Коротко

Новости

Подробно

УЛЬТИМАТУМ КАНДИДАТУ В ПРЕЗИДЕНТЫ

Журнал "Огонёк" от , стр. 28

УЛЬТИМАТУМ КАНДИДАТУ В ПРЕЗИДЕНТЫ
Жена Брынцалова думает о разводе

Столицы

Когда верстался номер, стало известно, что кандидатка в первые леди России предъявила мужу ультиматум. Выяснилось, что Наталью Брынцалову не устраивает его «предвыборное поведение»

Наталья

— Мне тяжело и трудно, я подумываю о разводе. Жириновский сказал, что президент не должен иметь семьи, потому что он о семье практически не думает. У него не остается времени. Я склонна верить Жириновскому.

— А мужу вы об этом говорили?
— Конечно.

— И его реакция?
— Ему нужен показной фон. Вы же понимаете, что ни одна женщина не пойдет за таким президентом, если у него не будет благополучно в семье.

— Вы имеете в виду, что ему нужна жена в качестве тыла, или еще чего-то?
— Что ему нужно, знает только он сам. И он никому никогда не скажет это искренне.

— Когда вы с ним говорили о разводе, какова была его реакция?
— Он сказал: пожалуйста, забирай детей и уходи, я женюсь на третьей. Когда я сама росла без отца, я все время хотела, чтобы у моих детей были и мама, и папа. Когда я выбирала его, я думала, что из-за разницы в возрасте он никогда меня не предаст и не бросит, будет любить только меня. Я хотела чисто семью и не гналась за деньгами. Муж мне всегда говорил, что он простой советский инженер.

— Он, наверное, стал просто более занят...
— Нет. Не поэтому. Все жены политиков прекрасно знают, что мужья становятся заняты. И у них остается мало свободного времени на семью. Я считаю, что как бы человек высоко ни поднимался, он всегда должен думать о своей семье, хотя бы плохо о ней не отзываться. Потому что, если о ней отзываешься плохо, значит, отзываешься плохо и о себе. Он позволил себе сказать несколько фраз обо мне плохо: «Я даю ей деньги за то, чтобы она молчала». Поэтому сейчас я доказываю вам обратное.

— О чем молчали?
— Ни слова против.

— А часто у вас возникают перепалки с мужем?
— Бывают.

— На людях?
— С того момента, когда я услышала, что он обо мне плохо отзывается. До этого времени я все время его хвалила.

— Как вы думаете, чем все это закончится?
— Одно из двух: или мы останемся жить и он примет мои условия, или мы разойдемся.

— Ваши условия — это прежде всего семья?
— Это любовь и взаимоуважение. Там, где нет любви, я считаю, совместная жизнь невозможна. Тем более маленькие дети должны быть счастливые. Если им родной папа не может обеспечить счастье, то, может быть, найдется другой человек, который обеспечит их счастье. Хотя я против этого. Я считаю, что у детей должны быть родные отец и мать.

— То, что на вас оформлен восемнадцатимиллионный дом, разве не говорит о том, что он все-таки хочет сохранить семью?
— Дело в том, что этот дом изначально был оформлен на меня еще семь лет назад. Тогда не шла речь о распаде семьи.

— Вы сказали, что вам некуда будет идти в случае развода. Но у вас же есть этот дом. То есть вам есть куда идти.
— Так куда же, если там только одни стены?

— И куда вы пойдете?
— На следующий же день выйду замуж.

— Есть за кого?
— Думаю, найдутся.

— Почему вы так думаете? У вас же двое детей...
— Когда любят человека, любят и его детей.

— Но выйти замуж с двумя детьми не просто.
— Это ваше личное мнение.

— Это житейское мнение.
— Я вам уже сказала: на второй день выйду замуж.

— Стало быть, есть какие-то запасные пути.
— Может быть.

Брынцалов

— Вернемся к вашим претензиям.
— Я не считаю красивым демонстрацию голого тела моего мужа, это недостойно президента страны — раз. За последнее время я слышу только негативную информацию по отношению ко мне — два. Причем не из-за каких-то моих рабочих качеств. Я не услышала из его уст ничего хорошего о семье.

— Вы ему говорили что-нибудь о передаче Невзорова?
— Да, я ему говорила, что не нужно сниматься в голом виде. Жирная задница никому не нужна. Я этот шок переживала три дня, очень сильно. Почему так не показывают Зюганова? Почему я ни разу не видела так ни Горбачева, ни Маргарет Тэтчер, ни других культурных политиков? Это — серьезно.

— Что он на это сказал?
— Он сказал: «Я есть, был и буду. И не вам меня учить. И никому. Поэтому мне не нужны имиджмейкеры». Конечно, судя по тому, чего он достиг, может быть, он и прав. Но мне это очень не нравится. Я считаю, если человек совершенствуется в материальном благе, он должен совершенствоваться и в культурно-духовном потенциале.

— Как вы думаете, почему он не предложил вам спокойно обсудить вопрос о вашем уходе, а сразу сказал: «Забирай детей и уходи»?
— Он просто уверен в себе, потому что у меня ничего нет и мне некуда идти. Он уверен, что ни один суд не отдаст детей мне, хотя дети любят именно меня.

— У вас давно такие мысли?
— Как только он захотел стать кандидатом в президенты и понял свое величие.

— Может быть, если последует какой-то реальный шаг с вашей стороны, он будет разговаривать по-другому?
— Надеюсь, он поймет, что государство складывается из таких маленьких государств, как семья.

— Вашего мужа изменило богатство или предвыборная кампания?
— И то и другое. Богатство — это прекрасно. Политика — это ужасно. Политика прекрасна, когда ее делают порядочные люди. Когда на примере своей семьи показывают отношение к самой стране.

— На кого из политиков похож ваш муж?
— На Жириновского в молодости.

— То есть?
— Зарабатывающего очки на любой информации. Лишь бы почаще мелькать в газетах. А мне это не нравится.

— А вас богатство изменило?
— Конечно.

— В какую сторону?
— Я стала больше думать.

— О чем?
— Может быть, не о возвышенных вещах. Когда я была маленькая и у меня были какие-то проблемы, мама мне говорила: «Наташа, смотри: трава зеленая, листья зеленые, небо голубое — как жизнь прекрасна!» Это действительно утешало. Это было прекрасно. Чувствовалась жизнь. А сейчас на чисто человеческую жизнь, к сожалению, времени не хватает.

— Вам приходится участвовать в каких-то мероприятиях?
— Да.

— Но вы же в состоянии их избежать, сказав «не поеду», допустим.
— Я хватаюсь за каждую возможность, чтобы мои дети были с родителями вместе. Чтобы папа не был один с журналистами, а дети постояли хотя бы рядом с ним, иначе они вырастут по подобию других людей, наших нянь и гувернанток. Я же хочу, чтобы мои дети были, как я и мой муж. А это возможно лишь на собственном примере.

— Есть надежда, что ваш муж что-то поймет?
— Надеюсь. У нас трехлетний сын и двухлетняя дочка. Им нужен папа, а не чужой дядя-президент. Да и я все-таки молодая жена. Он у меня первый мужчина. Я не курю, не пью, не гуляю. Я совершенствуюсь. Изучала английский язык. Сама изучила французский. Без переводчика езжу по миру. Много читаю. Иногда у него бывает головокружение от успехов. На все у него есть три варианта ответов: «да», «нет» и «делай так, как я хочу». Страшно. Хотела бы, чтобы он понял это. Я бы не хотела той семьи, которая была у жены Сталина. Когда человек решал, что женится на другой, а свою жену можно убить.

— Может быть, неудача в июне отрезвит вашего мужа?
— Только Господь Бог знает о том, что будет.

Александр САРГИНФото А.Белясова

СУПРУЖЕСКИЕ ДИАЛОГИ
Во время пресс-конференции в особняке Брынцалова

Корр. Верите ли вы в Бога?
Брынцалов. Да, конечно. Верю.
Брынцалова. О чем ты говоришь? Ты уже забыл, когда в последний раз был в церкви.

Корр. У вас такая симпатичная жена. Вы по-прежнему ее любите?
Брынцалов. Да. Вот на днях отправлю ее путешествовать по Италии. Она давно туда хочет.
Брынцалова. Какая Италия?! Я уже четыре года прошу, чтобы мы на родину съездили.

(После переодевания госпожи Брынцаловой в обтягивающие одежды.)
Брынцалов. Посмотрите, какая у моей жены фигура.
Брынцалова. Хорошо бы, у моего мужа были такие же мозги, как моя фигура.

Комментарии
Профиль пользователя