Тарифная заморозка вместо реформ

Правительство продолжает прописывать экономике популистские меры

Минэкономики срочно обсчитывает экономический эффект от заморозки регулируемых тарифов в 2014 году. Сегодня такие оценки должны поступить в Белый дом. Эта мера рассматривается правительством в качестве инструмента подпитки традиционных отраслей-контрагентов госмонополий — угольной, металлургической и агрохимической. Опрошенные “Ъ” экономисты называют ее исключительно популистской — она лишь законсервирует структурную отсталость экономики.

Фото: Денис Вышинский, Коммерсантъ  /  купить фото

Сегодня в Белый дом должны поступить расчеты Минэкономики, призванные оценить общеэкономический среднесрочный эффект от заморозки тарифов госмонополий в 2014 году на уровне 2013 года. Соответствующее распоряжение в прошедшую пятницу дал премьер Дмитрий Медведев (см. «Ъ-онлайн» от 6 сентября). Днем ранее о том, что «нужно сделать еще один прогноз развития экономики», в интервью Associated Press и «Первому каналу» заявлял президент Владимир Путин. Это, по его мнению, поможет правительству «наметить и расходы, определив приоритеты» бюджета на ближайшие три года.

Уже, исходя из текста распоряжения господина Медведева, становится понятно: предложенные министерством сценарии развития на 2014–2016 годы (см. “Ъ” от 27 и 28 июля) Кремль и Белый дом не устраивают. Правительство ищет любые способы придать экономике хотя бы краткосрочное ускорение. Чиновникам и представителям госкомпаний предложено оценить влияние заморозки тарифов на деятельность контрагентов госмонополий (угольщиков, металлургов и агрохимиков), инвестпривлекательность и перспективы реализации их инвестпрограмм, уровень занятости в монополиях и, наконец, величину бюджетных поступлений.

Уже в пятницу в Минэкономики по просьбе “Ъ” оценили наиболее вероятный краткосрочный эффект от предложенного решения. «Значит, инвестиции будут ниже,— заявил директор сводного департамента макропрогнозирования министерства Олег Засов,— хотя я не видел нового варианта прогноза». Господин Засов говорил о перспективе 2014 года, в котором Минэкономики рассчитывало на «инвестиционный рывок» и ускорение роста ВВП до 2,5% именно за счет капвложений «Газпрома» и РЖД. В «Газпроме» инициативу правительства официально не комментируют. Однако все собеседники “Ъ” в госмонополиях сообщили: предлагаемая мера потребует изменения инвестпрограмм.

О том, что сокращение издержек нерегулируемого сектора благодаря «тарифной остановке» склонит их инвестировать, речи не идет. «Чтобы стимулировать компании инвестировать, мало заморозить тарифы. Заморозка тарифа на один год — а все понимают, что это временная мера,— вряд ли повлияет на инвестиционные решения, только на уровень прибыльности»,— считает Александр Морозов из HSBC. Согласно предварительным оценкам ЦМАКП, главными получателями «тарифной субсидии» окажутся обозначенные правительством отрасли — металлургия, ЖКХ, химическое производство и нефтехимия (см. таблицу). Впрочем, эти расчеты делались исходя из условий 2012 года и не учитывают качества инвестклимата и ожиданий бизнеса. Общий предварительный эффект от тарифной меры, по оценкам центра, такой: ускорение роста может составить 0,2–0,4 процентного пункта ВВП, но «будет размазано между 2014–2015 годами», то есть порядка 0,1–0,2 пункта в 2014 году и 2015 году.

Помимо госмонополий и традиционных отраслей, заморозка тарифов теоретически должна послужить увеличению частного потребления, в том числе за счет замедления «немонетарной» части инфляции. В ЦМАКП считают, что в декабре 2014 года «регулируемая» часть потребительской инфляции потеряет 1,4–1,5% в годовом выражении. Схожий эффект для инфляции оценивают и в ING Russia — в этом случае ЦБ в течение года может пойти на дополнительное снижение ставок. Впрочем, целевой ориентир инфляции ЦБ на 2014 год — 4,5% (с люфтом в 1,5%, которые и приходятся на действие временных немонетарных факторов, в том числе и рост тарифов). Иными словами, хотя перерыв в увеличении тарифов сдержит рост цен и, вероятно, уменьшит инфляционные ожидания, на долгосрочной динамике цен, которая определяется соотношением спроса и предложения денег в экономике, она не скажется. Александр Морозов считает, что частное потребление в 2014 году может ускориться на 0,5–0,7%, но, учитывая намерения ЦБ по регулированию ставок по потребительским кредитам, эффект может оказаться нулевым.

Общий вывод экономистов, опрошенных “Ъ”, следующий: в краткосрочной перспективе последствия для экономики от заморозки тарифов скорее незначительные, а в долгосрочной — негативные. Экономика РФ замедляется вследствие структурных и институциональных ограничений, что признают и в ЦБ. Одноразовое сокращение издержек позволит увеличить долю рентабельной продукции и, соответственно, потенциальный выпуск. Эта политика будет искусственно удерживать на плаву наиболее неконкурентоспособные и неэффективные компании и, соответственно, консервировать старую структуру и уменьшать вероятность качественного рывка в будущем.

«Такое впечатление, что посыл следующий: мы вас будем поддерживать любыми способами, несмотря на то что вы неэффективны, вместо того чтобы заниматься реформами, приводящими к росту производительности»,— говорит Сергей Улатов из представительства Всемирного банка в РФ. Он, как и Александр Морозов из HSBC, убежден: если сейчас популистские меры правительства теоретически могут подтолкнуть экономику в существующей структуре к потенциальному росту в 2,5%, то их эффективность с каждым разом будет снижаться — чем дальше, тем больше будут срабатывать институциональные и структурные ограничения.

Заметим, что глава Минэкономики Алексей Улюкаев в интервью “Ъ” отмечал, что его главная задача на посту министра заключается в сокращении издержек в российской экономике. Регулируемые же тарифы, по его словам, должны отталкиваться от ее состояния, а не наоборот. Впрочем, есть одна оговорка. Министр ссылался на то, что регулируемые тарифы должны стать инструментом экономической политики — помогать частному сектору в случае циклического спада и ориентироваться на него в случае циклического роста. Впрочем, когда все согласны в том, что причина замедления экономики РФ лежит в другой плоскости, подчиненные господина Улюкаева продолжают настаивать: программы развития естественных монополий должны ориентироваться на состояние потребителей. Именно так объяснил “Ъ” необходимость «тарифных новаций» в экономической политике глава департамента регулирования тарифов Минэкономики Павел Шпилевой. На вопрос, будут ли разработаны какие-то системные меры в области тарифной политики, он ответил: «Мы, конечно, прорабатываем эти все меры, в том числе законодательные, но всегда спор идет не только вокруг мер институциональных, а вокруг цифр: на сколько мы повышаем или понижаем». Другими словами, действенные структурные меры снова откладываются на неопределенный срок.

Алексей Шаповалов, Юрий Барсуков

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...