Коротко


Подробно

 Басаев и Хаттаб вступили в российскую кампанию
       Хотя Шамиль Басаев и Хаттаб всячески отрицают свою причастность к терактам в Москве, взрывы домов им крайне выгодны. Фактически потерпев поражение в Дагестане, теперь они пытаются развязать новую войну. Терактами разжигают античеченские настроения в России. А бомбежки своих баз в Чечне списывают на мягкотелость Аслана Масхадова, от которого требуют дать отпор федеральным силам. Похоже, террористам удается добиться своего. Обе страны активно бряцают оружием.

       Многовластие в Чечне и неопределенный статус этой республики весьма устраивают Басаева, Хаттаба и им подобных. Террористы взяли под контроль целые приграничные районы, которые используют для вылазок в Дагестан, Ингушетию, Северную Осетию и Ставрополье. А российским правоохранительным органам до последнего времени приходилось выслушивать пламенные обещания официального Грозного, что с бандитами вот-вот будет покончено.
       Все изменилось с началом дагестанской кампании. Фактически у военных не осталось выбора, кроме как бомбить базы боевиков на территории Чечни. В противном случае война будет продолжаться вечно: у террористов после каждого поражения останутся места, где можно залечить раны и восполнить потери, чтобы снова и снова атаковать российские позиции. Сначала федеральная авиация в основном бомбила горные дороги, по которым к засевшим в дагестанских селах бандитам шли колонны грузовиков с подкреплением, оружием и боеприпасами. Но затем удары были нанесены по райцентрам Ножай-Юрт и Ведено, а также селениям Галайты, Замай-Юрт, Ишхой-Юрт, Чадары, Кинхи, Хиндук, Хашилда, Зандак, Джугурты, где, по данным армейской разведки, находятся лагеря террористов.
       Первым, как нетрудно догадаться, возмутился Басаев, потребовавший у президента Чечни Аслана Масхадова дать отпор России. То есть, под благовидным предлогом фактически поддержать его агрессию в Дагестане. Сначала Масхадов этого явно не хотел и лишь обратился в российский МИД с нотой протеста. Однако со временем его позиция становилась все жестче. Под давлением полевых командиров он уже стал заявлять, что Россия толкает официальный Грозный "на адекватные действия" и объявил чрезвычайное положение. Но чеченские террористы ждали от президента не угроз, а реальных действий. "Заявив о переходе на шариатское правление, Масхадов должен был при нанесении первого же бомбового удара объявить против России джихад и начать войну по защите Чеченской республики",— говорит Басаев.
       Очередную уступку оппозиции Масхадов сделал в минувшую субботу, объявив всеобщую мобилизацию мужского населения: "Мы должны взять в руки оружие и превратить каждый дом в крепость". Сделал Масхадов и последнюю попытку предотвратить войну, предложив немедленно встретиться с Борисом Ельциным: "Президенты Чечни и России могут навсегда снять с повестки дня вопрос военного противостояния".
       Но последнее никак не входит в планы Басаева и Хаттаба. Проиграв войну в Дагестане, они лишатся как внешней финансовой поддержки, так и остатков авторитета в собственной республике. Однако полной уверенности в том, что Масхадов все-таки решится напасть первым, у них нет. Значит, надо подталкивать и федеральные войска к вторжению в Чечню. И пожалуй, лучшего способа стравить Россию и официальный Грозный, чем громкие теракты, придумать сложно.
       Басаев и Хаттаб на всех углах кричат, что к взрывам в Москве не причастны. И это еще больше запутывает российских обывателей, плохо разбирающихся во внутричеченских проблемах. Они требуют разобраться с Чечней немедленно и любыми методами. Способа в общем-то два. Первый: дать республике независимость и окружить ее надежной границей, что очень проблематично и долго как по политическим, так и по военным соображениям. Чеченско-дагестанская граница проходит по горам, где боевики чувствуют себя как дома. Контролировать эти территории практически невозможно.
       А второй способ — вновь попытаться силой подчинить Чечню. Именно этого и добиваются Басаев и Хаттаб. Им все равно, кто первым начнет войну. Главное, что они опять будут получать деньги из-за границы, а позорное поражение в Дагестане в свете новых боевых действий забудется.
       Похоже, своего террористы почти добились. "В случае подтверждения сведений о наличии связи между терактами в Дагестане и Москве федеральное правительство будет расценивать это как проявление агрессии. Оно будет считать себя вправе использовать для ее отражения все имеющиеся средства",— говорится во вчерашнем заявлении премьер-министра России Владимира Путина. Он, правда, не пояснил, кого имел ввиду под новыми агрессорами. Но очевидно, что это не люди Басаева и Хаттаба, которые и так воюют в Дагестане. Так что остается Чечня.
       
       ОЛЕГ Ъ-СТУЛОВ
       

Тэги:

Обсудить: (0)

Газета "Коммерсантъ" от 14.09.1999, стр. 4
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение