Коротко

Новости

Подробно

8

Фото: Андрей Рудаков / Коммерсантъ

Бабушки не для лавочки

Наталья Радулова — из Калуги

Журнал "Огонёк" от , стр. 30

Отряд добровольной народной дружины организован в Калуге. Почти все его члены — дамы "за 80"


Наталья Радулова, Калуга


В кабинете участкового пункта полиции "Ольговка" все оформлено должным образом: икона, бюст Ленина, чучело Масленицы и рога оленя. Здесь собирается первый в России отряд народной дружины ветеранов труда — 11 добровольцев, которые решили навести порядок в своем районе. Бабушкин патруль — так называют их жители. Каждый день в любую погоду бабушки выходят с обходом: выявляют хулиганов, гоняют алкоголиков, учат правилам поведения шаловливых подростков. Отправляются в дежурство по трое-четверо. Но сначала — развод. Краткий инструктаж от участкового и подробный — от главной дружинницы, Надежды Шилиной. "Рога надо убрать,— начинает свою речь Надежда Ивановна, заметив, как корреспонденты "Огонька" поглядывают на стену.— У нас же серьезная организация, которая занимается профилактикой правонарушений путем воспитательных бесед с правонарушителями. А тут какие-то рога и копыта".

"Застращаем хулиганов"


Дружина была создана всего несколько месяцев назад — на базе организации ветеранов. "Мы собирались и раньше,— объясняет Надежда Ивановна.— Отмечали праздники, пели песни. Но настоящего дела не хватало. Вот и решили: надо следить за порядком на улицах. Собственно, мы и раньше это делали, без замечания мимо нарушителей не проходили, но с удостоверениями — оно как-то солиднее, правда? Спасибо полиции, городской управе, поддержали нашу инициативу. Мы же с молодости все активистки. Всегда в строю. Да и кто справится лучше нас? Мы тут все тропинки знаем, знаем кто, где и с кем живет. Так что чем на лавочке сидеть, лучше приносить пользу своему двору".

План микрорайона в кабинете есть, но бабушки и без него прекрасно ориентируются

Фото: Андрей Рудаков, Коммерсантъ

"А патрульно-постовой службы у нас нет,— вступает участковый Владимир Свиридов.— По плану дислокации должна быть, а нет. Вот бабушки фактически и выполняют функции отряда ППС: обходят дворы, закоулки, смотрят, нет ли чего подозрительного". Отряд бабушек совершает обход обычно вечером, с 7 до 10, из-за чего некоторым активисткам приходится пропускать любимые сериалы. Но общественная работа важнее. "Я иду — знаю, зачем иду,— не без гордости заявляет 88-летняя Пелагея Трусова.— Ищу нарушителя, в кусты поглядываю". Пелагея Никаноровна — бывшая радистка, прифронтовая, как она сама объясняет. Поэтому именно к ней обращен призыв участкового: "С гражданами ведем себя корректно, физическую силу не применяем". Несколько недель назад экс-связистка применила к гражданскому населению физическую силу: с помощью клюки пыталась стянуть с яблони учащегося 5-го класса. "Так он же ветки ломал! — оправдывается дружинница.— Как я могла мимо пройти? Я ж на службе". И хоть участковый в очередной раз повторяет: "Если заметите серьезное правонарушение, то никакой самодеятельности. Звоните мне, набирайте телефон полиции", пенсионерка явно хотела бы получить больше полномочий. Она, кстати, не только одной из первых поддержала создание дружины, но даже предложила: "Давайте я буду выходить в рейды в военной форме? У меня все сохранилось. Даже кобура имеется. Застращаем хулиганов!"

"А мне просто нравится общаться с людьми,— признается 80-летняя Людмила Югова.— Дома одной сидеть скучно, а тут я говорю, и меня слушают". Их действительно слушают и даже не матерятся в ответ. Участковый отмечает положительную динамику: "С тех пор как бабушки начали патрулировать улицы, стало заметно меньше жалоб населения по поводу распития спиртных напитков во дворах. Раньше чуть ли не каждый день звонили и приходили: "Владимир Николаевич, на детской площадке опять Васек с дружками угощаются". А сейчас наши дружинницы гоняют этих васьков. И те ведь слушаются, не возражают, крайне редко конфликтуют с бабушками. Все-таки уважение к возрасту у наших людей есть, даже у употребляющих".

Глава местного штаба ДНД Валентин Лаптев к коллегам заходит только в гости: "Ветераны у нас работают сами по себе"

Фото: Андрей Рудаков, Коммерсантъ

"Сдвиги есть"


Первые же нарушители, которых выявляют сегодня бабушки,— употребляющие. На детских качелях сидят два парня и пьют пиво. Заметив бабушек с красными повязками на рукавах, прячут бутылки за спины: "Понимаем, о чем речь, сейчас удалимся". Удаляться им некуда, разве что на соседнюю детскую площадку. Это знают и сами парни, и бабушки. "Конечно, людям хочется отдохнуть на свежем воздухе,— шепчутся дружинницы между собой.— А куда им идти? У нас ведь ни кафе, ни дома культуры. Вот и чокаются все по кустам да лавочкам. Даже хорошим ребятам некуда податься". Но правила игры надо соблюдать, поэтому хорошие ребята меняют место дислокации, а дамы с гордостью оглядываются: каковы мы, а?

Распитие алкогольных напитков в публичных местах — самая распространенная проблема, с которой сталкиваются дружинницы. И когда мимо проносится тип в старых трениках и шлепанцах, Никаноровна на всякий случай громко кричит ему: "Сейчас заберем тебя!" Тип подпрыгивает от возмущения: "Я ж трезвый!" "Знаем мы его,— ворчит пенсионерка.— Вечно пьяный". Потом удовлетворенно подводит итог воспитательной беседы: "Зато боится нас. Значит, сдвиги есть".

Всеобщая "дочка", 65-летняя Зинаида Парфенова (справа) экипирует патруль перед выходом

Фото: Андрей Рудаков, Коммерсантъ

Женщины не считают, что теперь россияне пьют больше, чем в прошлом веке. Ни больше, ни меньше — как всегда. Стабильность. В конце концов, у многих дружинниц мужья тоже были пьющие. "Помер мой муж давно. Избавилась,— вздыхает Пелагея Никаноровна.— Ой, пил, ой, пил. Стакан чуть ли не в голову ему кидала. Я даже стихи на эту тему сочиняла: "Взяла решительно стакан, отбросила"".

"Если б наши мужики не закладывали, то жили бы,— берет слово 87-летняя Варвара Филипповна.— Ходили бы сейчас с нами, патрулировали б. А так одни бабы район охраняют, вдовы". В группе есть только одна замужняя женщина, самая молодая — 65-летняя Зинаида Парфенова. Остальные зовут ее дочкой. Сегодня Зинаида Николаевна первой увидела подозрительных подростков на лавочке. "А что это у тебя ноги грязные? — сделала она замечание одному из мальчиков.— Сходи домой, вымой ноги. Мы ведь знаем, что ты тут живешь". Подростки подозрительно хихикают, и дружинницы интересуются: "А спиртное вам в местных магазинах случайно не продают?" Тут уж мальчишки совсем покатываются: "Нет, только настойку боярышника". Этим боярышником, который свободно продают в аптеке, похмеляется полрайона. Недавно дружинницы обнаружили одного такого любителя аптечных настоек — лежал в окружении бутылочек. Сколько ни тормошили — не подавал признаков жизни. "Будем скорую вызывать",— как только женщины произнесли эту фразу, боярышниколюб тут же вскочил: "Н-не надо!"

Надежда Шилина, командир отряда дружинниц

Фото: Андрей Рудаков, Коммерсантъ

"Трусов не купишь"


Пенсионерки уверены, что в стране должно быть еще больше "контролирующих органов", ведь через пару лет, возможно, этим подросткам придется скорую вызывать: боярышник с триумфом шествует по России. "Нужно еще больше полицейских, еще больше народных дружин,— уверена пенсионерка Югова.— Молодые нам нужны добровольцы, крепкие". И вообще было бы хорошо, чтобы дружинникам дали больше полномочий. Например, они могли бы проводить профилактические беседы с семейными дебоширами или с парами, живущими в гражданских браках. "Это ж позор,— чуть ли не хором восклицают женщины.— Раньше жить без штампа считалось неприличным, а сейчас в порядке вещей. Так нельзя". А еще надо воспитывать россиян в православной вере, считает Пелагея Никаноровна: "Верю ли я сама? Да у меня дома семьдесят пять икон!"

Может, поэтому дружинницам так нравится депутат Мизулина. "Очень мы ее поддерживаем во всех начинаниях,— говорит Надежда Ивановна под одобрительные кивки своих подруг по борьбе.— Секс этот... Геи, гражданские браки — ничего, никакой пропаганды этого не должно быть ни в прессе, ни по телевизору. У нас такая хорошая страна, такая счастливая жизнь. Незачем ее мерзостью портить".

Без "корочек" дружинника бабушки в рейд не выходят

Фото: Андрей Рудаков, Коммерсантъ

Пенсия Надежды Ивановны в счастливой стране — 10 тысяч. "Четыре тысячи, а зимой и все пять уходят на квартплату,— отчитывается пенсионерка.— Две тысячи — на лекарства. На остальное живу. Как живу? Да как все у нас в дружине — трусов не купишь". У Пелагеи Никаноровны пенсия повыше: "У меня ж фронтовые... Прифронтовые. Но тоже не сильно разбежишься. Коммуналка, лекарства, пять тысяч на белые тапочки каждый месяц откладываю... Остается мало что".

Но сегодня, как и вчера, для этих женщин не личное главное. Жила бы страна родная. "Мы ж активистки,— снова и снова напоминают они.— Мы на всех выборах — в комиссиях. Мы на всех встречах ветеранов в первых рядах. Если какое мероприятие, встреча с депутатами или с чиновником, мы тоже тут как тут". Поэтому все, кто их знает, совершенно не удивлены еще и дружинной их деятельностью. "На службу?" — почтительно здороваются жильцы с бабушками, которые как хозяева в своих красных повязках проходят по родным дворам. "Как обычно,— строго отвечают дружинницы.— У вас все в порядке сегодня? Жалоб нет? Ну что вы, не стоит благодарности... Родина может на нас положиться".

Комментарии
Профиль пользователя