Коротко

Новости

Подробно

НЕ СМЕШИ МЕНЯ, БОРЯ…

Журнал "Огонёк" от , стр. 17

Немецкая пресса — о разводе самой знаменитой спортивной пары


НЕ СМЕШИ МЕНЯ, БОРЯ...

Пресный вечер, дети спят, на столе неубранная посуда, работает телевизор. Жена хочет смотреть «Место происшествия». Он же переключает на спорт. «Мы всегда должны смотреть то, что ты хочешь?» — взрывается она. «Да, потому что ты сразу же засыпаешь», — ворчит он в ответ. Она считает это проявлением безразличия к ней, он — ее нервозностью. В жизни супружеской пары всегда есть место разговору на тему «Ты не понимаешь меня...», даже если он происходит в интерьерах виллы в Богенхаусе и его участники — Борис и Барбара Беккер.

«Красивый ужин на двоих, — так охарактеризовала недавно свою семейную жизнь Барбара Беккер в приватной беседе, — если только пульт от телика у меня в руках». У Бориса Беккера свое, спортивное, видение жизни в браке с Барбарой: годы с Барбарой были похожи на затяжной матч из пяти сетов. «Причем последний растянулся на многие месяцы», до того момента, когда он, наконец, проиграл.

Последние месяцы совместной жизни этой пары — нескончаемая череда сюжетов из шоу типа «Я сама...»

Для начала Беккер отметил свой 33-й день рождения на мюнхенском Олимпийском стадионе, наблюдая за игрой «Баварии». Затем Борис и Барбара начали появляться в «P1», центре мюнхенской элиты, порознь, лишив смотрительниц в туалетах удовольствия наблюдать за неизменным ритуалом четы Беккер: Барбара прокрадывается в мужской туалет, чтобы незаметно положить в фарфоровую тарелку чаевые, которые ее супруг, полагая, что его никто не видит, всегда забывает заплатить.

Затем Борис вернулся к «любимому делу» — не к теннису, разумеется. Он вновь стал бегать за девушками. Его видели со старлетками из мыльных опер, потом со смазливой блондинкой, у которой недавно неожиданно родился ребенок. Правда, при этом Беккер говорит о том, что его спутали с Францем Беккенбауэром, который еще не разучился радоваться рождению внебрачных детей.

Вновь появилась на горизонте эмигрировавшая в Лондон русская девушка Анжела Ермакова, которая тщетно пыталась в отдельном кабинете лондонского суши-бара «Нобу» побудить мистера Беккера к уплате алиментов. Даже ее звонок миссис Беккер не помог. «Мне каждый день звонят люди, которые утверждают что-то подобное», — «заступилась» за мужа Барбара Беккер.

Вряд ли в международном хит-параде звездных пар есть вторая такая пара, как Борис и Барбара Беккер, про которую общественности было бы известно о их личной жизни все до мелочей. Они ничего не скрывали, даже историю о первом неудачном предложении руки и сердца за чизбургером в Макдоналдсе. После продолжавшегося два года ухаживания Борис в придорожной закусочной заказал для торжественности момента у пианиста «Саммер тайм» и незаметно утопил обручальное кольцо в ее стакане с виски. Барбара поперхнулась драгоценностью.

Весь мир знал даже то, что в постели, например, он всегда лежал слева, а она справа. Что из каких-то предрассудков они всегда останавливались в гостиницах на пятом этаже. Что Барбара, для того чтобы Борис не запутался в пространстве, всегда оставляла ему в ванной на зеркале записки типа «Доброе утро, мы в Сиднее». Мир знал и такие подробности, как то, что Борис узнал, что Барбара темнее, чем он, с изрядным опозданием: «Однажды просыпаюсь, а она лежит на постели рядом со мной на белой простыне. И вот тогда-то я и понял, какого цвета ее кожа». Кстати, люди с цветом кожи, как у Барбары, встречали его приветствием «брат», и это нравилось Борису.

«Я врываюсь в жизнь Барбары. Барбара врывается в мою жизнь. Это очень похоже на священнодействие», — объяснил Борис. Было очень много разговоров о том, что Барбара после окончания карьеры теннисиста Беккера снова пойдет петь и играть в кино и что воспитание детей и работа на кухне для трехкратного чемпиона Уимблдона не будет проблемой.

Но получалось не совсем так, как они мечтали. После своей последней подачи Борис Беккер стал глобал-менеджером с претензией на первое место. Контракт с «Мерседесом» на десять лет. Беккер быстро освоился в бизнесе, превратившись в безупречного господина в дорогом костюме, редко посещающего «нормальный» мир. Теперь он человек, окруженный невидимой демаркационной линией, как говорят его коллеги, не реагирующий на критику. Он больше не заикается, не говорит «э-э-э», общается с боссом Daimler-Chrysler и с другими большими людьми из политики, медиа и банковского дела. У него появляются три магазина по продаже автомобилей в новых землях и маркетинговые предприятия: BBM в Мюнхене и BBI в Швейцарии, он соучредитель Интернет-портала Sportage, акционер «Америка он лайн».

Для Барбары мир намного у'же. Она растит детей, а когда она вместе с детьми и Борисом гуляет по парку, наутро газеты пишут: «...Великий теннисист Борис Беккер замечательно воспитывает своих детей». О Барбаре же ни слова. Правда, как предпринимателя они ценят Бориса несколько меньше. Пишут, например, что как тренер немецкой команды по теннису в Кубке Дэвиса он два года терпит неудачу. Увенчалась неудачей его попытка приобрести права на ATP-Tour. Юношеская команда «Мерседес» тоже ничего особенного не добивается и за два года правления Бориса Беккера исчезает из поля зрения окончательно, да еще к тому же двое из этой команды были арестованы полицией как мелкие воришки.

«В такой ситуации, когда муж более знаменит, чем жена, ситуация хуже для жены», — сказала Барбара в начале их отношений. Она имела в виду свойственные этой категории жен болезни — алкоголизм, мания покупок и прочие мании. Она убеждена, что всего этого избежала, — она просто хороший клиент в самом дорогом мюнхенском магазине, хотя ее коллекция дамских сумочек знаменита на весь мир и некоторые из них она ни разу не брала с собой. Конечно, обидно, когда тебя, привыкшую быть изюминкой любой вечеринки, на показе мод могут спросить: «А где ваш муж?» Когда это случилось, она внимательно посмотрела под стулом и сказала: «Эй, выходи!» — и потом сказала репортерше, что «Борис дома, сидит с детьми». «У меня, — ответил на это Борис Беккер, — очень активная жена, которая, к сожалению, должна сидеть дома».

По брачному договору, подписанному 16 сентября 1993 года у мюнхенского нотариуса между Борисом Беккером и Барбарой Фельтус, в случае развода бывшей супруге полагалось 5 миллионов марок. При этом дети должны остаться у матери. Борис Беккер не согласился с тем, что его бывшая жена увезла его детей в Америку. И потребовал возможности участвовать в их воспитании. Это может обойтись ему уже в 100 — 150 миллионов марок.

Перевел Илья КОЗИЦКИЙ

Комментарии
Профиль пользователя