколько лет назад он ухитрился заложить в банке почти всю недвижимость одного из подмосковных городков — дома культуры, кинотеатры. Банк, естественно, разорился (по времени это совпало с банковским кризисом 1994 года), а ему пришлось некоторое время отсиживаться на Кипре. Я думаю, он не очень страдал во время своей вынужденной ссылки. Место выбрано на редкость удачно!

До сих пор для нас остается загадкой, чего хотел от нас этот странный человек.


Узбек был обаятелен даже в письмах. Вежливый, спокойный, умный и достойный пример следующего, на сей раз хорошо образованного, поколения деловых людей России и ближнего зарубежья. Спокойная уверенность и надежность сквозили во всех его решениях, суждениях и поступках.

Он занимался продажей одежды по иностранным интернет-каталогам в Ташкенте. По американским каталогам вообще не доставляются товары в страны бывшего СССР, а по каталогам из Западной Европы доставляют посылки только на Московский главпочтамт. Поэтому и нужны такие посредники, осуществляющие связь между иностранными поставщиками и Россией и странами ближнего зарубежья. Бизнес для Алима был успешным, потому что местный рынок завален в основном китайской и вьетнамской продукцией отвратительного качества.

Наша фирма обсуждала варианты создания собственного web-сайта для Алима. До этого он вел торговлю по журналам и CD, которые поставляли ему каталоги. Предполагалось, что сайт должен значительно увеличить количество заказчиков и упростить систему их обслуживания. Идей было много: от глобальных — создание сайта на нескольких языках для всех деловых людей, до маленьких и конкретных — его собственный сайт с информацией о том, как сделать заказ, как работать с иностранными каталогами и т.д. Каждый день мы получали от Алима несколько писем, где он просил все новой и новой информации. Мы проводили исследования и писали ему отчеты на разные темы, создавали бизнес-проекты.

Всякий раз он вежливо благодарил, говорил, что информация еще не полная, а потому он решения принять пока не может и просит исследовать следующий аспект. Все чаще и чаще я стала ловить себя на мысли, что он нас использует как бесплатную консалтинговую компанию. Что мы уже забросили все свои обязанности и занимаемся исследованиями для развития его бизнеса: находили нужные документы в американском законодательстве, делали переводы на русский язык, оформляли для него бумаги в различных инстанциях, выплачивая из своего кармана государственную пошлину, отправляли их ему дорогой курьерской почтой... И все это только за «спасибо», потому что «Чапай думает»! И вот, после того как мы отправили очередной большой проект, над которым все вместе работали даже в выходные дни, связь прекратилась. Писем больше не стало... Тогда я, уже вслух, произнесла фразу: «Ребята, он же нас использовал как бесплатную консалтинговую компанию».

В этот момент принесли счета. Мой взгляд упал на строчку «телефонные разговоры и факсы»... Более тысячи долларов. Я стала внимательно просматривать счета. За один только месяц, выполняя просьбы Алима, мы сделали более двухсот международных и междугородних звонков и отправили восемьдесят семь факсов. Какой молодец! Сколько бы это ему стоило, если бы все звонки он делал из Ташкента! Какой экономный господин!

Наш директор молча пошел к компьютеру и отправил Алиму счет, где были указаны расходы нашей фирмы на выполнение бизнес-проектов для него.

Ответ мы получили через неделю. Алим извинялся за долгое молчание, объяснял это техническими проблемами Интернета в Ташкенте. Между прочим упомянул, что счет он получил, но воспринимает это как ошибку банка, который отправил этот документ ему «автоматом». Далее он повествовал, что оплачивать проект по созданию собственного web-сайта в настоящее время не готов, но будет рад, если мы сделаем его за свой счет на корпоративной основе.

Какая умница этот Алим! Но наш директор онемел... Теперь, по прошествии нескольких недель, когда мы вспоминаем об Алиме, он только разводит руками и повторяет: «Не понимаю, как так можно? Теперь меня уже ничем удивить нельзя. Это просто Россия!» Да где уж ему понять, он родился и вырос в тепличных условиях Америки...


Но самая интригующая история произошла у нас с африканскими товарищами. Если, работая в Интернете, вы введете в поисковую машину слово «принц», то первым в полученном электронном списке будет не история о принце Датском и даже не печальная история английского принца и принцессы Дианы... Первой будет информация ФБР о распространенном способе мошенничества. Но об этом мы узнали только спустя некоторое время, после того, как сами стали жертвами африканского «принца».

Начало этой истории пришлось на субботу, а продолжалась она полгода. В это утро президент нашей фирмы ходил задумчивый и тихий. Ходил, потому что много курил в гараже, потом возвращался в кабинет, быстро нажимал клавиши компьютера, внимательно изучал какую-то информацию на экране и опять уходил курить.

За обедом он не выдержал и поведал нам, что получил письмо от поверенного в делах одной очень важной особы из Нигерии. Это вдова бывшего члена правительства, который умер год назад. И вот теперь вдова официально вступает в права наследства. Сумма немалая, 40 миллионов US долларов. Она хотела бы инвестировать их в американскую компанию. Советник из Торговой палаты рекомендовал ей для этих целей нашу фирму, как молодую, но успешно развивающуюся.

Но, как обычно, в этой чашке меда была ложка дегтя: непосредственная инвестиция в фирму должна составлять 10% от названной суммы, а остальные деньги необходимо положить на счет в американском банке. По законам Нигерии перевод валюты из страны в иностранные банки запрещен. Поэтому деньги будут доставлены дипломатической почтой в Южную Африку, где президенту нашей фирмы следует открыть счет на свое имя, положить все деньги на этот счет, а затем перевести их в американский банк.

Задуматься было над чем. С одной стороны, все выглядело правдоподобно: несколько месяцев назад в Нигерии был очередной переворот, ситуация там для бизнеса очень неустойчивая. А с другой стороны, в этом деле было слишком много «но». Нас очень смущало, что такую серьезную операцию предлагают нам, совершенно незнакомым для этой женщины людям. Одновременно тешило самолюбие, что советник Торговой палаты предложил именно нашу фирму, значит, мы на хорошем счету в деловых кругах.

Мы связались с нашим российским филиалом, изложили суть предложения и наши сомнения. Те были настроены более оптимистично, потому что работали в условиях, близких к нигерийским. Было решено сначала собрать всю информацию, а потом уже принимать решение. Две команды по разные стороны земного шара принялись за дело. Срочно готовили финансовый отчет, потому как это обычная процедура при любом инвестиционном процессе. Сообща работали над докладом о производственной деятельности нашей фирмы, разрабатываемых технологиях и сервисе.

Одновременно сели за изучение ситуации в Нигерии, читали выступления президента, просматривали политическую и экономическую информацию, изучали историю страны и списки правительства, пытаясь понять, с кем мы имеем дело. Информации о Нигерии было немного, разбираться в ней было сложно. В основном это материалы американского посольства в Нигерии и инструкции ФБР. Сами нигерийцы дают о себе информацию чрезвычайно скудную и тенденциозную. Каких-либо справочников, адресных или телефонных, найти не удалось.

Поверенный в делах вдовы Джеймс Моудебелу вел переписку очень активно, настаивал на скорейшей встрече, декларируя, что «ВРЕМЯ является главным врагом на данный момент». Мы были приглашены для встречи в посольство Нигерии в Йоханнесбурге.

Решено было ехать смешанным составом, представляющим американский и русский офисы. Началось оформление всех формальностей: виз, официальных приглашений. Как всегда, бюрократическая машина работала со скрипом. То нигерийское посольство в Вашингтоне закрыто по причине американских праздников, то в Москве принимали документы только по определенным дням.

Кроме того, нас раздражал тот факт, что Джеймс постоянно нас торопил, в то время как от него необходимые документы мы получали с большими задержками. Причем документы были очень плохого качества, подписи нечеткие, печати размазанные, фотография в паспорте поверенного в делах была такова, что с первого взгляда невозможно было понять, кто изображен, человек или обезьяна. Мы относили это к плохому качеству электронного оборудования в этой стране «третьего мира», однако постоянно боялись, что посольство забракует документы.

Между тем билеты на самолет для американской и русской групп были уже куплены. Причем куплены за наш счет. Нигерийская сторона обещала оплатить наши билеты и командировочные расходы при встрече в Йоханнесбурге.

Спешка возрастала с каждым днем, казалось, что телефон не выдержит бесконечных переговоров: Вашингтон, Москва, Йоханнесбург, Кейптаун, Лагос. В таком же бешеном темпе менялись и наши планы. Выяснилось, что представители из России не смогут прибыть, так как для оформления виз в Москве требуется около двух недель. Каждый день изменялись детали встречи и в письмах Джеймса. Оказалось, что ни он, ни вдова на встречу не приедут. Мы должны иметь дело с дипломатом, который привезет груз в посольство Нигерии в Йоханнесбурге. Далее вместе с этим дипломатом мы должны доставить деньги в банк, где и осуществить все банковские операции.

Несмотря на всю суету, преследовавшую нас в эти дни, я стала просматривать информацию о Йоханнесбурге. Выяснила, что рядом с городом находятся крупнейшие в стране алмазные прииски. В городе много криминала, туристам не рекомендуется появляться на улицах вечером, а бизнесменам настоятельно рекомендуется проверять информацию о партнерах по бизнесу через торговых представителей в посольстве.

И тут пришло письмо от Джеймса, где он сообщал, что деньги до вступления вдовы в наследство хранились в специальном сейфе в одной из секретных служб. Этот сейф устроен так, что открыть его можно только один раз. А потому мы должны иметь с собой $11 000 US, чтобы оплатить посольству пошлину за перевозку груза через границу. Эта пошлина составляет $77 000 US. Вдова продала дом за $66 000 US, но этого не хватает на всю операцию по транспортировке, поэтому они просят нашей помощи. Но потом, в Америке, они обещают вернуть нам все израсходованные деньги...

Узел завязался тугой. Вместо того чтобы вести с владелицей капитала переговоры об инвестиции, нам предлагалось встречаться с неизвестным дипломатом, имя которого засекречено, брать у него какой-то бронированный ящик, содержимое которого нам неизвестно, и везти его в неизвестный нам банк. А вдруг в этом сейфе не деньги, а алмазы с прииска или, что еще хуже, наркотики!

Вопросов в голове рождалось множество. Почему они так доверяют нам? Может, потому, что в ящике ничего нет? При инвестировании даже небольшой суммы компанию проверяют тщательнейшим образом. Но запрос о нашем финансовом положении в наш банк не поступал. Почему их планы все время изменяются? Почему они миллионеры, а платим за все мы? Почему они не могут открыть сейф в Нигерии и взять недостающую для его транспортировки сумму?

Мысли мыслями, но для выводов нужны факты. Мы связались с отделением полиции того района в Лагосе, где жил Джеймс. Они обещали проверить, живет ли данная персона по указанному адресу. Но ответа так и не последовало. Написали мы письмо и представителю американской Торговой палаты в Нигерии с просьбой проверить предполагаемых партнеров по бизнесу на надежность. Ответа тоже не последовало. Все инструкции и рекомендации американского посольства в Нигерии оказались красивой фразой. Помощи мы не дождались.

Между тем переговоры с Джеймсом продолжались. Мы пытались обсудить детали. Банковская система в Америке такова, что при поступлении крупной суммы банкир обязан сообщить об этом ФБР, а человеку, принявшему эту сумму на свой счет, надлежит заполнить особую форму, где указывается источник инвестмента с точными адресами и именами. Мы изложили все это Джеймсу и попросили обсудить с вдовой условия договора об инвестировании. Реакция нигерийской стороны последовала незамедлительно. Они согласились составить официальный договор с нашей компанией и наконец рассекретили имя владелицы капитала мадам Лоло Мэри Игвэ Идоко.

Имя длинное и звучное, соответственно рангу особы, но вот присутствие приставки «мадам» нас несколько удивило и рассмешило. Обычно она используется перед именем хозяйки дома, где по вечерам перед входом зажигают красный фонарь. Однако мы плохие знатоки нигерийской культуры и традиций, наверное, так положено. Далекая страна, африканская... Но почему-то в голове постоянно звучал стишок Корнея Чуковского: «...не ходите, дети, в Африку гулять!»

По мере обсуждения условий договора эти грозные слова уже как барабан били в мои виски. Я чувствовала опасность, хотя очевидных доказательств у меня не было. Из своего жизненного опыта я уже знала, что, если что-то противоречит логике, значит, там скрывается обман. Таких противоречий в моей «коллекции» набралось уже много. Наши партнеры очень спешили, однако оформление официального договора затягивалось: то мадам Лоло отбывала на weekend, то их семейный адвокат отсутствовал, то факс не работал.

У нас не было никакой информации о банке, где должны быть проведены все операции по открытию счета. Мы даже не знали, где он находится, насколько это далеко от посольства. И вообще мне было непонятно, как технически мы могли осуществить эту акцию — перенести тяжеленный бронированный ящик из посольства в банк. Город незнакомый, машины нет. Для транспортировки нескольких миллионов долларов в Америке обычно заказываются бронированная машина и многочисленная охрана. А здесь чужая страна, крайне неблагополучная в криминальном отношении, и десятки миллионов долларов... Такие операции должны тщательно готовиться многими людьми, причем специалистами. На наш вопрос относительно организации этого процесса Джеймс ответил, что операция глубоко продумана и потому держится в секрете. Что нас это не должно волновать. Кроме того, если никому ничего не говорить, то окружающие не догадаются.


Очень интересная ситуация: они продумывают план операции, в его детали нас не посвящают. Нам позволяется только платить и нести ответственность. Все, как в русской народной сказке: мы должны «пойти туда, неизвестно куда, принести то, неизвестно что». У меня не было аргументов не верить этим людям, но у меня также не было и основания для доверия. Было ясно одно — чтобы удержать мужчин от этого рискованного предприятия, надо найти доказательства мошенничества.

Приглашение для оформления визы в ЮАР мы получили по факсу из банка. Того самого банка, где должна была происходить основная работа. Посредником был дипломат, который помогал Джеймсу. Однако этот банк мы никак не смогли найти в справочниках. Кроме того, подпись на приглашении была бледной и не на нужном месте. Мы отправили факс в этот банк с просьбой прислать новое приглашение, лучшего качества. Ответа не последовало.

Мы стали внимательно рассматривать все полученные от нигерийских партнеров документы. При значительном увеличении копии паспорта Джеймса Моудебелу мы увидели, что это грубая подделка. Номер паспорта был исправлен очень небрежно, в разных местах по-разному. Фамилия была вставлена с помощью программы PhotoShop, причем фальсификаторы не потрудились даже подогнать разводы на бумаге. Когда мы более внимательно рассмотрели фотографию, то увидели, что у человека на ней раскрыт рот. Так бывает, когда оратора фотографируют во время выступления. Судя по плохому качеству фото, было очень похоже, что оно взято из газеты.

Эмоции захлестнули нас. С одной стороны, мы были рады, что спаслись от неминуемой беды, а с другой — было грустно расставаться со сладкой мечтой. Однако надо было достойно выходить из игры. Времени на размышления мало, самолет вылетал на следующий день.

Голоса разделились, одни предлагали использовать поездку для отдыха: на курортах Кейптауна лучшая в мире кухня, это сейчас очень популярное место у туристов всего мира. Да и все равно деньги уже выброшены на ветер — билеты в ЮАР сдать обратно нельзя. Другие понимали, что если это криминал, то нас найдут в любом случае, согласны мы продолжать с ними дело или нет. Голос разума восторжествовал, и от поездки мы отказались. Джеймсу же отправили письмо, где сообщили, что президент нашей компании попал в автомобильную катастрофу, и попросили дать адрес мадам Лоло, чтобы лично ей принести наши извинения.

На следующий день в Интернете мы нашли отчет отдела государственных публикаций Бюро консульских дел. В пространном материале на конкретных примерах там было показано, что некоторые бизнесмены, попавшие на удочку с инвестированием, были избиты и покалечены, другие убиты, и все они потеряли состояния. Кроме того, на сайте были даны адреса, куда людей, имевших подобный опыт, просили отправлять материалы.

Мы собрали всю переписку с Джеймсом Моудебелу, все адреса и документы и отправили по указанному адресу. Так закончился первый раунд наших состязаний с нигерийскими «бизнесменами». Кто одержал победу? Трудно сказать. Мы потеряли несколько тысяч долларов, но сохранили жизни и здоровье.

Почему первый раунд? Потому что история не закончилась. В каждом мужчине еще от первобытного состояния сохраняется охотничий инстинкт. Президент нашей фирмы решил разоблачить этих деятелей.

Однако ответ из Государственного департамента Вашингтона на наш запрос все не поступал. Мы решили, что, вероятно, адреса устарели и обратились в один из офисов секретной службы, который, на наше счастье, расположен в нашем городе. Дозвониться было непросто, телефон постоянно был на автоответчике. Такое начало не укладывалось в наше представление о четкой работе правоохранительных органов в Америке. Наконец нам удалось поговорить с одним из офицеров. Офис был небольшой, всего несколько человек. Сами этой работой они не могли заниматься, поэтому попросили нас собрать все материалы и прислать им факсом. А они уже перешлют их в соответствующий отдел консульства в Нигерии, где и будет осуществлено расследование.

Мы составили отчет на сорока страницах, включающий все имеющиеся у нас документы, фото и письма. Тем временем второй раунд в нашей игре развивался интересным и неожиданным образом.

Мы получили письмо от мадам Лоло, где она в очень вежливой форме приносила нам извинения за доставленные хлопоты, сочувствовала по поводу «автомобильного инцидента», принимала всю вину на себя, так как «это результат нервных перегрузок последних дней». Кроме вежливости, она проявила еще недюжинный психологический талант и ум. Она коснулась всех сомнительных мест в нашем несостоявшемся предприятии и объяснила, что это произошло потому, что Джеймс Моудебелу не оправдал ее доверия. Что он нарушил все инструкции, неожиданно изменил составленный ею план. Что она случайно узнала об этом от друга ее сына, который работал с Джеймсом в одном офисе. Более того, она попросила больше не иметь никаких дел с Моудебелу, потому что это опасный человек, вымогатель.

Мадам Лоло позвонила нам по телефону, представила своего сына Джорджа и попросила в дальнейшем продолжить работу над инвестиционным проектом именно с ним. При этом она выразила надежду, что мы будем держать ее в курсе всех дел.

Общение с Джорджем было неинтересным и малорезультативным. По каким-то причинам он не хотел держать связь по электронной почте, только по факсу. И в то же время с факс-машиной у него были постоянные проблемы: мы получали обрывки документов. Когда же пытались в момент получения оборванного факса связаться с ним, его уже на месте не было. Создавалось впечатление, что он быстро забегал в комнату с факс-машиной, когда там никого не было, второпях отсылал факс и тут же убегал. На следующий день мы получали от него послание с просьбой позвонить точно в назначенное им время. Из-за разницы во времени между Нигерией и Америкой, как правило, это назначенное время уже проходило.

Даже когда нам удавалось связаться по телефону, эти разговоры ничего не давали. Африканский английский язык весьма значительно отличается от американского. Наш президент абсолютно не понимал его. Как ни странно, я понимала Джорджа лучше, но у меня были проблемы с содержанием разговора. Он постоянно повторял одни и те же ничего не значащие фразы, которые не решали проблем и не продвигали наш бизнес. То есть что-либо обсудить с ним по телефону было невозможно.

За месяц такого общения мы так и не получили подписанного и заверенного нотариусом договора об инвестировании, в то время как счет за телефонные разговоры и факсы был весьма значительным. Мне эта история уже порядком надоела, я не понимала, почему наш президент продолжает тратить деньги. Это дело секретной службы, пусть бы они и тратили.

Кроме того, сценарий игры, которую они вели с нами на этом этапе, был уж совершенно бездарным. Я решила ускорить события и написала письмо мадам Лоло, в котором сообщала, что Джордж явно не справляется с обязанностями и дальнейшее сотрудничество в такой ситуации весьма затруднительно.

Ответ последовал быстро, и ситуация в корне изменилась. Джордж «заговорил» и по телефону, и по факсу. Мы стали получать письма, написанные хорошим языком. У меня было ощущение, что нам сменили «Джорджа» по причине профессиональной непригодности предыдущего. Договор об инвестировании наконец был хорошо юридически оформлен и подписан обеими сторонами. Когда мы стали читать его окончательный вариант, то обратили внимание, что на документе стоят печати и подписи очень известной в мире юридической компании, но еще больше нас удивила подпись инвестора, там фигурировал титул ПРИНЦА. У нашего президента опять пропала абсолютная уверенность, что это мошенники, видимо, печати именитой фирмы и высокий титул инвестора его гипнотизировали.

Джордж стал продуцировать один план за другим. Он предлагал доставить деньги то в Канаду, то в Испанию, наконец он предложил очень простой вариант, не требующий никаких поездок. В банке Лагоса наша фирма должна открыть счет. Они вложат всю инвестируемую сумму на этот счет, а затем мы переведем деньги в американский банк. План выглядел удивительно простым и реальным. Было непонятно только, почему им не воспользовались с самого начала. Теперь мы уже ждали мошенничества со счетами. В инструкции ФБР предупреждали об этом варианте.

По плану Джорджа мы должны были заполнить оригинальные формы банка, которые он нам вышлет курьерской почтой, и такой же почтой отправить документы ему обратно. Я не сильна в банковских операциях, а потому этот этап «игр с принцем» был для меня особенно волнительным. Но наш президент чувствовал себя уверенно. Он переговорил со своим банкиром, они договорились, что без предварительных согласований банк никаких операций делать не будет. Кроме того, Дэвид , наш президент, оставил сообщение на автоответчике в офисе секретной службы города о предполагаемых банковских операциях, надеясь, что они будут вести наблюдение за процессом.

В переписке с Джорджем Дэвид попросил вложить в пакет с высылаемыми курьерской почтой документами также подлинник договора о сотрудничестве. Но «принц» отказался это сделать, мотивируя секретностью мероприятия, в то время как курьерская почта досматривается таможней.

Через несколько дней мы получили пакет с подлинными формами реального банка в Нигерии. Мы нашли все исходные данные банка в Интернете. Нас несколько удивило, что доставка была оплачена только в одну сторону. Лицо, заинтересованное в получении документов, обычно оплачивает доставку «туда и обратно», так получается гораздо дешевле. «Принц» оказался скупым до неприличия. Кроме того, в пакет была вложена фотография сундука, набитого пачками долларов. Стало немножко противно, какая дешевая игра! За кого же нас эти мошенники принимают!

Заполнение форм потребовало немало времени, так как там требовалось приложить множество документов, удостоверяющих личность. Кроме того, под разными предлогами мы тянули время с отправкой документов, потому что не могли дозвониться до офицера секретной службы. Ведь представлялся уникальный случай взять мошенников при получении ими курьерской почты, которую выдают лично в руки.

Джордж, как обычно, торопил нас. В это же время мы получили весьма загадочный факс от Джеймса Моудебелу. Он писал, что находится в Бельгии, и просил связаться с ним по телефону. По справочникам мы проверили данный им телефон, оказалось, что в Бельгии таких кодов нет. Было непонятно, зачем нигерийцы опять вводят в игру Джеймса Моудебелу, поэтому мы решили сообщить об этом факте «принцу» и еще раз повторить, что нам известно, что паспорт их бывшего поверенного в делах поддельный.

Реакция Джорджа была неадекватной. Он разразился руганью по поводу наших контактов с сомнительной личностью во время проведения такой важной операции, в которую он вложил чрезвычайно много сил и денег. Его поведение совершенно не вписывалось в сценарий ведущейся игры. То есть это была уж совершенно очевидная глупость. Игра становилась опять малоинтересной. В ответ я написала ему всего лишь три слова: «Are you crazy, George?»

В бой вступила «тяжелая артиллерия»: мы получили письмо от мадам Лоло. Она отчитывала нашего президента за задержку и просила «призвать к порядку его жену (меня) и не оскорблять принца». Все в офисе разразились дружным хохотом, но Дэвид почему-то отправил документы, не дожидаясь контакта со службой безопасности. Теперь я уже не понимала президента нашей фирмы. Зачем надо выбрасывать сотню долларов на игру в соловьи-разбойники, если даже для секретной службы она малозначительна. Но... но мужчины находили эту игру интересной.

Джордж несколько дней был обиженным, отказывался получать документы у курьера. Потом сменил гнев на милость... И почти сразу же мы получили от него письмо, что, к сожалению, законы в Нигерии изменились и теперь они не могут совершить перевод денег через банк. Этого следовало ожидать. К сожалению, через Интернет я не смогла подобрать документы о законах Нигерии, то есть из-за скудости публикуемой информации мы не смогли поймать «принца» за руку и на этот раз, но... Но зачем-то ему нужны эти документы... Наверное, он планирует воспользоваться ими много позже, когда мы уже забудем эту историю и потеряем бдительность.

Секретная служба по-прежнему хранила молчание. Наверное, она замолчала навеки. Судя по всему, мы остались с этими мошенниками один на один. Джордж между тем представил нам новый план. На этот раз его знакомый дипломат должен был отправить контейнер с деньгами дипломатической почтой непосредственно в Америку на адрес нашей фирмы. Я все ждала, когда они опять заговорят о деньгах. Когда потребуют оплатить доставку или что-либо еще в этом роде. Но все шло гладко. Из сообщений из Нигерии следовало, что дипломат вскрыл сейф, взял оттуда сумму, необходимую для оплаты транспортных расходов и его собственных услуг. Это было странно, ранее они нам очень убедительно объясняли, что сейф может быть открыт только один раз, а тут открыли без всяких проблем. Затем мы получили от дипломата копию квитанции, где указывалось, что дипломатический груз отправлен по адресу нашей фирмы и что за доставку уплачено $172 000 US.

Наученные горьким опытом, мы стали внимательно рассматривать квитанцию при разных увеличениях. Квитанция как квитанция. Никаких видимых исправлений замечено не было. Но это ведь еще ни о чем не говорило. Каждая компания имеет свою форму записи. Я могу сесть за компьютер и за тридцать минут создать любой бланк и заполнить его как угодно...

В квитанции были указаны телефон и факс офиса компании по доставке дипломатического груза в Англии. Мы стали просматривать справочники Лондона, пытаясь найти эту компанию. Найти не удалось. Может, эта информация только для служебного пользования, а, может, такой фирмы вовсе и не существует в природе.

Однако через два дня мы получили из Лондона факс... Нам сообщали, что груз благополучно прибыл в Лондон и через несколько часов будет отправлен в Вашингтон, а через сутки должен быть по указанному адресу.

Опять сомнения охватили нас: может, мы все тут напридумывали? и все действительно правда, а вовсе не мошенничество? Эмоциональное потрясение было так велико, что президент нашей компании не мог спать всю ночь. На рассвете он пошел в кабинет, там его уже ждал новый факс. Тот же клерк из Лондона сообщал, что отправка груза задерживается. В квитанции не указано, что произведена оплата доставки груза без таможенного досмотра. Они просят доплатить $36 000 US или выслать для досмотра ключи или код сейфа.

4 часа утра... Измотанный бессонницей, наш президент не нашел ничего лучшего, как отправить факс с просьбой выслать счет на указанную сумму по адресу нашей компании. Когда утром я спустилась в кабинет и увидела последние факсы, меня охватило такое негодование, что слезы брызнули из глаз. Мы столько времени ждали, что мошенники опять начнут требовать деньги! И вот это произошло... И вместо того чтобы посмеяться и закрыть эту последнюю страницу игры в пинкертонов, он сам предлагает выслать ему счет! Наш руководитель явно переутомился!

По моему настоянию следом был отправлен еще один факс, где мы объяснили, что не понимаем, о каком таможенном досмотре может идти речь, если дело касается дипломатической почты, и просим все претензии адресовать отправителю.

Отправили мы и второй факс, теперь уже Джорджу, где объяснили ситуацию. Тот ответил, что дипломат не знал, что необходима еще и такая оплата груза, что все деньги теперь в Лондоне и что выход только один: «...нечего спорить, ищи деньги!» — грубо приказывал он. Вот теперь все опять встало на свои места. Надо было ставить последнюю точку. Я просила Дэвида не отвечать больше ни на какие письма и ничего больше не объяснять. Все было бессмысленно, так как помощи от секретной службы мы не получили, а с нигерийским «принцем» мы проиграли все возможные варианты сценария.

Переписку с Джорджем и мадам Лоло мы отправили в архив. Время от времени, желая подшутить над боссом, кто-нибудь из нашей группы произносит сакраментальную фразу: «Нечего спорить, ищи деньги!» Однако...

Однако теперь уже каждую неделю мы получаем письма из Сьерра-Леоне, или из Анголы, или из ставшей такой родной Нигерии с предложениями африканского инвестирования. Значит, этот мошеннический бизнес расширяется...

Вот такие истории, порой совершенно неожиданные, происходят с нами каждый день. Казалось бы, простая работа у персонального компьютера, однако впечатлений не меньше, чем в сказке «Тысяча и одна ночь»!

Валентина БАКМАСТЕР

Комментарии
Профиль пользователя