Коротко

Новости

Подробно

ШЕКСПИР И ГОГОЛЬ — НА СЦЕНЕ БАКУ

БОГ СОЗДАЛ ЕГО С ЛЮБОВЬЮ И СТРАСТЬЮ

Журнал "Огонёк" от , стр. 10

Цвет и рисунок неотделимы — говорил Саттар Бахлулзаде


Культура

БОГ СОЗДАЛ ЕГО С ЛЮБОВЬЮ И СТРАСТЬЮ

Бахлулзаде

На него приходили посмотреть, как на чудо.

Длинные, очень длинные пальцы, по-детски тонкие руки, немыслимо большие, чуть раскосые глаза и волосы бурлящие, как пена, и коричневое, цвета орехового дерева, лицо. Лицо дервиша, который знает запредельные тайны.

Гирдаманчайские горы

Говорят, он мог складываться немыслимыми способами, как циркач, без специальных усилий. Так что невозможно было разобрать, где руки, где ноги. Этот человек был изделием Бога, который решил собрать в одно место все, что слишком. И полюбопытствовать, что из этого веселого эксперимента получилось. Получился Саттар Бахлулзаде.

Простые и правильные люди, озабоченные простыми и правильными проблемами, не любят тех, кого не понимают. Тех, кто выщелкивается из логики повседневной жизни, злятся на них, даже ненавидят. Вполне понятное, между прочим, чувство. Боятся люди странного, дикого искусства. Неизвестно, что от него ждать. А вот Саттар не вызывал неприязни даже у слишком строгих ценителей. Почему? Потому что, имея право претендовать на все, не претендовал ни на что. Саттар не кичился тем, что Бог создал его с любовью и страстью.

Горное озеро

"Цвет и рисунок неотделимы, ведь в природе все окрашено", - говорил Саттар. У него нет темных, черных теней. Тени цветные, как жизнь. У него нет тишины - всегда музыка. У него не бывает рябящей пестроты, хотя картины сделаны из сотен и тысяч цветных штрихов, линий, запятых. Эти мазки общаются друг с другом, текут, втекают, вытекают так, что на душе хорошо и спокойно. Говорят, когда он рисовал, то двигался, слева - направо, справа - налево, вольно и мелко тыкая кисточкой в холст, словно пальцами клавиши перебирал. Похоже на трель соловья - так сказал один художник, его друг. Да, но Саттар не рисовал похоже. "Как в жизни" - этого он не мог, это было не для него. Он не отделял одно от другого, не расставлял по полочкам сознания, чтобы все всем было понятно. И то, что происходит на его картинах, - в общем-то абсолютно непонятно. Ни для кого. Поэтому-то можно смотреть на них так подолгу. Саттар ничего не делал для того, чтобы его поняли. Не упрощал. Не "вылизывал" детали. Не вырисовывал фигуры. Зачем? Ему хватало земли, цветов и неба - люди и звери были уже необязательны. Все и так ясно.

Художники обожали Саттара. Но уж это ни в какие ворота не лезет. Как можно обожать соперника, да еще всемирную знаменитость, да еще зная, что он - первый, а ты - как ни финти - уже потом, уже один из следующих? А ведь в смысле нормальной, скабрезной художнической зависти в Азербайджане все в порядке. На могиле Саттара стоит лучшая скульптура Омара Эльдарова. Попасть в двухэтажный дом Саттара, построенный его отцом, было редкой честью. Его боготворили собратья, соседи, министры, пастухи, чиновники, студенты, поэты. Хотя он не укладывался ни в какие рамки.

Цветущее поле

Однажды соседский юноша зашел к нему в мастерскую. Саттар как раз заканчивал картину. И тут же подарил ее. Он дарил картины всем, кого любил. Поэтому он дарил картины всем. Саттар ходил по Азербайджану, собирал цветы Азербайджана, пил воду из родников Азербайджана, дышал воздухом Азербайджана и дарил свой Азербайджан любому человеку. Человеку мира. Можно любить Азербайджан, потому что у тебя там друг. Можно любить Азербайджан, потому что там море, фрукты, вино, самые красивые девушки. Можно не любить Азербайджан, потому что тебя там обидели. Но нельзя не любить Азербайджан, когда смотришь на радостные картины Саттара Бахлулзаде.

"Матери плачут" - так называется картина Саттара, на которой свечи, мерцая, тонут в мареве цвета. И такая здесь, вопреки всему, неуемная радость жизни. Жизни, которая продолжается. Но это не цель его картин - радость жизни, - иначе они были бы пустяками, веселыми побрякушками. Это было состояние души Саттара, одинокого старика. Природа, легенду которой он создавал, забрала слишком много сил, на семью не осталось. Он радовался душой каждому капилляру природы. И открывал ее заново. Радовался ее непрерывности, считая, что нет в природе ничего, что было бы недостойно отражения на холсте. Художник, который так часто рисует природу, в конце концов начинает повторяться, копировать себя, становится графоманом натуры. Саттар им не стал. Саттар остался редкостным и прекрасным чудом.

В "мастерской" побывал
Лев ЯКОВЛЕВ

ШЕКСПИР И ГОГОЛЬ — НА СЦЕНЕ БАКУ
История богата премьерами

Азербайджанский Академический национальный драматический театр — театр классики, национальной и мировой. Театр современной пьесы. Особое место в репертуаре занимает русская драматургия

Рагимли

На переломе века азербайджанские интеллигенты, получая образование в России, возвращались домой и театральный опыт использовали на Родине. В 1900 - 1907 годах, будучи художественным руководителем труппы, состоящей из маленьких актерских групп, выдающийся азербайджанский драматург А. Ахвердиев поставил в Баку комедию "Ревизор" к годовщине смерти Гоголя. Премьера имела огромный успех у публики.

В Бакинском академическом театре "Ревизор" ставился 8 раз (1906, 1908, 1912, 1913, 1915, 1922, 1924, 1952 годах), причем в разных постановках. Знаменательным событием в истории азербайджанского сценического искусства стали премьеры "Свадьбы Кречинского" Сухово-Кобылина, "Безденежья" Тургенева, "Дубровского" Пушкина, "Дяди Вани" Чехова, "Без вины виноватых" и "Бесприданницы" Островского, "Метели" Пушкина, "Живого трупа" Толстого. Вся русская классика ожила на бакинской сцене, живет она и сейчас.

В театре работала целая плеяда ярких режиссеров. "Гамлет", "Отелло", "Макбет", "Ромео и Джульетта" в постановке народного артиста Азербайджана А. Туганова занимают свое место в международной шекспириаде. Эти трактовки обладали своеобразным колоритом и мастерством.

Талантливые выпускники азербайджанской режиссерской школы Гусейн Араблинский, Рза Тахмасиб, Алескер Шарифов, Мехти Мамедов, Шамси Бадалбели, Тофик Кязимов, Сафтар Турабов, Юсиф Йлдыз, Алигейдар Алекперов, Ашраф Кулиев, Энвер Бехбудов с успехом ставили на азербайджанской сцене произведения русских драматургов, давая им неожиданную трактовку, собирая интереснейшие коллективы актеров, художников, композиторов.

Театр

Хлестаков в "Ревизоре" в исполнении Гусейна Араблинского, Потак в "Безденежье" в исполнении Джахангира Зейналова, Городничий в "Ревизоре" в исполнении Мехтибека Гаджинского, Муров в "Без вины виноватых" в исполнении Алескера Алескерова, Незнамов в исполнении Исмаила Дагестанлы, Протасов из "Живого трупа" в исполнении Мехти Мамедова. Хлестаков в исполнении Мустафы Марданова, Городничий из "Ревизора" в исполнении Али Курбанова, Лариса в "Бесприданнице" в исполнении Фатьмы Кадыровой, Варвара в "Метели" в исполнении Сони Гаджиевой, Паратов в "Бесприданнице" в исполнении Рзы Афганлы: перечислять эти актерские работы хочется бесконечно, ведь это действительно были исполнительские шедевры, память о которых хранилась благодарными зрителями десятилетия.

Азербайджанский Академический театр не раз гастролировал в России. Сохранение этих связей необходимо для взаимообогащения культур двух народов. И сегодня, когда наш театр вновь собирается на чеховский фестиваль в Москву, особенно важно помнить эти великие страницы театральной истории нашей республики.

Ильхам РАГИМЛИ,
заслуженный деятель искусств Азербайджана
Комментарии
Профиль пользователя