Коротко

Новости

Подробно

КОВРОВАЯ ЛЕТОПИСЬ КАРАБАХА

Журнал "Огонёк" от , стр. 14

Самые большие, самые цветные, самые искусные


Культура

Ковер-1

Ковер в Азербайджане - не просто предмет домашнего обихода, который облагораживает интерьер жилого дома. Красивый ковер вовсе не считался предметом роскоши, порою в жилищах бедняков можно было найти изумительные по красоте ковры, достойные, по понятиям европейцев, королевских покоев. Ковер в Азербайджане - это властелин домашнего очага. Это - вечная, непрочитанная до конца "книга", имеющая свой "язык", свои "знаки", свое "содержание". Каждая мастерица, умело дополняя своими оригинальными находками уже разработанные композиции, продолжала на создаваемом ею ковре летопись рода, деревни или района, где она жила.

Ковер-2

Опытный мастер или ковровед может без труда отличить ковры, сотканные, к примеру, в Кубе, от ковров, сотканных в Казахе, и никогда не спутает тебризские ковры с карабахскими.

Карабахский ковер - это та самая "открытая книга", глядя на которую, можно легко представить, какими были жизнь и быт жителей этого райского уголка Азербайджана. Ковры были главным убранством больших комнат. Размеры карабахских ковров порою достигали девяти метров в длину, общая площадь некоторых из них иногда равнялась 25 - 30 квадратным метрам. Представим себе на мгновение интерьер шушинского особняка начала нынешнего столетия - "золотого века" в истории Карабаха. Стены и потолки комнат покрывала орнаментальная роспись. На стенах рисовали цветы, иногда деревья и птиц. В комнате возникал райский сад, который как бы раздвигал стены вширь, и комнаты казались еще большими. Роспись потолков напоминала узорчатую ткань с крупным медальоном в центре, он назывался "лямпэ". По всей поверхности пола был расстелен ковер. Часто рисунок потолка и ковра был идентичен. Посреди ковра красовался такой же медальон "лямпэ", и тогда казалось, что ковер и потолок отражаются друг в друге. Этот зеркальный эффект возникал в пространстве комнаты, где почти не было мебели. Ковер повелевал этим пространством.

Двери и окна сами по себе были произведениями искусства. В каждую ячейку деревянной решетки, именуемой "шебеке", вставлялось цветное стеклышко. Стеклянная мозаика сверкала под лучами солнечного света, отбрасывая разноцветные лучи на узоры ковра и делая этот ковер еще более прекрасным.

Ковер-3

Для гостевой залы карабахские мастерицы ткали так называемые комплектные ковры, "Даст хали-гябе". Они состояли из трех, четырех, а то и пяти частей. Центральная часть, самая большая, называлась "хали". Слева и справа от нее располагались узкие боковые ковры "янлыг". Иногда зал был так велик, что добавлялся еще ковер у порога, "аяглыг".

Среди прочих ремесел Карабаха ковроткачество занимало поистине царственное положение. Почти в каждом доме стоял станок, в иных домах их было несколько. Ковры ткали для своей семьи, для приданого, для подарка. Расцвет ковроткачества в Карабахе пришелся на конец XIX - начало ХХ веков. Баку тогда переживал нефтяной бум, а Шуша стала крупнейшим культурным центром Карабаха. Любопытно, что в Шуше тогда насчитывалось пять астрономов, шестнадцать врачей, восемнадцать архитекторов, двадцать два музыковеда, тридцать восемь певцов и девяносто пять поэтов. Здесь работали наилучшие мастерицы, задававшие тон всему ковровому производству не только в этом районе, но и во всем Закавказье...

Ковер-4

Благодаря естественным красителям даже самые старые ковры до сих пор сохранили свежесть и яркость красок. Английский путешественник шестнадцатого века Ричард Гаклут, изумленный красотой азербайджанских ковров, писал своему соотечественнику-купцу: "Во что бы то ни стало ты должен выяснить тайну крашения нитей ковров. Они так покрашены, что ни дождь, ни уксус, ни вино не портят их краски.

Весна 1992 года... Армянские вооруженные формирования уже на подступах Шуши. Жители города, бросив свои дома и годами нажитое имущество, стали покидать эту считавшуюся неприступной крепость. Но руководство страны запретило вывозить из Шуши музейные ценности, дабы не вызывать паники среди населения. Единственный человек, который не подчинился распоряжению властей, была директор шушинского музея ковра Хиджран Алиева. Когда на город обрушились первые снаряды "Град", эта мужественная женщина вывезла на военных бэтээрах 185 карабахских ковров и редкие ювелирные украшения. Всего 246 экспонатов.

Ковровая летопись Карабаха прервалась, но она непременно возродится. И все вернется на круги своя...

Светлана ТУРЬЯЛАЙ,
корреспондент "Комсомольской правды" —
специально для "Огонька"
Комментарии
Профиль пользователя