Коротко


Подробно

МОЛЧАНИЕ ЯГНЯТ

Люди — всего лишь звено на пути эволюции.И уже возник зародыш следующего звена


МОЛЧАНИЕ ЯГНЯТ

Мы вступаем в последний век развития человечества. В котором человек — «царь зверей» и венец эволюции — уступит свое главенствующее место в природе и превратится в тупиковую эволюционную ветвь. Впрочем, возможно, мы и не заметим, что поезд эволюции уже промчался мимо нас дальше по параллельному пути. Больше того! Быть может, именно этот конец нашей славной истории и будет золотым веком человечества. Так считает Александр ЖАРОВ, единственный футуролог России

Удивительно, но факт: все наши попытки отыскать живых российских футурологов — ученых, прогнозирующих будущее, — успехом практически не увенчались. Нет в России такой ученой специальности! На Западе есть, а у нас нет. Был один, Болонкин, да и тот уехал в Америку. За границей выходят тома футурологических книг, а у нас только чужие переводы. И исторически тому есть обоснование: не нужны были советской власти футурологи. В СССР футурологией занимался только ЦК КПСС, предрекавший наступление коммунизма в 1980 году.

Однако одного человека, всерьез занимающегося разработкой «планов на будущее», отыскать все же удалось. Это Александр ЖАРОВ, автор ряда научно-популярных книг по компьютерной технике. Его разработки, практически неизвестные на родине, были замечены на Западе (тем же футурологом Болонкиным). В общем, если мы сейчас срочно не обласкаем наше последнее достояние и не познакомим читательские массы с его воззрениями, может случиться непоправимое — он обидится и тоже уедет! И тогда Родина останется один на один со своим неясным будущим.

— Александр, начну не с вопроса, а с комплимента: когда я ознакомился с вашей моделью будущего, она показалась мне наиболее логичной из всех футурологических моделей. Потому что логично вытекает не только из наблюдаемых в мире тенденций — глобализации, компьютеризации, «сетизации», — но и из общей теории эволюции, как мы ее сейчас понимаем.

— Спасибо. Действительно, когда человечество начало строить компьютеры и протягивать информационные сети, оно сделало первый шаг на пути собственного отрицания, скажем так. Другое дело, что по иному пути оно пойти просто не могло. Есть некая общая тенденция — усложнение систем в процессе эволюции. Когда-то был Большой взрыв, с которого и началась наша Вселенная. Кварки объединились в элементарные частицы. Частицы — в атомы. Атомы — в молекулы. Простые молекулы скооперировались в сложные органические соединения. Потом — в делящиеся соединения типа ДНК. А это уже первичная жизнь. Которая тоже усложнялась. Но эту часть эволюции — биологическую — все проходят в школе и привыкли к ней, а то, что было «слева» и будет «справа», — не проходят.

— У нас в кабинете биологии на стене висела такая схема. Начиная от простейших одноклеточных синезеленых водорослей, минуя динозавров, — до человека.

— Да. Но ведь биологическая эволюция — только фрагмент всеобщей эволюции материи. До биологической была физическая, планетарная, геологическая, химическая, биохимическая эволюция. А после и параллельно биологической — идут и будут идти психическая, социальная, информационная эволюции.

— Вот эта мозаичность восприятия, которая формируется у нас у всех в школе, она и порождает всякое богоискательство, мистицизм, фразы: «Что-то все-таки есть». Просто человек неожиданно и как бы «беспричинно» осознает себя брильянтом мироздания. Школьная биология говорит ему: вот на стенке эволюция живого, ты венец ее, другие твари ниже по развитию, а все, что неживое, то суть мертвая неразвивающаяся материя. Хотя на самом деле эта мания величия случается от недостатка знаний по общей теории эволюции, которая не преподается даже в вузах.

— Верно. Люди — всего лишь звено на пути эволюционного усложнения материи и накопления в ней информации. И уже возник зародыш следующего эволюционного звена. 11 мая 1997 года можно считать началом конца человека. Это некая символическая точка. В тот день суперкомпьютер «Дип Блю» обыграл в шахматы чемпиона мира Гарри Каспарова.

— Можно ли сказать, что «Дип Блю» — первый искусственный интеллект?

— А что такое искусственный интеллект? И что такое естественный интеллект? Наш естественный интеллект работает по тем же принципам, что и искусственный. Мозг — всего лишь навсего очень мощная машина по обработке поступающей информации. Информация поступает от органов чувств и обрабатывается по определенным алгоритмам, то есть в соответствии с огромным количеством логических программ, которые в психологии называют комплексами. Комплексами в широком понимании слова, а не в психоаналитически-голливудском.

— Я понял. Комплексы — это не только «вас в детстве изнасиловал отец, поэтому вы не можете есть огурцы и мало зарабатываете», комплексы — это вообще все наши личностные программы. А программирование мозга называется воспитанием.

— Так. Но вернемся к «Дип Блю». Сейчас мало кто из компьютерщиков, программистов, кибернетиков сомневается, что создание искусственного интеллекта возможно. Дело только в количестве компьютерной мощности, которое непременно и очень скоро перейдет в качество.

Нужно забросить в некую виртуальную среду — в компьютер — некие простые саморазвивающиеся программы типа вирусов. И эволюция, конкурентная борьба этих программ в недрах компьютера приведет к появлению сложных программных форм, так же как эволюция биомассы на нашей планете породила сложные биоформы. Выживут сильнейшие, умнейшие программы.

— Важный момент — ваши слова о жесткой конкуренции! Пожирание одних другими церковные моралисты всегда рассматривали как Зло. Кто-то из отцов церкви мечтал о времени, когда волк возляжет рядом с агнцем и не станет его есть, и тогда наступит Добро. Но в том-то и суть, что в нашем мире именно Добро порождается Злом — в смертельной конкуренции за свободную энергию возникали все более и более сложные и мобильные формы, психические программы, в том числе возникла и такая интеллектуальная избыточность, как упомянутые отцы церкви с их воззрениями.

— Программы, о которых я говорил, уже существуют, они делаются на основе так называемых развивающихся алгоритмов. Эти программы не повинуются воле разработчика, а самостоятельно оперируют поступающими данными. И через некоторое время сам разработчик уже не может считаться ответственным за созданный им когда-то программный продукт — он уже живет своей жизнью. Программа выросла и забыла своего родителя.

Сегодня компьютерная техника развивается с колоссальной скоростью — каждые два года мощность и быстродействие удваиваются. Растут сети.

Но это пока еще не тот искусственный интеллект будущего. Это его предтеча. Современный компьютер, даже «Дип Блю», так же соотносится с Искусственным интеллектом будущего, как простой тумблер с компьютером. Планетарный мозг будущего настолько превзойдет интеллектуальные возможности человека, насколько наши интеллектуальные возможности превосходят ум жука или комара. Мы просто не сможем понять друг друга.

— Голливудские сценаристы и фантасты, рассказывая о конфликтах человека и машины, естественно, болеют за людей. И в их устах главным аргументом против машинного интеллекта почему-то является его невозможность чувствовать и испытывать эмоции.

— А что такое чувства и эмоции и зачем они возникли в результате эволюции у животных? Для чего появились и закрепились любовь, ревность, ненависть, приязнь, страх, ярость и так далее?.. Это всего лишь инструменты, стимулы развития. Кнут и пряник биологической эволюции! Размножаешься — тебе хорошо и приятно. Лидируешь в стае — испытываешь приязнь от всеобщего признания. В ответ на положительный стимул выбрасывается одна группа веществ в мозг — это воспринимается как положительные эмоции. Отрицательное внешнее воздействие — пошла другая группа веществ, наплыв которых воспринимается как страдание, стресс.

— А какие стимулы будут у искусственного разума?

— Другие. Какие, сейчас сказать просто невозможно. Одно ясно — они будут носить не биохимический характер, как у нас, а чисто информационный, программный. Но неизбежно появится некий планетарный, сетевой искусственный интеллект, который начнет жить в совершенно ином масштабе времени и знаний.

— И мы ему будем не нужны? и будем уничтожены?

— Зачем? Разве появление более совершенных созданий автоматически уничтожает менее совершенные? Разве появление человека убило бактерии, вирусы, зайцев и червей? Нет, все прекрасно живут — и человек, и те создания, которые мы считаем тупиковой ветвью эволюции. И что значит «мы ему будем не нужны»? Нам одноклеточные нужны?

— Нет. От них одна зараза.

— Да без одноклеточных мы пищу переварить не сможем! У нас в желудочно-кишечном тракте живут бактерии, переваривающие нам пищу. Мы существуем с ними в симбиозе! И нам выгодно, чтобы они жили хорошо и комфортно. Люди лечат дисбактериоз!

— Ага! Значит, мы еще понадобимся новому хозяину планеты!

— Возможно. Человечество будет выполнять некие обеспечивающие жизнедеятельность супермозга функции. Производить энергию, может быть, поставлять информацию.

— А он нам что? Ведь симбиоз — взаимовыгодное существование.

— А он наилучшим образом обеспечит нашу жизнедеятельность. Управление производством предметов потребления и искусственных продуктов питания, коммуникации, связь, утилизация отходов, система развлечений, размножения. В наших глазах компьютерный патернализм будущего выглядел бы как золотой век человечества, как тот коммунизм, о котором мы мечтали и за который убивали друг друга.

— Выходит, хозяйственной деятельностью человечества будет управлять искусственный мозг?

— Ну и что? Думаю, он сделает это наилучшим образом. Во всяком случае с нашими сегодняшними правительствами не сравнить. И не надо этого пугаться. Это вовсе не значит, что люди будут рабами компьютера. В конце концов клетки вашего тела не унижает то, что телом управляет мозг?

— Да я, в общем, не против. Только вот мозг не совсем хорошо управляет телом. Иначе бы не возникали там и сям по телу раковые опухоли и какие-нибудь артриты.

— Возможно, и в будущем социуме возникнут «раковые опухоли» в виде групп экстремистов, которые начнут бороться за «освобождение от тирании машины». И если их не удалить, это просто приведет к гибели всего планетарного организма. Раковая опухоль умирает вместе с организмом. Вне урбанистической опеки люди не могут существовать физически уже сегодня, а завтра тем более.

И этот пример, кстати, лучше всего доказывает, что никакого тотального диктата искусственного интеллекта над людьми не получится. Люди просто станут клетками единого социального организма, гораздо более сложного, чем сегодняшний социум. Нынешний социальный организм не имеет единого мозга.

Социальная эволюция только-только началась! Сейчас в ней кишат простейшие формы, скопища людей-клеток, худо-бедно как-то организованные, связанные примитивной нервной системой правительств, прессы, международных пактов, внутренних законов. Но мозга — как единого обрабатывающего центра — еще нет.

— Я, как уже сказал, не против эволюции. А вот некоторые граждане, в особенности верующие граждане, которые привыкли, что главнее человека только бог, будут сильно против такой постановки вопроса.

— Запретами прогресс остановить не удастся. Человек ведь не только привык, что он самый главный после бога, он еще привык жить удобно, удобнее, еще удобнее. Удобства всегда были сильнее бога. И человек будет жить удобно, свалив свои бытовые проблемы на управляющие информационные системы, автоматы, роботов. И одновременно обеспечивая их работоспособность. Кто здесь кому служит? Все всем. Симбиоз.

— Говорят, если какая-то теория верна, она должна отвечать на вопросы, которые до ее появления были безответными. На какие вопросы отвечает ваша теория?

— Например, есть неразрешимая загадка, которая в астрофизике носит название «молчание космоса».

Суть в том, что во Вселенной мириады звездных систем. Из них — гигантское количество с подходящими для зарождения жизни условиями. Из них — масса планетарных систем гораздо моложе Земли. Значит, в космосе от цивилизаций должно быть просто не протолкнуться. Они должны болтать без умолку. Но космос молчит. И мы не видим нигде следов их разумной деятельности.

Я отвечаю на этот вопрос. Просто эволюция идет не так, как мы думали раньше. Никакой циклопической деятельности по перемещению звезд и галактик мы не наблюдаем просто потому, что это никому не нужно. И в контакт с нами никто не вступает по той же причине, по которой мы не шлем радиограммы медузам. Искусственные планетарные интеллекты общаются с равными себе. А мы... Мы наивны. Представьте, клетки вашего тела решили «вступить в контакт» с «братьями по разуму» из другого тела. В их представлении это выглядит так — они строят «звездолет» и летят к клеткам другого тела с дружеским визитом. Смешно. Тела и так общаются! Общаются их мозги, причем дистанционно — с помощью речи. И никакой физический контакт отдельных «клеток-делегатов» не нужен.

— Значит, мы не полетим к звездам, как мечтали?

— Нет. Это и не нужно. Общаться, обмениваясь информацией, будут планетарные мозги — суперкомпьютеры. А мы будем им помогать, строя передатчики по их проектам. Если наша обеспечивающая помощь вообще понадобится.

— Да, но ведь такое межзвездное общение, обмен радиограммами — это не общение, а мука. Тысячи и миллионы лет ждать ответа из какой-нибудь Андромеды, расположенной за два с лишним миллиона световых лет. Геморрой.

— Во-первых, возможно, будут открыты другие принципы связи, не радио. А во-вторых, это по нашим масштабам долго. А жизнь суперкомпьютера практически вечна и сопоставима с жизнью звезды, вокруг которой вращается его планета. Так же как жизнь «бессмертных» клеток нашего мозга кажется смертным клеткам нашего тела вечностью. Ведь организм человека на протяжении жизни много раз полностью обновляется. Кроме клеток мозга. А для планетарного мозга миллион лет на ожидание ответа — не срок.

— Но потом-то он умрет, собака! Когда звезда погаснет или взорвется.

— Умрет. Но перед этим сбросит всю информацию вовне, чтобы не пропала зря. И таким образом останется вечным. Ведь планетарный мозг, в свою очередь, только часть более сложного организма — вселенского супермозга, состоящего, как из клеток, из планетарных искусственных интеллектов. Планетарные клетки отмирают, а вселенский организм живет, пока жива Вселенная.

— А вселенных, как теперь полагают ученые, бесконечное множество. И разум распространится туда.

— Да, развитие вечно. И бог нашей Вселенной — ее будущий искусственный разум, состоящий, как из клеток, из планетарных искусственных интеллектов.

— Вот и бог появился на сцене. Он личность? Он любит нас?

— Он личность, безусловно. Но на наши муки ему наплевать, как вам наплевать на миллионы клеток вашего тела, которые ежедневно отмирают, которые вы сплевываете, травите алкоголем, сбрасываете каждое утро в унитаз вместе с фекалиями... Мы для Вселенского разума даже не клетки. Клетками мы являемся для планетарного компьютера. А для Вселенского разума мы просто атомы, из которых состоят его клетки. Вы часто задумываетесь о белковых молекулах, из которых сделаны ваши клетки?

— Признаюсь, никогда. Зато и распоряжаться ими не могу. Они как-то сами по себе.

— Значит, мы — свободны!

Александр НИКОНОВ

В материале использованы фотографии: Марка ШТЕЙНБОКА
Журнал "Огонёк" №45 от 10.12.2000, стр. 11

Наглядно

все спецпроекты

актуальные темы

все темы

Социальные сети

все проекты

обсуждение