Коротко

Новости

Подробно

ИСТИННОЕ УДОВОЛЬСТВИЕ ЦАРЕВИЧА АЛЕКСЕЯ

Журнал "Огонёк" от , стр. 4

«Золотая середина»

Картина

«Петр I допрашивает царевича
Алексея Петровича в Петергофе» (1871).
Картина художника Николая ГЕ
Фрагмент
Государственная Третьяковская галерея,
Москва

Это полотно было сенсацией первой выставки передвижников. Страна как раз готовилась к 200-летнему юбилею Петра I, и картина, чрезвычайно комплиментарно трактующая образ, мягко говоря, противоречивого самодержца, была благосклонно воспринята общественностью. Все значимые детали — сжатый кулак Петра, безвольная кисть царевича Алексея, дуэль взглядов, — сегодня кажутся слишком прямолинейными, но тогда они произвели впечатление.

...После этого успеха последовало двадцать лет стабильных неудач.

Когда реалистическое направление в живописи было модным, Ге пребывал в творческом кризисе. А в конце 1880-х, незадолго до смерти, когда его товарищи-передвижники сошли с исторической сцены, шестидесятилетний художник вдруг написал евангельский цикл — лучшие свои работы.

За религиозными и историческими сюжетами Ге всегда зрел общечеловеческие драмы. «Петр и Алексей» — исторический факт, прочитанный как семейный конфликт: властный папаша и совершенно подавленный деморализованный сын. Конечно, учитывая ход истории, под эту часто встречающуюся житейскую ситуацию можно подстегать грандиозные смыслы. Но, с другой стороны, зная биографию Ге, можно предположить, что он писал просто о себе. Все его герои — Иуда, царевич Алексей, распятый Христос, — мазохисты, находящие в своих мучениях истинное удовольствие. Ге сам был предрасположен к страданию. Всю жизнь у него болела душа, он терзался чувством вины перед семьей, товарищами, профессией. Он сам был «царевичем Алексеем». В конце жизни Ге уверовал в учение Льва Толстого — он таки обрел своего Петра, своего строгого и великого наставника.

Людмила ЛУНИНА

Смотрите «История одного шедевра» 19 октября, в субботу, в 16.30 на канале ОРТ

Комментарии
Профиль пользователя