Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ   |  купить фото

Судимые отстаивают право быть избранными

Конституционный суд определится по принципиальному вопросу

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 3

Конституционный суд (КС) приступил вчера к рассмотрению пакета жалоб на норму избирательного законодательства, согласно которой теперь пожизненно запрещено баллотироваться в губернаторы, мэры и региональные депутаты гражданам, которые хоть раз в жизни сидели за совершение тяжких или особо тяжких преступлений. Противники этой нормы доказывали, что фильтр неконституционен и никак не мешает криминалу проникать во власть. Представители президента, Госдумы и Совета федерации считают ограничение оправданным, так как "преступления — есть крайняя степень нарушения норм морали".


Доказать в КС неконституционность новой нормы решили пятеро предпринимателей, выдвигавшихся осенью 2012 года в разных регионах страны в мэры или депутаты (трое от "Справедливой России", двое самовыдвиженцами). Избиркомы отказались зарегистрировать их кандидатами из-за имевшихся судимостей (см. "Ъ" от 11 марта). Произошло это после того, как в феврале 2012 года Госдума и Совет федерации одобрили президентский законопроект, который запрещал баллотироваться в региональные органы власти всем, кто хоть когда-то был осужден и отбыл наказание в тюрьме за совершение тяжких и особо тяжких преступлений. Адвокаты заявителей вчера доказывали, что подобное ограничение противоречит статье 32 Конституции. Часть 2 этой статьи устанавливает, что граждане "имеют право избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления". А часть 3 этой же статьи подчеркивает, что "не имеют права избирать и быть избранными граждане, признанные судом недееспособными, а также содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда".

Представитель Госдумы в КС Дмитрий Вяткин, оправдывая думцев, принявших закон, тоже опирался на статью 32 Конституции. Но исходил при этом из части 1, в которой говорится о праве граждан "участвовать в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей". Господин Вяткин подчеркивал, что, ограничив пассивное избирательное право (право быть избранным), законодатели не тронули активного права (право избирать). То есть гражданин по-прежнему вправе управлять делами государства, но лишь через своих представителей. Установленное же ограничение, по мнению депутата, вполне укладывается в нормы статьи 55 Конституции, часть 3 которой позволяет ограничивать права человека "в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства".

В этой же логике оправдывал норму и полномочный представитель президента в КС Михаил Кротов, занявший предельно жесткую позицию. По его словам, "право быть избранным буквально не существует". Есть только право "на выдвижение своей кандидатуры, после которого, если выдвижение законно, лицо баллотируется в орган или на должность". При этом господин Кротов убежден, что "лицо, когда-либо посягнувшее на конституционно значимые ценности путем совершения преступлений, представляющих собой повышенную общественную опасность, не может участвовать в управлении государством в качестве народного представителя". Потому что у такого лица должны быть "моральные качества". А "совершение преступления — есть крайняя степень нарушения норм морали", уверен президентский полпред. "Я бы вообще запретил людям, когда-либо совершившим преступления, баллотироваться в госорганы",— сообщил он.

Судья Юрий Рудкин спросил у думского представителя: "Эта норма — ограничение права или лишение права?" — на что Дмитрий Вяткин вновь пересказал тезисы о праве "управлять делами государства", которое лишь ограничивается. "Норма федерального закона говорит об ограничении или лишении прав?" — вновь повторил свой вопрос судья. "Это может быть и игра слов, когда говорим "ограничивает" или "лишает"",— сообщил господин Вяткин.

Ясность в разбирательство попытался внести полномочный представитель правительства Михаил Барщевский, сообщив, что совершенно не понимает "мотивов", которые двигали законодателями. Если они хотели закрыть доступ во власть людям криминального сообщества с "криминогенным менталитетом", то они, наоборот, оставили доступ для "коронованных воров в законе", ни один из которых никогда не совершает тяжких преступлений, но "может иметь 25 ходок". При этом пропаганда терроризма в СМИ, по Уголовному кодексу, считается тяжким преступлением, просто пропаганда — нетяжким. То есть за положительную статью о террористах в интернет-СМИ россиянин получает пожизненный запрет избираться в ораны власти. А тот, кто "разбрасывает листовки с таким же содержанием", может быть и депутатом, и мэром, и губернатором. Поэтому господин Барщевский предложил судьям признать "оспариваемую норму" не противоречащей Конституции, но обязать законодателей разработать и принять новые нормы, в которых бы ясно было прописано, за какое именно преступление полагается ограничение пассивного избирательного права, и не на "всю оставшуюся жизнь", а на конкретный срок, пусть и длительный.

Валерий Зорькин сообщил, что о дате оглашения решения по жалобам будет сообщено заранее.

Виктор Хамраев


Комментарии
Профиль пользователя