Коротко


Подробно

 Тройной стандарт


       Неделю назад мы познакомили вас с новым банком — "Русский стандарт". Примечателен он хотя бы тем, что создали его три известных в бизнесе человека — бывший первый зампред ЦБ Андрей Козлов, бывший председатель правления банка МЕНАТЕП Александр Зурабов и глава компании "Руст Инк." Рустам Тарико. Еще примечательнее, что главную задачу банка они видят в том, чтобы кредитовать малый и средний бизнес и активно работать с населением. Иными словами, совсем скоро у мелких и средних предпринимателей и обычных граждан появится "свой" банк. Но, согласитесь, хочется заранее понять, с кем будешь иметь дело. Наши корреспонденты Елена Киселева, Юлия Панфилова и Наталья Кулакова это уже выяснили.

Темная лошадка
       Глава компании "Руст Инк." Рустам Тарико — фигура из этой троицы самая загадочная. Он почти не дает интервью, а если и дает, то о подробностях личной жизни предпочитает не распространяться. Между тем среди основателей "Русского стандарта" именно Рустам Тарико вызывает наибольший интерес. Хотя бы потому, что банк создается на деньги "Руст Инк.".
       По одной из версий, Тарико афганец. Приехал в СССР в начале 70-х, чтобы получить высшее образование, осел в Татарии и получил там гражданство. Впрочем, никаких документальных подтверждений этой версии нет. А характерная восточная внешность Тарико, согласитесь, еще не аргумент.
       Согласно другой, как нам кажется, более правдоподобной версии, родом Рустам Тарико из Татарии. Известно, что в Москву он приехал в начале 90-х годов из небольшого городка Мензелинска (во всяком случае, именно там в апреле 1978 года он получил общегражданский паспорт, которым пользуется и по сей день), а также то, что именно из этого города в середине 80-х он поехал в Италию с группой туристов — в качестве переводчика. По всей видимости, тогда Тарико и завел первые итальянские знакомства, сыгравшие ключевую роль в его судьбе.
       
       Карьеру бизнесмена Рустам Тарико начал с поставки в Россию итальянских конфет Ferrero и шоколадной пасты Nutella. Алкоголь — а именно эта продукция сегодня является визитной карточкой "Руст Инк." — появился уже позже. Его поставки начались в 1992 году с нескольких крупных партий Martini. В настоящий момент "Руст" является эксклюзивным поставщиком в Россию более чем 70 всемирно известных марок алкогольных напитков. По данным налоговых органов, в 1997 году оборот "Руст Инкорпорейтед" только по импортированным в Россию товарам составил $107 млн, а в прошлом году — $111,6 млн.
       
       АОЗТ "Руст Инкорпорейтед" Тарико создает в марте 92-го. Его единственный учредитель — зарегистрированная примерно в то же время в Турине итальянская компания Roust S.R.L. Так была выстроена очень удобная схема: с российским потребителем работала российская фирма, а с итальянским поставщиком — итальянская. "Таким образом снимались сомнения, неизбежно возникающие у солидных зарубежных компаний при общении с российскими предпринимателями. Кроме того, стопроцентная 'иностранность' капитала "Руст Инк." позволяет свободно осуществлять экспорт валюты из России",— откровенничал в одном из своих интервью деловой партнер Тарико Игорь Косарев.
       Вероятно, для того, чтобы у иностранных партнеров отпали последние сомнения, Тарико решил работать с размахом. Офис "Руст Инк." сразу открыл в Центре международной торговли. Более престижное место в Москве в те годы трудно было и представить: только аренда офиса обходилась в $1200 за метр. (В ЦМТ сегодня находится и офис банка "Русский стандарт".)
       Деловые контакты с итальянцами открывали перед Тарико блестящие перспективы. Продукция Martini на советском рынке всегда продавалась только за валюту. Соответственно, и оборот был смехотворный: бывало, СССР закупал всего два грузовика в год! Рустаму Тарико нужно было лишь убедить итальянцев в необходимости расширения поставок в Россию. И чтобы продемонстрировать им возможности фирмы, создатели "Руста" предложили провести эксперимент с рублевой продажей продукции Martini в трех крупнейших московских гастрономах — "Елисеевском", "Новоарбатском" и "Таганском". Итальянцы согласились поставить товар на условиях консигнации. Вся "экспериментальная" партия до последней бутылки была буквально сметена в считанные дни. И уже в августе 1992 года Martini & Rossi предоставила "Русту" эксклюзивные права на распространение своей продукции на территории России.
       Хотя в некоторых западных деловых кругах придерживаются иной версии. Там считают, что Тарико вошел в доверие к итальянцам, заведя роман с дочкой владельца Bacardi, а за его фирмой стоят деньги итальянской мафии. По слухам, у Тарико помимо российского имеется еще и итальянский паспорт.
       Но мировая бизнес-элита слухам не поверила, и за Martini в Россию по каналам "Руст Инк." хлынули поставки Bacardi, Gordon`s, Baileys, Johnnie Walker и пр. К концу 1994 года у "Руста" было уже шесть собственных дистрибуторов, а в 1996 году — 15. И два офиса — в Петербурге и Екатеринбурге.
       С годами меняется и устройство бизнеса. Во-первых, "Руст" идет на сотрудничество с Национальным фондом спорта (НФС), контролировавшим в середине 90-х едва ли не все поставки алкоголя в Россию, и в 1995 году открывает в Интурбанке ("карманном" банке НФС) расчетный и текущий счета. Во-вторых, в Италии регистрируется Roust International, а на Бермудах и Джерси — две фирмы с одинаковым названием Roust Trading Ltd. После перерегистрации российского "Руста" (в 1995 году) бермудская фирма становится его 100-процентным учредителем. Новая итальянская компания теперь занимается поставками в Россию рекламной продукции — каталогов, буклетов и пр., а главным поставщиком алкоголя, одежды, канцтоваров и др. становится бермудская Roust Trading Ltd.
       По словам одного из бывших сотрудников "Руст Инк.", сделано это было для того, чтобы избавить фирмы от уплаты не только российских, но и итальянских налогов. Бермуды славятся тем, что прямые налоги (на прибыль, на доходы и пр.) и валютный контроль здесь вовсе отсутствуют, а информация о собственниках компании недоступна. Указанные в проспекте эмиссии в качестве собственников Roust Trading Ltd. некие Брюс Мюррей и Венделл Холлис — обычные номинальные владельцы.
       В июле прошлого года Тарико учреждает еще одну компанию — "Русский стандарт" — и начинает производство одноименной водки. Но алкогольный бизнес Тарико уже начал надоедать. У него появляется мечта — создать свой банк. И вот тогда консультанты из McKinsey & Company (эта компания — партнер "Руста") советуют Тарико привлечь к реализации нового проекта Александра Зурабова, который к этому времени уже оставил банк МЕНАТЕП и оказался не у дел. Чуть позже Зурабов знакомит Тарико и с первым зампредом ЦБ Андреем Козловым, который давно собирается попробовать силы в частном секторе.
       
Ботаник
       Про Андрея Козлова в отличие от Тарико известно почти все. Профессиональную карьеру он сделал в стенах главного банка страны. Впервые тогда еще в Госбанк СССР Козлов пришел на практику, будучи студентом пятого курса факультета международных экономических отношений Московского финансового института (ныне Финансовая академия). По всей видимости, студент руководству Госбанка приглянулся: в 1989 году, по окончании МФИ, Козлов вновь оказался в банке. В июле 1990 года в Госбанке под руководством Дмитрия Тулина (ныне председателя правления Внешторгбанка) создается управление ценных бумаг. И с этого дня начинается головокружительная карьера на тот момент единственного сотрудника управления — эксперта Андрея Козлова. За пять лет он вырастает до заместителя председателя ЦБ, а еще через два года становится уже первым зампредом.
       Обычно без протекции таких постов, да еще так быстро не достигают. Однако в отношении Козлова такое объяснение вряд ли верно. Главным слагаемым его успеха стал рынок ГКО, в создании и развитии которого Андрей Козлов принимал самое непосредственное и активное участие. В истории финансового рынка за ним прочно закрепилось звание "отца рынка ГКО".
       Талант молодого банкира оценили и на Западе. В 1997 году американский журнал Business Week включил 32-летнего первого зампреда ЦБ в число 20 молодых финансистов, которых назвал "новыми финансовыми звездами". А в 1999 году журнал Emerging Market включил его в список самых перспективных менеджеров в возрасте до 40 лет — единственного от России.
       Крах рынка гособлигаций стал для Козлова личной драмой. В одном из интервью он признал, что это стало одной из причин его ухода из ЦБ: "Я, мягко говоря, после 17 августа испытал сильное разочарование. Являясь человеком, причастным к созданию ГКО, я был очень сильно расстроен тем, как с этим в принципе правильным и нормальным инструментом обошлись".
       Впрочем, существует еще минимум две версии, объясняющие его уход из ЦБ. По одной из них, уйти Козлова заставила Генпрокуратура. Занявшись с подачи депутатов поиском виновных в событиях 17 августа, Юрий Скуратов выбрал жертвой именно Козлова. Сергей Дубинин и Сергей Алексашенко, непосредственно отвечавшие с октября 1997 года за политику ЦБ на финансовых рынках, к тому времени уже подали в отставку. А Козлов — нет. И, говорят, бригады ФСБ и Генпрокуратуры "высветили эксклюзивные финансовые отношения" Козлова с главой МЕНАТЕПа Александром Зурабовым. В середине августа 1998 года Козлов якобы помог банку "сбросить" до 85% принадлежащих ему госбумаг. Впрочем, по мнению участников рынка ГКО, версия сомнительная.
       Куда правдоподобнее другая. Козлов, наделенный было в сентябре 1998 года огромными полномочиями (Геращенко назначил его первым замом, курирующим оба важнейших направления — денежно-кредитную политику и банковский надзор), уже через несколько месяцев был фактически отстранен от текущих дел. Бразды правления в банке взяла другой первый зампред — Татьяна Парамонова. Козлов, поговаривают в ЦБ, обиделся и ушел.
       Люди, хорошо знающие Козлова, утверждают, что он игрок. Хотя в не совсем привычном понимании слова: он играет не в азартные игры, а скорее в конструктор. Выстраивать модель деталь за деталью — вот сущность Козлова. "Андрей не мог заниматься чем-то, пока не докапывался до сути. Если у него что-то не вязалось, он очень переживал, даже если исход ситуации зависел от объективных обстоятельств",— рассказал нам один из однокашников Козлова.
       "Русский стандарт" стал одновременно и новой игрушкой Козлова, и полем для удовлетворения его банкирских амбиций. Друзья Козлова утверждают, что идея создания "правильного" банка появилась у него еще несколько лет назад. "Хотя Андрей и достиг больших постов в ЦБ, в некотором смысле он все же чувствовал себя ущербным. Его однокурсники возглавляли крупнейшие коммерческие структуры: Михаил Прохоров — ОНЭКСИМбанк, Анатолий Мотылев — банк 'Глобэкс'. Андрей хотел доказать им, что тоже может работать в коммерческих структурах. Более того, что он создаст самый лучший, профессиональный банк",— сказал нам один из друзей Козлова.
       
Джентльмен
       У третьего создателя "Русского стандарта" — Александра Зурабова — не такая сложная история проникновения в большой бизнес, как у Рустама Тарико. В то же время его карьера была не так публична, как у Андрея Козлова, который карабкался по служебной лестнице, можно сказать, у всех на глазах.
       Александр Зурабов родился в 1956 году в Ленинграде. Получать образование приехал в Москву — в 1977 году закончил факультет экономической кибернетики Московского института управления, имеет степень кандидата экономических наук. В банковский бизнес пришел в начале 90-х после Академии внешней торговли, где специализировался на работе международных финансовых организаций (связи с Мировым и Европейским банками реконструкции и развития в МЕНАТЕПе окажутся очень кстати). Словом, неброская, но добротная биография хорошего менеджера.
       "Русский стандарт" будет для него уже четвертым банком. Осваивать азы банковского дела он начал в Конверсбанке, где дорос до члена правления. В 1994 году Зурабов принял активное участие в создании Доверительного и инвестиционного банка, став затем председателем правления. Именно тогда произошло его знакомство с Михаилом Ходорковским. В 1995 году, в момент реорганизации своего бизнеса (тогда была образована группа "Роспром"), Ходорковский пригласил Зурабова в МЕНАТЕП сначала на должность начальника казначейства, а затем — первого вице-президента. Спустя полгода Александр Зурабов уже президент, а еще через год — и председатель правления банка.
       На карьере Зурабова в МЕНАТЕПе следует остановиться чуть подробнее. В этом все еще знаменитом банке (у МЕНАТЕПа, напомним, на прошлой неделе отозвали лицензию — см. стр. 27) он приобрел опыт обслуживания корпоративных клиентов, работы на российском и международном финансовых рынках, а также в кредитной деятельности. Заметен был и как успешный лоббист. Именно он долгое время представлял интересы банка во всех властных структурах (в частности, у Зурабова были прекрасные отношения с руководством ЦБ). Тем не менее в 1997 году Зурабов разошелся во взглядах с Ходорковским. Тот отводил банку лишь роль звена в группе "Роспром", сделав его фактически расчетным центром одного клиента. Это абсолютно расходилось с представлениями Зурабова. Однако даже во время кризиса он не смог переломить ситуацию, и в первую очередь удовлетворялись интересы предприятий "Роспрома". Уверяют, что в банке "Русский стандарт" Зурабов действительно собирается обеспечить равное отношение ко всем без исключения клиентам.
       Подавляющее большинство банкиров характеризуют Зурабова как высококлассного профессионала. Единственный критический отзыв принадлежит одному из его коллег по МЕНАТЕПу, который считает, что стремительной карьерой Зурабов обязан своему старшему брату Михаилу, который занимает должность советника президента по социальным вопросам и является одним из претендентов на пост главы Пенсионного фонда России.
       Кстати, Зурабов, в отличие от того же Козлова, делает ставку на команду. Причем на ее исполнительскую часть — среднее и низшее звено. За что, по общему мнению, подчиненные его не только уважают, но и любят. Новый банк формируется на основе команды менатеповцев. Так, например, в "Русский стандарт" пришла почти вся группа банковских технологий.
       Единственное, что, если можно так сказать, вменяется Зурабову в вину,— недостаточная жесткость в обращении с персоналом (он не умеет уволить сотрудника, даже если тот повел себя непорядочно по отношению к нему или банку). К тому же у него отсутствует опыт работы с торговыми предприятиями. Между тем именно на эту клиентуру делает ставку новый банк.
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Журнал "Коммерсантъ Деньги" от 26.05.1999, стр. 30
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение