Горняки заживо сгорели в забое
по вине администрации шахты

       В федеральном суде Центрального района Новокузнецка (Кемеровская область) началось слушание дела, возбужденного по факту катастрофы на шахте "Зыряновская". 2 декабря 1997 года взрыв метана унес жизни 67 горняков, 82 ребенка остались сиротами. Материальный ущерб от аварии составил 80 млн рублей.
       
       На скамье подсудимых — пять руководителей шахты: гендиректор Владимир Биншток, его первый заместитель Василий Кузьминич, начальник участка #3 Александр Шелков, начальник участка вентиляции и техники безопасности Андрей Мельников и его первый зам Константин Агафонов. Всем им предъявлено обвинение по ст. 217 ч. 2 УК РФ ("нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах, повлекшее по неосторожности смерть людей"), предусматривающее лишение свободы на срок до пяти лет.
       Расследуя обстоятельства этой одной из самых крупных катастроф на российских шахтах, правительственная комиссия установила, что непосредственной причиной взрыва стала неосторожность одного из горняков. Оставленный им самоспасатель был раздавлен комбайном. Высыпавшийся из разрушенного корпуса кислородсодержащий компонент вступил во взаимодействие с угольной пылью и соляркой, которой заправлялся комбайн, что и привело к возгоранию и последующему взрыву скопившегося в шахте метана. Ударная волна и пламя распространились более чем на 17 км подземных выработок. На своем пути огонь поджигал угольную пыль, от чего происходили новые взрывы, не оставлявшие шансов выжить никому из работавших в то время под землей.
       Однако, как выяснила впоследствии прокуратура Кемеровской области, этой трагедии вполне можно было избежать, но руководство "Зыряновской" сознательно шло на нарушение техники безопасности.
       Накануне катастрофы в первую смену было добыто 450 т угля, а во вторую — 1165 т. Тогда как вентиляционных возможностей шахты хватало только, чтобы нейтрализовать метан, выделяющийся при добыче 500 т угля в смену. Вместо того чтобы увеличить размеры дегазационных скважин или сократить добычу угля, администрация шахты, напротив, подстегивала горняков, обещая им крупные премии.
       Следствие также установило, что руководство шахты скрывало от проверяющих тот факт, что шахтеры работали в забоях при запредельной концентрации метана. С этой целью "механическим способом ограничивались перья самописцев на газозащитных приборах". Заниженные данные заносили в журнал учета и контроля и по ним рассчитывали объемы воздуха, якобы достаточные для проветривания забоя. Кроме того, измерительные датчики специально устанавливали в местах с наименьшей концентрацией газа. А спецустройства, сигнализирующие о необходимости отключать электроэнергию, останавливать производство и выводить людей в безопасное место, настраивались на запредельную концентрацию метана.
       Кстати, шахтеры, работавшие 1 декабря во вторую смену, сообщили администрации, что от избытка метана в забоях отключается электричество, останавливаются машины и механизмы. Однако запрета на продолжение работ не последовало. Менее чем через сутки в шахте прогремел взрыв.
       Ожидается, что рассмотрение уголовного дела, материалы которого занимают 50 томов, будет продолжаться несколько месяцев. Ъ сообщит о приговоре.
       
       ЕВГЕНИЙ Ъ-БАГАЕВ, Кемерово
       

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...