Коротко

Новости

Подробно

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 16

 Прямая речь
       В Дагестане объявлено "о мобилизации усилий всего населения республики на отражение агрессии". Секретарь Совбеза Дагестана поспешил разъяснить, что речь идет не о всеобщей мобилизации, а о создании неких комендантских рот из местного населения на деньги Минобороны России (см. стр. 1). Но сути это не меняет — Дагестан продолжает формировать ополчение.
Вы бы записались добровольцем?
       
Владимир Брынцалов, генеральный директор компании "Брынцалов А":
       — Зачем? Я лучше дам денег, чтоб меня защищали профессионалы. А про Дагестан я могу судить только как обыватель, и мне кажется, всю эту кашу заварили два авторитета. Вот пусть они сами и разбираются, зачем втягивать в это месиво других людей, каких-то ополченцев вооружать? Мы и так уже начинаем шарахаться от человека с ружьем.
       
Генрих Сапгир, поэт:
       — Нет, и детей бы не пустил. Не та это война. Но государство начинает действовать правильнее. Вспомните, как поступили в Югославии, там просто столкнули одну часть населения с другой. И лучше, если Дагестан мобилизует своих молодых боеспособных людей. В данном случае это на руку не только чиновникам, но и всему государству.
       
Иван Губенко, председатель правления Нефтепромбанка:
       — Обязательно. И не важно, на каких условиях. Родину защищать надо бесплатно. Мой отец в 41-м пошел на фронт, не спрашивая, что он будет за это иметь. И я не стал бы. Дагестан — это Россия. И у нас должен сработать инстинкт сохранения своей земли. Нельзя допустить, чтобы люди, которые там жили и работали, стали беженцами.
       
Борис Стругацкий, писатель:
       — Защищать Дагестан от чеченцев я бы записался, а вот штурмовать Карамахи — нет. В первом случае — это военное вторжение, война, и тут любые средства хороши. А в Карамахи людей выжигают, как клопов, просто за то, что они хотят жить по своим законам, и все. А ведь ваххабизм у нас законом не запрещен.
       
Сергей Юшенков, член комитета Госдумы по обороне, полковник запаса:
       — Да, лишь бы оружие было нормальное, и не одна винтовка на троих. Я готов защищать страну от бандитов, но не быть пушечным мясом. И если бы мой сын захотел поехать в Дагестан, я был бы счастлив, что у него должное понимание патриотизма. Если сейчас не защитить Дагестан, то завтра беда постучится в наши двери. Но как человек военный могу сказать, что ополчению там сейчас делать нечего — нужны профессионалы. И они есть, но власть недооценивает опасность, рассчитывает обойтись малыми силами. Не получится.
       
Юрий Грымов, режиссер:
       — Если кто-то подойдет близко к моей свободе или к Москве, то я пойду в ополчение и надеру им задницу. Я душой понимаю то, что творится в Дагестане. Но в то же время я прекрасно осознаю, что отряды ополченцев для Кавказа — это бомба замедленного действия. И лучше бы ее не создавать. Мирное население не должно воевать, это дело для профессионалов. Но где они, черт подери?
       
Павел Крашенинников, бывший министр юстиции России:
       — Нет, у меня другая профессия, а там нужны люди, понимающие толк в военных действиях. И детей бы своих туда не пустил. Я бы предпочел, чтобы все-таки государство вовремя принимало такие меры, которые предупреждали бы подобные эксцессы. Я считаю, что создание отрядов ополченцев — это мера из разряда необходимой обороны, когда никакой другой альтернативы уже нет.
       
Борис Васильев, писатель:
       — Без разговоров, если бы был в боевом возрасте. Когда кто-то убивает твой народ, топчет твою землю, долг каждого мужчины взяться за оружие. И, чтобы сохранить Кавказ, власть должна решиться и раздать оружие ополченцам. Иначе у нас мало шансов: ведь боевики знают каждую тропинку, они у себя дома, а наши — как в гостинице. Да еще все такие молодые...
       
Валерий Сюткин, музыкант:
       — Нет, добровольцем бы я в это кровавое месиво ни за что не полез. Но если бы был "срочником", то уклоняться тоже не стал бы. Хотя воевать на Кавказе бессмысленно, и там сейчас не война, а вендетта.
       
Петр Ребежихин, Герой России, бывший начальник полковой разведки:
       — Да, но, по-моему, хорошо обученные дагестанцы были бы там эффективнее. А вообще, войну мы проспали. Почему Басаев всегда оказывается там, где его не ждут? Где разведка? Колонны идут без охраны, без бронетранспортеров, без вертолетов. Сейчас такая техника и столько жертв! Мы что, оружие бережем, а мальчишек подставляем? Обидно, стыдно и ребят жаль!
       
Михаил Айвазов, член совета директоров АО "Морской завод 'Алмаз'":
       — Так не 41-й год. А раздача оружия народу до добра никогда не доводила. Забыли разве? Дореволюционная Россия, Чечня, Таджикистан...
       
Эдуард Лимонов, писатель, лидер Национал-большевистской партии:
       — Нет. В Дагестане совершается грубая ошибка. Войска уничтожают целые деревни, и никто не спрашивает, кого бомбят — террористов или женщин. А ополчение, всеобщая мобилизация — это игры коррумпированной местной власти, которая хочет просидеть подольше за счет чрезвычайщины. По-моему, в Дагестане, как и в Чечне, российская власть поддерживает не тех, кого надо. А новое вторжение боевиков — это ответ на кровавую полицейскую акцию в Карамахи и Чабанмахи. И пусть этим занимается армия.
       
Роман Бармин, бывший сотрудник спецслужб:
       — Я бы скорее в армию пошел бы. Признаюсь, ополчение не внушает мне ни доверия, ни уважения. И вообще, там задачка для хорошо подготовленных армейских подразделений, а не для дилетантов.
       
       

Комментарии
Профиль пользователя