Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 9

 Плохо забытое старое

До появления новых госбумаг осталась неделя

       Уже более года в России, по сути, нет рынка государственных заимствований. Это бьет как по государству, которому трудно "перехватить" денег, так и по инвесторам, которым некуда вкладывать свободные средства. Но в ближайшее время ситуация изменится — на рынке появятся облигации Банка России и новые госбумаги. О том, когда и как это произойдет, в интервью спецкорреспонденту "Коммерсанта" ПЕТРУ Ъ-РУШАЙЛО рассказал первый вице-премьер ВИКТОР ХРИСТЕНКО.
       
Объем эмиссии "бобров" определит рынок
       — Когда на рынке появятся облигации Банка России? На каких условиях будет осуществляться их размещение?
       — Обращение облигаций будет регулироваться постановлением правительства, проект которого завизирован всеми заинтересованными ведомствами и сейчас находится в аппарате правительства. Технически размещение проводится по схеме ГКО. Бумага короткая, используется только для регулирования ликвидности. Торговать будет только ЦБ, правительство не имеет интереса в обращении этих бумаг.
       — Когда все-таки будет подписано это постановление?
       — Я думаю, что в течение ближайшей недели нам удастся согласовать все оставшиеся спорные моменты, которые пока есть.
       — Вы сказали, что проект подписан всеми заинтересованными ведомствами. Но, по нашим данным, ФКЦБ пока против проекта...
       — У ФКЦБ были и есть замечания, они связаны в первую очередь со стыковкой тех изменений, которые прошли в законодательство в связи с выпуском "бобров", и закона "О рынке ценных бумаг". По большому счету, первый вариант постановления, который был внесен Минфином, уже достаточно сильно изменен в ходе согласований именно в плане требований, выдвинутых ФКЦБ.
       — Насколько я помню, одним из пожеланий ФКЦБ было, чтобы именно комиссия регистрировала выпуски "бобров".
       — Нет, по этому пункту как раз удалось договориться, и передача полномочий для регистрации эмиссии Минфину для ФКЦБ уже не является критической.
       — А что является критическим?
       — Это именно соблюдение процедур регистрации проспекта эмиссии, полный набор всех требований к эмитенту, предусмотренных законодательством. Но надо понимать, что "бобры" — довольно специфические бумаги. Поэтому сейчас разработан перечень требований к документам, которые должны быть предъявлены при их регистрации. Они являются, по сути дела, неким аналогом, может быть, чуть трансформированным и измененным, проспекта эмиссии. Это была первая позиция, вызывавшая разногласия, по ней достигнута договоренность. И вторая позиция, вокруг которой сейчас идет разговор,— это объем эмиссии. Но объем эмиссии очень четко в законе определен.
       — Там ведь определен только максимальный объем эмиссии.
       — Да.
       — А какой будет реальный объем выпуска? И кто его будет определять — правительство или ЦБ?
       — Реальный объем эмиссии зависит не только от желания правительства или Центрального банка. Определять его будет, конечно, рынок. И безусловно, если эта бумага не будет пользоваться спросом на тех условиях, на которых она выгодна ЦБ, много "бобров" не продашь. Сейчас дебаты идут относительно объема регистрируемой эмиссии. Реально сегодня обсуждаются цифры в интервале между 10 млрд и 5 млрд руб. Минимальная объем — это то, что хочет ФКЦБ, и в общем-то это не есть безосновательная позиция, они приводят определенные аргументы.
       — Законодательство предусматривает возможность эмиссии "бобров" лишь до конца этого года. Будет ли правительство выходить в Госдуму с предложением разрешить ЦБ выпускать облигации и после этого срока?
       — Об этом пока рано говорить. Для того чтобы вносить подобного рода предложения, необходимо запустить эту процедуру в нынешнем году и понять эффективность ее работы. То есть определить, насколько эти бумаги соответствуют цели, ради которой они придуманы,— регулированию ликвидности на денежном рынке.
       
Новые госбумаги будут документарными
       — Расскажите о планах правительства по выпуску новых госбумаг. Сначала было объявлено, что они появятся на рынке в августе этого года. Почему эти планы провалились?
       — В августе решили не выпускать. Есть две причины. Во-первых, не способствовала конъюнктура рынка: цены пошли вниз, доходность поднялась выше 80% годовых. Во-вторых, короткий рынок (три-четыре месяца) не устраивал Минфин, поскольку лимит расходов по обслуживанию госдолга на 1999 год в сумме 66,9 млрд руб. уже исчерпан. Таким образом, выпуск коротких бумаг оказался возможен только с середины октября, чтобы перенести расходы по обслуживанию на 2000 год. А на длинные бумаги нет спроса.
       — А почему нельзя рефинансировать долг? Занять сейчас на четыре месяца, а еще через четыре месяца, перед Новым годом, занять опять и погасить первый заем?
       — Теоретически, конечно, возможно. Собственно говоря, порой и приходится таким вот образом действовать, чтобы ликвидировать внутримесячные бюджетные разрывы. Но пока рынок не позволяет выйти на него с бумагами на таких условиях, которые бы нас удовлетворяли. Зачем мне выпускать бумагу с доходностью 80% годовых, если я могу найти, где занять под 20% годовых?
       — Тем не менее, с октября уже можно выходить на рынок с короткими бумагами с погашением в 2000 году. Правильно ли я понял, что именно тогда это и будет сделано?
       — Нет, нельзя так категорично заявлять, что именно с октября, поскольку опять-таки все зависит от ситуации на финансовом рынке, и задача любой ценой, невзирая ни на что, получить выход на рынок с бумагами, в общем-то, не стоит.
       — Однако планы возродить рынок госзаимствований все же есть. Какими будут "новые ГКО"?
       — Я бы назвал их государственными федеральными облигациями (ГФО). Предполагается, что новые бумаги будут достаточно длинные с фиксированным купоном, индексируемым на инфляцию, либо короткие, но без обязательного централизованного хранения, что повысит их ликвидность при внутренних расчетах.
       — То есть фактически короткие бумаги будут векселями в наличной форме?
       — По сути, да. Хотя мы пока не обсуждали, честно говоря, все технологические аспекты, и я сейчас затрудняюсь ответить детально на этот вопрос.
       — Вы рассчитываете продавать наличные госбумаги населению или финансовым институтам?
       — Вообще продавать надо всем, кто готов покупать на условиях, которые нам выгодны. Безусловно, покупателем будет население, это уже само по себе чрезвычайно хороший знак. Но при этом говорить о том, что продажи населению будут иметь объем, сопоставимый с объемом продаж институциональным инвесторам, я бы не рискнул.
       
"Бобры" и ГФО будут конкурировать
       — Вернемся к "бобрам". Когда на рынке есть эти бумаги, будут ли брать ГФО?
       — В принципе, безусловно, этот вопрос имеет место быть. Вся проблема в том, как оценивать емкость рынка, каковы свободные средства, которые могли бы пойти на рынок госзаимствований. С одной стороны, эмиссия "бобров" в 5-10 млрд руб., естественно, не исчерпывает весь этот рынок, средства еще остаются. Но очевидно и то, что любые бумаги, которые выходят на этот рынок, являются конкурентами между собой. Будь то бумаги ЛУКОЙЛа, "Газпрома", будь то "бобры" или ГФО. И этого нельзя не учитывать. Нет никакого желания за счет ГФО повредить "бобрам" или наоборот, потому что в конечном счете пострадают и те и другие.
       — А как повлияет на рынок новых госбумаг наличие других сегментов рынка госдолга: PRIN, IAN, задолженности по ОВВЗ, "замороженным" ГКО и ОФЗ, выпущенным в рамках новации госдолга в 1999 году?
       — Естественно, неурегулированность отдельных секторов внешней задолженности приводит к проблемам на всем финансовом рынке страны. Однако "замороженных" ГКО уже практически нет, восемь месяцев инвесторы имеют "новые" бумаги, по которым выплачены и денежные обязательства, и аккуратно дважды в месяц выплачивается купонный доход. Пусть медленно, но инвесторы убеждаются, что государство имеет серьезные намерения расплатиться. Если будет урегулирован вопрос с ОВВЗ путем максимального учета интересов инвесторов, рублевый рынок будет подниматься как по ценам, так и по ликвидности.
       — Вы сказали, что Минфин выйдет на рынок с новыми госбумагами, когда доходность на рынке упадет. Какие основания предполагать, что это вообще произойдет?
       — Это те тенденции, которые сейчас наблюдаются в российской экономике. Я имею в виду все-таки оживление промышленного производства, хорошую ситуация по торговому балансу, выгодную конъюнктуру основных товарных рынков в России и на Западе, урегулированность отношений с кредиторами.
       — То есть кредиторы начнут давать деньги, когда поймут, что Россия в состоянии расплатиться?
       — Да, и по сути дела даже то, что купоны по бумагам, полученным кредиторами в результате новации, мы платим регулярно, тоже имеет большое значение. Если так будет продолжаться не один день и не месяц, а в течение длительного времени, то есть надежда, что это вселит в кредиторов уверенность в том, что намерения у нас серьезные.
       — Вы так и не ответили на один вопрос: когда все-таки будут выпущены новые госбумаги?
       — На все вопросы не отвечает никто, только Господь Бог.
       

Комментарии
Профиль пользователя