Браво! АВГУСТ

БРАВО! АВГУСТ

Сокровища Мексики

Культура

БРАВО! АВГУСТ


Иоан Креститель

Во Всероссийском музее декоративно-прикладного и народного искусства открылась выставка «Мексика. Традиции и пейзажи.» Есть что-то фантастическое в предметах из серебра, представленных на выставке. В большей своей части это вещи, созданные полторы, а то и четыре тысячи лет назад ацтеками и майя — двумя легендарными народами, обитавшими когда-то на территории нынешней Мексики. Читая на стендах подписи, сначала, не веря своим глазам, принимаешь годы за граммы и только обратившись за разъяснением к сотрудникам, убеждаешься в реальности столь невероятных дат.

Водонос

Маленький «Попугай» и «Водонос» сделаны в 200 году нашей эры. Но их удивительные формы абсолютно современны. Искусство легендарных ювелиров Теночтитлана (так когда-то назывался Мехико) поражает своим эстетизмом и изяществом.

В древней Мексике золото и серебро были металлами настолько же обыденными, как железо в Европе. Железа как раз здесь не было, и местные умельцы обходились благородными металлами, в крайнем случае медью. В 1519 году на Американский континент высадился испанский авантюрист Эрнан Кортес со своим отрядом. Увидев у первых встреченных им индейцев золотые безделушки, Кортес, как утверждается в некоторых источниках, потерял дар речи. С горсткой своих единомышленников, вооруженных огнестрельным оружием и на лошадях, до этого не известных в Мексике, испанец прибыл к правителю ацтеков Монтесуме. Повелитель принял его приветливо, тем более что древнее пророчество говорило о времени, когда в страну ацтеков приплывут белые бородатые боги. Кортес влюбился в его дочь, красавицу Малинче, которая помогла чужеземцу войти в контакт с мятежными племенами и свергнуть отца. Вскоре Кортес стал хозяином целых амбаров, наполненных золотом. Серебро не обладало для него такой ценностью. Именно это и спасло многие вещи, сделанные из белого металла, от переплавки и отправки их в Испанию.

Ацтеки называли серебро «истакеокуитлатль» — белые экскременты богов. Из него были созданы шедевры, которые вполне под стать богам.

Кроме серебряных предметов на выставке показаны изделия народных мастеров Мексики. Маски, алтари, барабаны, кресты с Иисусом Христом, затейливые ларчики, в которых хранят приданое и фотографии киногероев — все это создано фантазией провинциальных художников.

Серебряные сакральные предметы из мира ацтеков и яркие вещицы, сделанные современными народными мастерами, создают особый национальный колорит сегодняшней Мексики.

Олег ШИШКИН

Фестиваль театров-аутсайдеров

Хотя театральный сезон закрыт, восемь независимых московских коллективов решили провести первый московский театральный фестиваль «Галерка» — фестиваль театров, не получивших пока известности. Спектакли этих совсем уж «оф-оф-оф-Бродвейских» трупп проходят в помещении театра-студии «Мел» в Отрадном.

В течение восемнадцати августовских дней на подмостки маленькой сцены выходят актеры играть спектакли перед приглашенными друзьями и немногочисленными местными жителями. Среди коллективов, например, театр «Микос», труппа которого состоит из клоунов, уволенных в свое время из других театров за «профнепригодность и неумение смешить». Однако в прошлом году этим «актерам-неудачникам» удалось рассмешить жюри Авиньонского фестиваля, приз которого они и увезли с собой.

Тем не менее и театр «Микос», и другие коллективы, выступавшие в жанре драмы, клоунады, мюзикла или детских сказок, пока только безнадежно мечтают о популярности, предлагая зрителям свой маленький фестиваль «необычных и интересных» спектаклей.



Победа авторского права

Михалков

Никита Михалков только приступает к защите собственной чести и достоинства, возбуждая дело против одного из нью-йоркских кабельных телевизионных каналов, без разрешения показавшего русскоязычной аудитории ретроспективу его фильмов.

А в это время в Хорошевском муниципальном суде сценаристы самого известного отечественного телесериала «Петербургские тайны» Анатолий Гребнев, Елена Гремина и Михаил Угаров выиграли иск о нарушении авторского права издательством ЭКСМО. Дело в том, что в самый разгар телепоказа издательство выпустило роман Крестовского «Петербургские трущобы», по мотивам которого снят фильм, использовав без разрешения авторов название сериала и, для оформления, кадры из фильма. Доверчивым читателям издательство также обещало «встречу с героями сериала», хотя телеверсия совпадает с первоисточником не более чем на десять процентов. Стоимость морального ущерба и «упущенной выгоды» вместе со штрафом в пользу государства суд оценил в 147 миллионов рублей.



Федор Лустич — «Убить нежно»

Книга

Полку антиутопий в нехилом ряду Замятина, Хаксли, Оруэлла прибыло. Федор Лустич (псевдоним) закруглил тайную идею русского XX века в всегда волнующем женском лоне первоисточника. Вечно-молодая прекрасная Эстер, демоница теософов с красной пентаграммой вместо пупка, контрреволюционная рыжая еврейка, секс-киллерша, снимающая своими недрами ауру с крайней плоти высокопоставленных мужчин, кончающих счастливо и навсегда — приходит наконец к власти в России!

Это о ней грезил великий философ и правовед Серебряного века, встретив ее накануне смерти и революции в петербургском публичном доме. Это с ее помощью чекист, садист и большевик, сын философа, мечтал пробудить в народе коммунистическую энергию. Это ее пытался использовать в пореформенной России мафиози и бизнесмен в своих корыстных целях.

Беда порнографии в том, что, поначалу возбуждая, она быстро приедается, оставляя в голове и членах шум и туман. Книга Федора Лустича «Убить нежно» (М: «Новости», 1996, 320 с., 21 тыс. экз.), предельно и вызывающе откровенная, умудряется оставаться с начала до конца разнообразной и занимательной. Простец слюнявит скабрезное. Знаток услаждает себя авторской иронией по отношению к образцам литературы. «Далеко вытянутый язык сценариста цеплял и теребил набрякший раскрасневшийся клитор; глаза же — усталые, неизбывно печальные глаза мыслителя и творца — глядели в темное и таинственное дуло ануса».

Философская, пролетарская, научная, шпионская литературы как миленькие ложатся на виртуальный язычок секс-влечения, давая одновременно смешной, серьезный, иронический, возвышенный, духо- и плотеподъемный эффект.

История России проходит перед читателем в интимном, а потому безошибочном преломлении.

Умертвив своим способом президента, Эстер взбирается на его место. В стране воцаряется режим половой свободы — вагинократия. Но Нижнеудинск и прочая провинция, увы, не Москва. «В России любые реформы обречены на неудачу, а любые реформаторы — на ненависть народа» — меланхолично замечает полковник органов уже в пореформенной России, когда разрушена финансовая система и народ погряз в пьянстве и «некончухе», и новая императрица погибает, наступив на грабли отечественного трактора. Идея века оказалась преждевременной. Полковники, преждевременно зачисленные в резерв, возвращаются в строй. И, неуемные, опять выходят на след неистребимой вечно-женственной Эстер, ныне учительницы физкультуры в средней калужской школе. История идет по своему сладкому тайному кругу.

Игорь СЕМИЦВЕТОВ

«Портрет Л.Т. Маториной» — приобретение Третьяковки

Портрет

До юбилея В.И. Сурикова — полтора года. Но уже известно, что новым украшением торжеств, посвященных 150-летию художника, станет его картина «Портрет Л.Т. Маториной. Казачка.»

Посещение...

(В этом же номере, в рубрике «Золотая середина», вы также можете видеть одну из его самых известных работ — «Посещение царевной женского монастыря»).

Впервые «Казачка» предстала перед зрителями более ста лет назад. Хотя портрет вызвал немалый интерес на XX выставке товарищества передвижников, выставляется картина еще раз лишь в 30-х годах. В последний раз работа была на выставке «Портретная живопись передвижников» в 1972 — 73 годах. Но для широкой аудитории «Портрет Маториной» — загадка, если учесть, что его репродукции не нашлось даже в Третьяковке. Правда, полотно имеет различные названия: «Портрет казачки в голубом шелковом шугае» и «Портрет госпожи N». Известно, что Лидия Тимофеевна Маторина — действительный персонаж, проживала в Смоленске. Но как и когда познакомился с ней Суриков, была ли родом она из Сибири, почему ее назвали казачкой, неизвестно. Вероятно, это последняя крупноформатная работа Сурикова — из внемузейных, то есть частных собраний. Но, конечно, сама собой она бы вряд ли попала в государственную коллекцию. В роли благодетеля на сей раз оказался Столичный банк сбережений, который помог приобрести картину Сурикова, а затем передал ее в дар ГТГ.

Ирина КУРБАНОВА

АВГУСТ-96

Нехудожественная литература

  • Владимир НАБОКОВ. Лекции о русской литературе. — Независимая газета. М., 96 г.
  • Владимир ПАПЕРНЫЙ. Культура-2. — Новое литературное обозрение. М., 96 г.
  • Ирина ПАПЕРНАЯ. Семиотика поведения. (Николай Чернышевский — человек эпохи реализма.) — Новое литературное обозрение. М., 96 г.
  • Астоль Де КЮСТИН. Россия в 1839 году. — 2 тома. М., 96 г.
  • Ролан БАРТ. Мифологии. Перевод с французского Сергея Зенкина. — изд. Сабашниковых. М., 96 г.
  • Энциклопедический справочник. Современное русское зарубежное литературоведение США и Западной Европы. — Энтрад. М., 96 г.

Лидерами списка являются «Лекции о русской литературе» Владимира НАБОКОВА и книга проживающего ныне в США архитектора Владимира ПАПЕРНОГО «Культура-2».
В опросе принимали участие критики: Лариса Беспалова, Наталия Иванова, Андрей Немзер, Карен Степанян, Ольга Тимофеева, Евгений Шкловский, Григорий Чхартишвили.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...