Коротко

Новости

Подробно

Фото: Валентин Барановский / пресс-служба Мариинского театра

По премьерным подсчетам

Размышления заместителя гендиректора Большого театра Антона Гетмана

Журнал "Огонёк" от , стр. 40

Минкульт вводит для театров план по валу


Антон Гетман, заместитель генерального директора Большого театра


Некоторое время назад Министерство культуры РФ приняло решение о необходимости увеличения количества мероприятий, которые проводят все подведомственные учреждения культуры. Мероприятия на бюрократическом языке — это спектакли и концерты. И несмотря на то что некоторым театрам действительно стоило бы всерьез задуматься о некотором увеличении собственных мероприятий (уж слишком часто на их афишах встречается унылое "спектакля нет"), чем руководствовалось министерство, давая указание всем без исключения увеличить количество мероприятий в 1,5 раза и более, да еще с последующим ежегодным повышением, сказать трудно. Возможно, необходимостью увеличения доходов, которые получают театры и филармонии от реализации билетов.

На фоне этого решения прозвучало смелое заявление выдающегося музыканта и руководителя Мариинского театра Валерия Гергиева, который вполне серьезно пообещал, что после открытия Мариинки-2 вверенный ему коллектив будет давать чуть ли не 1000 спектаклей и концертов в год. Таким образом, задача, поставленная учредителем, приобрела вполне легитимный с профессиональной точки зрения вид: если наш знаменитый коллега выступил с подобной инициативой, то кто же может усомниться в точности и правильности подобного решения министерства?

Однажды мне довелось стать свидетелем одного любопытного рассказа. Крупный российский предприниматель говорил, что после покупки им контрольного пакета акций большого отечественного предприятия выяснилось, что на этом предприятии работает 19 (!) вице-президентов. Он поручил новому менеджменту завода провести кадровый аудит — выяснить какова структура управления, компетенции и ответственность этих топ-менеджеров. Результат исследования его потряс. Из 19 вице-президентов 16 не смогли точно ответить на вопрос, что именно производит завод, на котором они работают, и только один точно описал, как устроено производство, какой цех что производит и как структурирован конвейер.

Думаю, что любой профессиональный театральный менеджер, знающий, из чего состоит театральный/концертный процесс, скажет, что увеличение количества спектаклей или концертов в первую очередь связано с увеличением расходов. Это и привлечение дополнительного персонала, и расходы на его содержание, и увеличение затрат на рекламу, и возможное снижение цен на билеты вследствие увеличения объема предложения. Так что привлечение дополнительных доходов возможно, но не безусловно. Но есть иные, куда более серьезные риски с точки зрения возможных последствий такой инициативы.

Вряд ли тот, кто знаком с театральной "кухней", станет спорить, что столь существенное увеличение количества спектаклей или концертов неизбежно повлечет падение их качества. Ведь для показа дополнительных спектаклей нужно время. А оно может быть найдено только за счет сокращения репетиционного и технического времени, когда труппа репетирует новые постановки и спектакли текущего репертуара, а постановочная часть монтирует и устанавливает сценическое оформление — многотонные декорации, современные компьютерные системы, художественный свет, современный звук, видеопроекцию, спецэффекты. Получается, что реализация принятого министерством решения неизбежно влечет за собой компромисс в области качества спектаклей, не подготовленных к показу публике вовсе или подготовленных "на коленке". И, оценивая инициативу министерства с этой точки зрения, похоже, что нам поручили заняться массовым производством подделок. Качество не имеет значения. Главное — количество. И чем не fake?

Помимо существенного сокращения репетиционного времени есть еще специфика творческого труда, который требует бережного и внимательного отношения. Артист "работает" своим аппаратом, своей актерской природой, душой, если хотите. И превращать труд актера в конвейер, который вдруг должен начать работать в полтора раза интенсивнее, значит, убить его качество. И не понимать его природу.

Невольно задаешься вопросом: откуда эта идея? Но не могла же она действительно прийти в голову только потому, что нужно больше зарабатывать! Есть масса других способов увеличить доходы учреждений культуры. Например, сократить необязательные расходы. Или сократить финансирование уже существующих подделок, а высвободившиеся средства грамотно перераспределить между теми, кто не занимается fake. Думается, причина в другом. Вопрос, зачем государство финансирует культуру, висит в воздухе давно. Во что государство вкладывает средства? Что оно покупает и по каким правилам? Не ясно. В конце концов, это вопросы государственной политики в области культуры, которые по сей день остаются без ответов. В бытность министром культуры Михаил Ефимович Швыдкой, отвечая на вопрос журналиста в связи с закрытием юмористической программы на одном из федеральных каналов, сказал, что задача государства в области культуры — создать условия для развития подлинной, настоящей культуры и тем самым предоставить публике возможность выбора. Противопоставить настоящее подделкам, которые естественным образом (как и везде) занимают и всегда будут занимать большую часть любого рынка. А публика решит сама, что ей больше по вкусу. И снятая с эфира передача не приведет к увеличению посещаемости филармонического зала, но поддержка государством филармоний предоставит возможность сравнения и в результате — правильного выбора. Может быть, не сразу. Но на длинном горизонте обязательно. Государство поддерживает культуру для того, чтобы способствовать воспитанию у своих граждан хорошего вкуса. А воспитывать хороший вкус за счет массового производства fake вряд ли возможно. Количество обязательно переходит в качество, но не всегда с положительным знаком. И задача государства в области культуры, вероятно, заключается и в том, чтобы поддерживать и культивировать качество того, что оно финансирует.

Подделки, приобретенные нами, всегда вызывают досаду, ощущение, что тебя надули, а ты попался на обман. Но если поддельный Rolex можно выкинуть, а сумку Louis Vuitton сдать обратно в бутик, испорченный в химчистке пиджак отремонтировать, телевизор выключить, а дрянной роман не дочитать, то что делать с испорченным вкусом, который так просто искалечить и так невозможно восстановить? Что делать потом с поколением, которое станет думать, что телесериалы дурного вкуса — это и есть кинематограф, бульварное чтиво — литература, неотрепетированный спектакль — театр, а плохой концерт — симфоническая музыка?

От редакции

"Огонек" попытался получить в Минкульте РФ комментарий к его же собственной инициативе. Сначала нас попросили уточнить, что это за решение, прислать название документа, о котором идет речь, и откуда мы о нем узнали. Затем сообщили, что нужный спикер в отпуске — развернутого ответа не будет. И добавили: "Тем не менее обращаем ваше внимание на то, что речь идет об общем числе мероприятий, что сильно отличается от понятия "новые постановки", то есть речь идет об увеличении числа мероприятий за счет более интенсивного проката, а не за счет новых постановок".

Комментарии
Профиль пользователя