Как поглощают телефоны

Рынок смартфонов ожидает очередное глобальное изменение ландшафта: мобильное отделение Nokia куплено Microsoft за $7,2 млрд (€5,44 млрд). Финская компания - не первая из ветеранов индустрии мобильных устройств, ставших участниками сделок по слиянию и поглощению.

Экс-глава Nokia Стивен Элоп (слева), вполне возможно, займет место уходящего с поста CEO Microsoft Стива Балмера

Фото: Reuters

ВЛАДИМИР БОРОВОЙ

No more Nokia

Когда новости о том, что Microsoft поглощает мобильное отделение Nokia, исполнились сутки, самым популярным жанром, в котором выступали комментаторы, предсказуемо стала фантазия на тему "и что теперь". Есть набор сведений о близком будущем, оглашенных прилюдно и подтвержденных документами и презентациями с картинками. В этом будущем нет больше смартфонов с логотипом Nokia — бренд еще десять лет будет действовать только в сегменте обычных (2G) телефонов. Microsoft получает все оставшиеся на балансе финнов производственные мощности, команду дизайнеров, патентное портфолио и 32 тыс. сотрудников по всему миру — все необходимое для того, чтобы наконец начать производство собственных смартфонов на базе ОС Windows Phone. В связи с этим логичным образом наступает постепенная потеря интереса американской компании к другим производителям WP-аппаратов, HTC и Samsung и возможная монополизация сегмента в стиле "один iPhone, одна iOS". При этом редмондская фирма уверена, что благодаря приобретению утвердит WP в качестве третьей силы при лидерах, iOS и Android, и к 2018 году будет продавать 15% всех смартфонов в мире.

Есть и суровое настоящее, в котором обе компании, участвующие в сделке, переживают неприятные моменты. Однако если провал планшетного компьютера Surface оказался обидной, но не смертельной историей для Microsoft, то Nokia в последнее время получает один удар за другим. Прекрасная (без иронии) серия Lumia не хочет продаваться в нормальных объемах, несмотря на все маркетинговые усилия. По собственным данным компании, в последнем квартале продажи смартфонов упали на 24%. Хуже того, главный источник дохода, продажи обычных телефонов, также упали — на 39%. В общем-то, если судить по опубликованному отчету, фактически каждое отделение Nokia просело на двузначное число процентов. Как сообщил новый временный глава финской компании Ристо Сииласмаа, совет директоров собирался более 50 раз, пытаясь найти способ избежать поглощения. Однако возобладала точка зрения, что наступила последняя возможность для продажи.

Большинство комментаторов уверены, что текущему положению дел в сегменте Windows Phone громкое поглощение особо не поможет. Более того, в краткосрочной перспективе рост числа пользователей операционной системы может замедлиться — из-за упомянутого охлаждения Microsoft к другим партнерам-производителям, сокращения ассортимента и недостаточного развития рынка WP-приложений. Возможно, на длинной дистанции вложения американской компании оправдаются и ее смартфонный бизнес, как того хочется боссам, станет двигать продажи планшетов, а те, в свою очередь, помогут загибающемуся сегменту персональных компьютеров. Но пока картину красноречивее всех описывает автор популярного техноресурса Gizmodo Брайан Барретт: "Nokia покончила с собой, Microsoft удваивает вливания в унылый сегмент рынка и людей, которые полюбили баловаться с интерфейсом-"плиткой", но не имеют должного числа устройств для этого. Вот что нынче можно получить за $7,2 млрд".

Наглядные примеры: G+M, B+S, S+E

Не слишком долгая история сегмента мобильной техники знала не менее внушительные слияния, и как минимум три из них наверняка стояли перед внутренним взором руководителей Nokia.

Самым привлекательным на первый взгляд кажется альянс по типу Google плюс Motorola. Во-первых, IT-гигант заплатил $12,5 млрд, хотя нельзя сказать, что у Motorola дела на момент покупки обстояли лучше, чем у Nokia. Во-вторых, не тронул названия, только подписал снизу уточняющее "a Google company". В-третьих, торжественно пообещал не вмешиваться в дела и проекты фирмы. Это обещание компания Эрика Шмидта сдерживает даже чересчур буквально. Известно, например, что многие аппараты Motorola с большой задержкой и совсем не в первых рядах получают программное обновление ОС Android. Да и во время разработки первого постгугловского гаджета, смартфона Moto X, приключались всякие странные штуки: скажем, сотрудники Motorola, тесно общавшиеся с программистами из команды Android до заключения сделки, обнаружили, что те стали игнорировать их электронные письма, особенно про новый аппарат. Ходили слухи, что всему виной конфликт между руководством производителя и главой android-команды Энди Рубином, однако, когда того сменил Сандар Пичай, известный по работе с Chrome и Google Apps, ситуация радикально не изменилась. По крайней мере, в продажу Moto X направляется без последней версии Android, в то время как, скажем, свежеобъявленный Samsung Galaxy Note 3 ею располагает. Да и вообще, судя по последней статистике, которую опубликовал Wall Street Journal, особого счастья Motorola жизнь под крылом Google не принесла. С 2011 года, когда состоялась сделка, к настоящему моменту доля смартфонов с буквой М на крышке упала с 3,8% до 1%, и далеко не всем экспертам верится в то, что выход Moto X переломит ситуацию. Гораздо больше шансов, полагают они, у возможного сотрудничества компаний в производстве очков Google Glass следующих поколений. О такой возможности в начале августа обмолвился руководитель Motorola Деннис Вудсайд.

Историей, которая могла являться боссам Nokia в кошмарных снах, является судьба другого громкого мобильного бренда 1990-х и 2000-х, Siemens. На счету немецкого производителя множество инноваций в области сотовой техники. В 1997-м он первым представил телефон с цветным дисплеем и тогда же первым появился в сегменте экстремальных телефонов (с защитой от пыли, брызг и сотрясений). Первый аппарат-слайдер — тоже сименсовский (1999). Одними из первых были немцы в скрещивании сотового и mp3-плеера, а также в поддержке внешних карт памяти. Даже вступив в полосу невезения к середине 2000-х и теряя прибыль, компания продолжала внедрять новейшие технологические решения: в 2003-м представила телефон на Symbian, у которого можно было менять карту памяти, не выключая его, а в 2005-м впервые реализовала полноценную поддержку GPS.

В том же году в мобильное подразделение Siemens пришли покупатели из тайваньской компании BenQ, они заплатили €350 млн и получили исключительное право на использование торговой марки на пять лет. Однако проекту мобильных аппаратов и смартфонов BenQ-Siemens не суждено было сбыться: сначала в 2006-м обанкротилось немецкое отделение, а двумя годами позже головное предприятие на Тайване решило вовсе прекратить выпуск мобильной техники. Впрочем, поклонники оригинального бренда до сих пор не смирились с его кончиной и продолжают поддерживать свои старые аппараты в рабочем состоянии, обмениваясь в интернете документацией к ним и сакральными знаниями о самостоятельном ремонте.

Есть еще одна история поглощения, с которой нынешнюю не часто ассоциируют. Начало у нее не слишком похожее, а вот финал подталкивает к сравнениям. Итак: шведский Ericsson в 2000 году был третьим в мире по производству сотовых телефонов, доля японской Sony составляла менее 1%. Со шведами случилась технокатастрофа: завод по производству чипов, с которым они сотрудничали, сгорел, а вместе с ним — все планы по развитию бизнеса на текущий год. Кто кому первым предложил объединиться, не важно, однако к августу 2001-го на рынке мобильных устройств появился бренд Sony Ericsson. Первые два года оба участника совместного предприятия несли потери, однако в 2004-м вышли в уверенный плюс, который продолжался вплоть до злополучного 2007-го, когда в мир пришел Apple iPhone. После этого Sony Ericsson в течение шести кварталов терпела убытки, резервы наличности уменьшились с €2,2 млрд до €599 млн, а доля на рынке к началу 2008-го сжалась до 7,9%. После серии мер экономии и урезания расходов шведские и японские партнеры договорились, что доля Ericsson будет продана во владение Sony за €1,05 млрд. К февралю 2012-го процесс поглощения был окончен, а месяцем позже японская компания представила первый сольный смартфон, Xperia S, на котором вместо привычных двух слов красовалось одно, четырехбуквенное, выполненное хорошо известным шрифтом. А Ericsson сосредоточился на системах бизнес-поддержки, оборудовании для сетей беспроводной связи и технологиях для ТВ и медиаиндустрии.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...