ШКОЛА ЕЛЬЦИНА (часть 1)

ШКОЛА ЕЛЬЦИНА

Ночные приключения злополучной валютной коробки, приведшие в конечном итоге к радикальным кадровым решениям президента, получили достаточно противоречивые оценки политиков: от торжествующего — «гвоздь в гроб» до скептического — «темное дело». Каково истинное место тех событий в новейшей российской истории? Трагедия ли это, в принятых ранее терминах, или фарс?

Тема номера

ШКОЛА ЕЛЬЦИНА

Школа Ельцина

Назовем так важнейший период российской истории, неотделимый от имени первого всенародно избранного президента. Период, когда всем нам до единого предстояло экстерном пройти политический ликбез. И по завершении ускоренного курса получить к тому же аттестат зрелости: научиться жить при демократии, не затаптывая друг друга. И защищать, отстаивать эту демократию ежечасно.

Надо ли говорить, что школа, в которую мы поступили, никакая не гимназия, не лицей — самая обычная начальная школа-новостройка. И учебников-то порой не хватает, и тетрадей, и ручек, да и учителям впору вместе с нами садиться за парту. Они и садятся, учась складывать буквы в слова: «Мы не ра-бы! Ра-бы не мы!»

Раньше, когда нам сообщали об очередных кадровых перетрясках во власти, от нас требовалось лишь с восторгом это одобрить и побыстрее снять со стен портреты изгнанников, а то и заклеить их в учебниках. Сейчас, прознав, немедленно выносим приговор.

Ответы, которые мы с ходу выкрикиваем, чаще всего неверны.

Расхожее заблуждение: Ельцин и окружение. То есть они существуют в нашем сознании как бы раздельно. И в окружении чаще всего видим причину всех бед. Так и пишем, когда представится повод: Ельцин вырвался из окружения. Давнишний миф: отдельно — царь, отдельно — сановники.

Если бы мы были более прилежными учениками, то поняли бы давно: наш нынешний президент всегда сам и только сам формирует свое окружение. И чаще всего не по прихоти, не по своенравию, не под влиянием эмоций. За очередной ротацией всегда есть определенный общественный вызов. И вот здесь еще одна серьезная задача, которую мы пока не научились решать. Нам-то во всех этих дворцовых рокировках какая отводится роль? То ли злопыхать по поводу, то ли брезгливо устраняться? Или же, высокопарно выражаясь, формировать определенную общественную потребность? Впрочем, это уже высшая математика, а ее в начальной школе не проходят.

Через два дня — экзамен. Не только для Ельцина — для всех нас. Сдадим успешно — сможем продолжить учебу. Глядишь, со временем и обучимся.

Георгий ЦЕЛМС

ОКРУЖЕНИЕ ПРЕЗИДЕНТА

Не так давно мы стали свидетелями очередной ротации команды президента Ельцина. Последняя смена караула была торжественно названа победой демократии. И хотя избавление, пусть вынужденное, от некоторых фигур в окружении президента имеет «данный нам в ощущениях» позитивный смысл, ни для кого не секрет, что «коллективный Ельцин» снова может поменяться. Как говорил Остап Бендер: «Шура, голубчик, восстановите статус-кво». За «ельцинскую пятилетку» команда его менялась несколько раз.



«Книжники»

Романтический период
Главные действующие лица:
Г. Бурбулис, Е. Гайдар, А. Чубайс.

Гайдар

Люди, которые были востребованы первой российской властью, олицетворяли так называемую книжную культуру. Они имели высокую интеллектуальную подготовку и хорошо знали высшие достижения мировой цивилизации, в силу известных причин полностью закрытые для большинства россиян. Их язык, образ мыслей были почти недоступны «обыкновенным людям».

Чубайс

Здесь обнаруживались все человеческие страсти — и стремление быть востребованными, и воля к власти, и восторг от сопричастности историческим событиям. У некоторых из них наблюдался порыв смертников, готовых «спасти Отечество», а потом уйти с чувством исполненного долга. Совсем немногие сохранились во власти до 1996 года. В романтический период борьбы за демократию был естественным образом востребован этакий «философ-у-власти». Идеолог демократии и либерализма, способный сформулировать идею, достойную быть золотыми буквами написанной на митинговом знамени. Тонкий стратег, который должен был уметь вести аппаратные войны и одновременно планировать глобальные политические и даже геополитические «мероприятия». Разборчивый, но решительный кадровик, собиратель команды, сначала приспособленной к борьбе за власть, а потом готовой взять на себя ответственность за реформирование экономической и политической систем страны.

Бурбулис

И такой «духовный отец» нашелся. Им стал уральский философ и активист демдвижения Геннадий Бурбулис. Надо отдать должное Бурбулису — он перерос перестроечно-демократическую элиту, которая так и осталась и в своем понимании политических реалий, и интеллектуально на уровне межрегиональной депутатской группы. Властители дум конца 80-х — от Шмелева до Афанасьева — превратились в политических маргиналов, а Бурбулис, как человек прагматичный, пошел дальше. И сделал это в нужное время в нужном месте: в стране надвигался самый настоящий голод, и статьями в толстых журналах спасти Россию было невозможно. Именно в то время молодой сотрудник Бурбулиса, экономист Алексей Головков, привел к госсекретарю Егора Гайдара. Так и родилось то, что потом левопатриотические силы назовут «преступным правительством Ельцина--Гайдара».

Спустя несколько лет тот же Головков не то чтобы в буквальном смысле привел к Борису Ельцину генерала Лебедя. Сначала он, по одной из версий, попытался очистить потенциально светлый образ нового «спасителя Отечества» от компрометирующих наслоений тяжелого прошлого — сотрудничества с электорально бесперспективной командой КРО, и изменив Лебедю, простите, зачес. А затем действующий президент смог воспользоваться готовым продуктом — новой политической звездой, русским Пиночетом с человеческим лицом. Так что, кроме публичных «духовных отцов», есть еще и не публичные, о существовании которых президент может и не подозревать. И от которых, впрочем, открещивается и сам Лебедь.

Что же касается Бурбулиса, то на новом этапе, когда в экономической политике президента пришло время «прагматиков», а государственная система стала постепенно деревенеть и готовиться к прорыву наружу подземного пожара социальной напряженности, госсекретарь стал лишним. Новая эпоха — что показательно — началась в октябре 1992 года, когда правительство чикагско-гарвардско-гуверовских «мальчиков» было заменено.



«Крепкие хозяйственники»

Прагматический период
Главные действующие лица:
В. Черномырдин, О. Лобов, затем О. Сосковец и др.

Черномырдин

Их появление было вполне естественным. Реформы шли тяжело, люди роптали, требовалось «наказание виновных».

Лобов

Новые лидеры призваны были обновить имидж Ельцина: показать, что по-настоящему президенту близки не высоколобые мальчишки, не «яйцеголовые», а настоящие мужики. Соответственно менялся и вектор экономической политики — в сторону большего популизма и социалистичности.

Постепенно внутри команды наметилось противоречие, превратившееся в конце концов в противостояние, в откровенную войну элит.

Сосковец

Премьер В. Черномырдин все больше становился либералом и монетаристом. Его ближайшим союзником стал первый вице-премьер А. Чубайс. Сила В. Черномырдина и удивительное его долголетие на премьерском посту заключались в сочетании экономического неолиберала с имиджем и навыками «крепкого хозяйственника».

Первый вице-премьер Олег Сосковец, металлург, инженер, директор, министр-госкапиталист, российско-казахский политический деятель поначалу соблюдал определенные правила игры, явно расходящиеся с его взглядами на администрирование и экономику. ВПКашное лобби еще не было толком оформленным.

Сам Сосковец объявлял себя сторонником большой хозяйственной самостоятельности предприятий.



«Силовики-теннисисты»

Закулисный период
Главные действующие лица:
О. Сосковец, А. Коржаков, П. Грачев.

«Прагматический период» плавно перетекал в «закулисный». Политика становилась все менее публичной.

Слияние «команды силовиков» с «командой крепких хозяйственников» происходило тогда, когда О. Сосковец стал своим в «ближнем круге».

Грачев

Чем активней становилась борьба лобби ВПК и ТЭК, чем ожесточенней бились друг с другом в правительстве либералы и сторонники социалистической экономики, чем многочисленней и иерархичней становилась система государственной власти и чем явственней в открытые формы перерастал конфликт с парламентом, тем большую роль в окружении президента стали играть силовики. Таким образом, сложились два крыла — «либеральное» и «консервативное». Первое — олицетворяли выходцы из научной среды. Второе — Коржаков, Барсуков, Грачев. Позже появились Степашин и Егоров. Особую, не вполне проясненную и идеологически артикулированную, роль играл первый помощник Илюшин.

Ротация окружения привела к усилению «силового» крыла. Был «употреблен внутрь» Сергей Филатов, в юго-западном направлении улетел Вячеслав Костиков. Символом окружения президента, «духовным отцом» стал Александр Коржаков. Мало кто знал о том, что с группой силовиков сблизились многие правительственные деятели, среди которых был не только Сосковец, но и министр топлива и энергетики Шафраник. Их экономические и политические интересы объективно совпадали. Совместно они боролись против реформирования ТЭКа (вспомним письмо Коржакова Черномырдину). В какой-то мере противостоял силовикам первый помощник президента Виктор Илюшин, явно играя свою игру.

Логика предвыборной кампании Бориса Ельцина привела первого помощника к ранее немыслимому союзу с тем же Филатовым и даже Чубайсом.

Коржаков

Год назад Сосковец еще пытался играть в общие с Черномырдиным игры. Стал зампредом движения «Наш дом — Россия». Заявлял о необходимости избавления от неэффективных предприятий ВПК. Лично предложил конверсировать некоторые оборонные предприятия на нужды нефтегазового машиностроения. Потом появилась возможность отправиться в самостоятельное политическое плавание — Олега Николаевича разные политические и лоббистские группы прочили в премьеры. Усиление его неформального влияния на президента через «группу Коржакова» привело к некоторым успехам в борьбе с приватизацией. Затем последовало укрепление оборонного ведомства и превращение его в министерство.

Но после того, как В.Черномырдин решительно отказался баллотироваться на пост главы государства, акции Сосковца начали падать. А когда стало ясно, что выборы состоятся в срок и президент ни за что не пойдет на их отмену, стала снижаться и роль силовиков.

Ельцин без участия Сосковца стал бороться за голоса директората и персонала предприятий ВПК. Причем очень простым способом: выдачей зарплат и налоговыми льготами. Если ВПК и поверил Ельцину, то благодаря Черномырдину?Чубайсу, а не Сосковцу.

На первом этапе предвыборной кампании Б. Ельцина главным был, как известно, О. Сосковец, который и провалил ее с треском. Волей президента во главе его предвыборного штаба рядом с ним встали В. Черномырдин, В. Илюшин и А. Чубайс. Старая команда не просто изжила себя — она стала балластом. Нужен был только повод. И он не заставил себя ждать.



«Порядочные» (однокоренное слово — «порядок»)

Период надежд
Главные действующие лица:
В. Черномырдин, А. Лебедь...

Нынешнее окружение президента еще не сложилось — ротация продолжается. Ясно, что свои окончательные черты оно обретет лишь после победы во втором туре. Пока же лишь можно говорить о тенденции.

Лебедь

С приходом А. Лебедя во власть положение силовиков явно осложнилось. И они решили сыграть на обострение. Эпизод с задержанием двух активистов ельцинского избирательного штаба и последовавший за этим публичный скандал привели к отставке самых влиятельных еще вчера фигур — О. Сосковца, А. Коржакова и М. Барсукова. Затем была отправлена в отставку группа высокопоставленных чинов из Министерства обороны. Сделано это было стремительно, до назначения нового министра. Итак, силовая группировка подавлена. Впрочем, на место «духовного отца» или идеолога нынешнего президентского окружения может претендовать другой силовик. И ты его знаешь...

Андрей КОЛЕСНИКОВ,
заместитель главного редактора
журнала «Новое время»,
специально для «Огонька»

ОЧЕРЕДНАЯ ПОСЕВНАЯ

Что же вырастет на грядке?

На эти и другие вопросы «Огонька» отвечает депутат Государственной думы, президент центра «Стратегия» Геннадий БУРБУЛИС.

— Прежде всего, я совершенно не приемлю то нервное, истерическое ликование, которым некоторые «победители» публично сопровождали те трудные решения президента. В такие моменты крайне важно думать прежде всего об образе власти, который складывается в душах российских граждан, о ее престиже.

Я понимаю страстное стремление журналистов закрутить интригу, придать событию некий зловещий образ. Но должен разочаровать: не случилось ни трагедии, ни фарса. Для меня как профессионального политика здесь иное содержание: произошло вполне естественное, достаточно созревшее (даже где-то перезревшее) разрешение того глубинного противоречия, которое копилось все эти годы в недрах президентской власти и выразилось в столкновении двух противоборствующих тенденций — демократизма и авторитаризма. Следует отдавать себе отчет в том, что последние пять лет в России друг другу противостояли не столько коммунистическая и демократическая идеи, а как бы два корня на древе власти: авторитарно-мобилизационный, базирующийся на принципах силового решения проблем (не обязательно военно-силового), и демократический, в основе которого виртуозная культура согласования различных интересов, развития базовых ценностей общества на позициях экономической и гражданской свободы. Важно подчеркнуть, что эти два корня древа российской власти, по сути дела, — две ипостаси Бориса Ельцина как политика. И та и другая стороны утверждали и отстаивали свои позиции, во многом апеллируя к личности президента. И президент явился тем садовником, который в одинаковой мере, правда, с разным энтузиазмом и с разной степенью публичности, взращивал на грядке российской власти и тот и другой плод, давая носителям и той и другой тенденции шанс выступать в качестве наиболее приближенных, наиболее доверенных лиц.

Это же очевидно, что борьба за Ельцина, способного воспринять реформаторские идеи, оплодотворить их своей политической волей, авторитетом, и стала в свое время источником всех наших попыток демократического преобразования России. Но не менее очевидна и склонность Ельцина упрощать реальные проблемы, искать простые решения и стремиться к немедленным результатам там, где требуется долготерпение, стратегическое видение и своеобразная деловая культура. Его опыт мобилизационного управления, органичный для советского, административно-тоталитарного строя, неизбежно сказался на том, что в недрах российской власти находили поддержку и та и другая тенденции.

Так что в ту ночь, о которой вы говорите, решались отнюдь не «театральные» проблемы, как бы мы их ни называли — трагедия, комедия или фарс. Просто оказалось, что Ельцин принял глубинное стратегическое решение. Внутри самого себя.

— Трудно представить, что все произошло случайно.
— Я абсолютно убежден, что все последние события — успех Лебедя с его пятнадцатью процентами, отставка Грачева, странности и ужасы той самой ночи — каждое по себе абсолютно индивидуально и случайно с точки зрения их внутренней истории. Но то, что они в итоге способствовали переходу нынешней президентской власти в новое состояние — это для меня совершенно закономерный результат. Результат, связанный с очередным поворотом Бориса Ельцина, вернее — с очередным «просветлением» в Ельцине той его стороны, что ориентирована на инновационные, прогрессивные, в конечном счете — на демократические формы управления и решения наших многотрудных проблем.

— Вы как, может быть, никто знаете характер Ельцина. Насколько импульсивны эти его «просветления» или, наоборот, закономерны?
Ельцин, танцы — Первый тур выборов многому научил Бориса Николаевича. Еще накануне он совершенно искренно воспринимал ситуацию как вполне благоприятную для себя. То, что произошло и как произошло, было для него потрясением, я в этом убежден.

Надо четко отдавать себе отчет, что стартовал Борис Николаевич в президентской гонке практически с нуля. Его штабом была проделана огромная работа, причем самым сильный результат был связан с работой самого Ельцина. В этом плане он сделал почти невероятное. Восстановив форму действующего, чувствующего президента, ощутив вот этот прилив очень нужной ему энергетики — «я и мой народ» — и восприняв его как настроение всей страны, он, конечно же, был потрясен итогами первого тура и сознанием того огромного риска, перед которым вдруг оказался сам и вся страна накануне второго тура. И эта честная внутренняя оценка, это потрясение, выразились, слава богу, в принятии вот такого перспективного, высоколичностного, достойного решения.

— Есть ли основания надеяться, что новая команда президента обеспечит наконец необратимую победу демократической тенденции над тоталитарной?
— Мне кажется, сегодня нет оснований говорить о смене команды в полной мере. Тем более о победе. Я вижу импульс и в обществе, и у Ельцина ориентироваться на эту столь желанную демократическую тенденцию со всеми ее универсальными ценностями. Но как сложится команда, в каком персональном виде оформится — сегодня об этом говорить преждевременно. Ответ зависит от множества факторов: как сложится тандем Ельцин — Лебедь, кто будет в конечном счете премьером нового правительства, насколько последовательно переизбранный президент Борис Ельцин будет способен реализовать новые идеи в новом типе власти и наконец насколько результативно будут закреплены итоги выборов.

Сегодня есть реальная возможность максимально учесть уроки избирательной кампании и обеспечить формирование высокопрофессиональной власти, способной результативно решать накопившиеся проблемы в интересах большинства населения. Я имею в виду «нового» Бориса Ельцина в роли президента-партнера, обеспечивающего приход к управлению страной нового поколения политиков и профессионалов.

— На успех нового политического тандема надежд, действительно, много. Но не меньше и тревог. Одним из первых шагов нового секретаря Совета безопасности стало предложение назначить на пост министра обороны генерал-полковника Игоря Родионова. Это заявление вызывает массу вопросов. Не пытается ли Лебедь по примеру другого генерала — Руцкого — брать на себя президентские полномочия. Означает ли это, что известное заключение комиссии Собчака по тбилисским событиям уже не имеет силы? Кроме того, известно, что именно Родионову принадлежит весьма своеобразная «формула» реформирования вооруженных сил: «Надо заставить, именно заставить, экономику работать на армию». Не получим ли мы в лице Лебедя достойную замену Сосковцу, основному лоббисту ВПК?
— Я искренне желаю, чтобы союз Ельцина с Лебедем состоялся и был максимально плодотворным. Вместе с тем есть ряд серьезных опасений. И главное состоит в том, в какой мере генерал Лебедь сможет преодолеть свое многолетнее воспитание незаурядного военного, решая вопросы государственно-политические. Навык ориентироваться на личную порядочность и формулы устава недостаточен, чтобы результативно и корректно решать внутренние политические и стратегические проблемы страны.

Другая опасность — некое родство душ Ельцина и Лебедя — прежде всего обостренная потребность обоих в «простых» и быстрых решениях. Это великолепное качество, которое может свидетельствовать о незаурядной волевой цельности натуры, но его недостаточно в политической сфере управления страной. Поэтому решительные оценки, высказывания и пожелания, которые Александр Иванович делает уже сегодня, вполне возможно свидетельствуют о привлекательной прямоте Лебедя (а то, что он внес в политику ноту утраченной нравственности, — это прекрасно), но не превратилось бы это все в опасное морализаторство, в нравоучительство при отсутствии желания видеть и оценивать себя со стороны. В том числе и глазами людей, которые тебе симпатизируют.

Что касается кандидатуры Лебедя на пост министра обороны, то, видимо, у него может быть и человеческий интерес, и свое понимание — какой министр нужен сегодня армии. Но на мой взгляд — это не индивидуальный вопрос генерала Лебедя. Армия в силу различных причин оказалась в фокусе внутренней политики страны, и назначение нового министра — это тот случай, когда огромные полномочия, справедливо предоставленные Ельциным Лебедю, не должны перекрывать все каналы согласования при подборе кандидатур.

Беседу вел
Александр ВОДОЛАЗОВ
Читайте окончание темы номера

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...