Коротко


Подробно

3

Фото: Rex Features/Fotobank.com

Дело подмастерья боится

Николай Анищенко — о том, как Европа возрождает средневековые цеховые традиции

В целях борьбы с безработицей среди молодежи официальный Лондон обратился к прогрессивному опыту Средневековья и поставил на подмастерьев


Николай Анищенко


Пока Британия грозит сойти с поезда Евросоюза, ее правительство в решении экономических проблем все активнее берет на вооружение опыт локомотива ЕС — Германии. Речь прежде всего о молодежи: хорошо понимая, каким тупиком грозит ей высокая безработица на фоне непомерной стоимости высшего образования, британский кабинет министров отправляет выпускников школ в подмастерья — в мастерские, гостиницы, офисы и даже авиакомпании. По сути, возрождается практика, с которой начиналось европейское образование сотни лет назад.

"Без отрыва от производства"


Оксфорд и Кембридж никогда не были открыты для всех желающих. Но почти трехкратное повышение максимальной стоимости высшего образования (с 3290 до 9000 фунтов стерлингов в год) привело к тому, что и менее известные университеты и колледжи стали многим молодым людям не по карману.

Что касается работодателей, то их рост числа соискателей рабочих мест, заложенный в таком повышении стоимости образования, обрадовал мало. В последние годы в стране и без того остро стоит вопрос о квалификации выпускников средних специальных и даже высших школ. Знаменитые на весь мир своей превосходной научной базой, они дают слишком мало практических навыков в прикладных профессиях. В результате даже выпускники престижных учебных заведений вынуждены многому учиться на своем первом рабочем месте, что уж тут говорить о вчерашних школьниках.

К решению обозначившейся проблемы консервативное правительство премьер-министра Дэвида Кэмерона подошло в высшей степени консервативно.

Своим приоритетом в образовательной сфере Даунинг-стрит объявил внедрение системы, при которой необходимые профессиональные навыки получают "без отрыва от производства" — прямо на предприятиях. Три недели обучения на рабочем месте чередуются с неделей теоретического курса при учебном заведении. Но самое главное: для ученика такое обучение не просто ничего не стоит, но и приносит ему первую в его жизни зарплату. Для британцев от 16 лет ее минимальная ставка составляет 2,65 фунта в час; ученик старше 19 лет не может получать меньше установленной для его возраста минимальной зарплаты. При этом одинаково оплачиваются часы как практической, так и теоретической подготовки.

Подобный способ обучения уже существовал в Европе в Средние века: вся система мануфактур использовала дешевый труд подмастерьев. Выдержав стандартный 7-летний срок обучения, во время которого мастер платил ему символическое жалованье, ученик мог быть уверен: полученная квалификация позволит ему обеспечить себя до конца жизни. Впрочем, для 17-18-летнего выпускника это было не слишком сильным утешением — учитывая тот факт, что средняя продолжительность жизни в те времена едва дотягивала до 30 лет.

Меньший срок обучения — 2-3 года — выгодно отличает нынешние ученические программы не только от средневековых, но и от современных университетских курсов. Начав работать раньше выпускников вузов, подмастерья в наши дни смогут раньше начать зарабатывать адекватные своим навыкам деньги. Это имеет в виду Дэвид Кэмерон, говоря, что успешное окончание ученической программы увеличивает потенциал прижизненного заработка на 150 тысяч фунтов стерлингов.

С точки зрения работодателя


Руководитель отдела занятости и профессиональной подготовки Ассоциации британских торговых палат Джон Уэйстнидж уверен: правительство Кэмерона лишь "оседлало" давно очевидный тренд. В самом деле, британский бизнес все охотнее берет на работу выпускников школ, в ряде случаев предпочитая их выпускникам колледжей и университетов.

— Работодатели в какой-то момент поняли, что упускают из виду способных молодых людей из числа тех, кто делает выбор не в пользу вуза,— говорит Джон Уэйстнидж в интервью "Огоньку".— В Британии больше 50 процентов молодых людей не идут в университет. Тем не менее образовательная политика в предыдущие годы была основана на получении академического базиса, а интересы большей части молодежи игнорировались.

Представитель бизнес-ассоциации говорит, что за время, которое молодой человек проводит в университете, работодатель может значительно лучше подготовить его к выполнению именно той работы, для которой ему нужны сотрудники. А выпускника вуза, к тому же изначально претендующего на более высокую зарплату, все равно приходится обучать практическим навыкам.

Собеседник "Огонька" уверен, что ученичество — это в первую очередь тренинг, а уже потом — отношения работник — работодатель. Ученик получает навыки, которые приведут его к полной занятости на квалифицированной работе. Бизнес же, оплачивая ничего не умеющему ученику 40-50 процентов стандартного дохода работника на той же позиции, получает кадры, "заточенные" под его конкретные нужды.

В том же, что после прохождения ученической программы большинство молодых людей будут оставаться на предприятии, Уэйстнидж не сомневается. "Большинство принятых учеников крайне лояльны к своим работодателям,— напоминает он.— И потом, работодатели всегда могут поощрять успешных учеников — увеличением довольствия или увеличением их ответственности".

В британском обществе бытует убеждение, что ученические программы — это что-то связанное только с ручным трудом или в крайнем случае с трудом синих воротничков. Премьер-министр Дэвид Кэмерон намерен этот стереотип изменить и призывает создавать больше ученических программ высокого уровня. Цель правительства — избавиться от университетской базы при подготовке бухгалтеров и даже пилотов.

Эксперт признает: хотя некоторые профессии требуют академических навыков, для выполнения большинства работ достаточно профессионального тренинга. Однако к словам консерватора Кэмерона о продвижении определенных типов ученических программ Уэйстнидж, который в свое время консультировал двух членов парламента от Партии либеральных демократов, относится с долей скепсиса. "В конце концов, ученические программы создаются нанимателями. Так что если работодатель не желает никого нанимать, то нет и ученической программы". Поэтому возможно ли через ученичество воспитать квалифицированных пилотов, решать авиакомпаниям, но никак не правительству, уверен собеседник "Огонька".

Необязательное образование


То, что через ученичество можно научиться не только профессиям, связанным с физическим трудом, подтверждает опыт Германии — страны, где прохождение хотя бы одной ученической программы стало если не обязательным, то очень популярным.

Алина Йок — ученица в Swissotel Berlin. Сейчас ей 21, но у нее пока нет аттестата о среднем образовании. После 11 классов школы Алина три года жила в США. Вернувшись в Германию, она решила связать свою жизнь с гостиничным бизнесом — и первым шагом стало изучение отеля изнутри.

Для начинающей хостес здесь нет никаких поблажек: 40-часовая рабочая неделя по строгому графику, увязанному с расписанием других работников, при этом иногда смены длятся по 10-12 часов. В обязанности Алины входит выполнение абсолютно всех видов работ, которые можно себе представить в гостинице: ее обучают домоводству, организации банкетов, работе в фронт-офисе, маркетингу. Если не считать статус ученицы, от основного персонала ее отличает лишь размер заработной платы — только две пятых от обычной ставки на аналогичной должности.

Три недели практики чередуются с неделей теоретической подготовки в школе, где собеседница "Огонька" изучает экономику, математику, социальные дисциплины и маркетинг — словом, все, что связано с содержанием гостиницы.

После трех лет такого тренинга ей предстоит финальный экзамен: если она его успешно сдает, то сможет работать в отеле.

Ученические программы в Германии хороши тем, что предоставляют молодым людям знаменитую европейскую мобильность при выборе профессии, говорит Алина Йок. После финального экзамена, который подводит черты под тремя годами обучения в отеле, она сможет устроиться на работу сразу, получить образование более высокой ступени либо пройти еще одну ученическую программу — в случае если она передумает связывать свою жизнь с гостиницами.

Но главное — ученические программы хоть как-то смягчают последствия введения арбитуры — так называемого "13-го класса" общеобразовательной школы, проучиться в котором теперь необходимо, чтобы получить аттестат зрелости. Ученическая практика арбитуру заменяет, и если ты захочешь поступать в колледж или университет после нее, "школьный" табель тебе уже не понадобится, объясняет Алина.

Сама она пока склоняется к тому, чтобы продолжить образование — пойти в университет на гостиничный менеджмент или туризм. Прохождение ученической программы для этого совсем не обязательно: это выбор, который собеседница "Огонька" сделала сознательно, чтобы лучше ориентироваться в том, что ей предстоит.

Успевая в практической и теоретической части ученической программы, Алина может сэкономить еще полгода времени: если ее обучение в Swissotel будет оценено достаточно высоко, она сможет закончить его на шесть месяцев раньше срока.

Алина убеждена: у ученических программ, благодаря которым немецкая статистика показывает приемлемые уровни молодежной безработицы, большое будущее. Степень охвата молодежи такими программами в ФРГ наивысшая в Европе уже сейчас, что опыт Алины полностью подтверждает: среди ее друзей четверо проходят аналогичные ученические курсы, а в Swissotel Berlin из 60 человек персонала учеников ровно треть.

Принуждение к доверию


Джон Уэйстнидж из Ассоциации британских торговых палат видит будущее британского образования именно в таком вот в практическом подходе к знаниям. По его мнению, через ученические программы вскоре будет проходить большинство молодежи.

Осталось убедить в этом самих молодых людей и их родителей. И вот здесь усилия бизнеса и правительства наталкиваются на мощный отпор.

Оказывается, больше 80 процентов работающих британских родителей не верят, что сертификат о прохождении ученической программы приведет их чадо к такому же статусу при найме, что и окончание университета. Согласно исследованию Chartered Institute of Personnel and Development, лишь один из десяти взрослых назвал статус ученика желаемым для своего ребенка.

Да и сами молодые люди настроены скептически. Опрос YouGov показал: только один из пяти британцев в возрасте от 16 до 25 лет уверен: обучение по ученической программе способно обеспечить приемлемый карьерный рост. Половина опрошенных вообще ничего не слышала о правительственных мерах по продвижению ученичества. А 45 процентов респондентов выразили мнение, что ученическая программа — не что иное, как поставщик дешевой рабочей силы для бизнеса.

Источники в правительстве сообщают: кабинет министров ее величества готовит дополнительные меры, призванные оградить выпускников школ от спонсируемого государством безделья. Кэмерон хочет запретить молодым людям претендовать на широкий спектр социальных пособий в случае, если они не поступают в университет, не устраиваются на работу и при этом не соглашаются продолжить обучение в качестве современного подмастерья.

Правительство любит приводить цифры, согласно которым в этом году ученические программы заканчивают 260 тысяч британцев, а приступают к ним 500 тысяч. Сколько из них доучатся до конца, не совсем понятно. Но вот Центр экономических и бизнес-исследований (Centre for Economics and Business Research) утверждает, что в 2022 году сертификат ученика получат уже 480 тысяч человек. Совокупный экономический эффект от широкомасштабного внедрения ученических программ, по подсчетам организации, составит 3,4 млрд фунтов в год.

Британская консервативная пресса откликнулась на инициативу своего премьера призывом к подданным ее величества писать представляющим их членам парламента — с тем, чтобы и они приняли на работу в свой аппарат одного-двух учеников. Надо полагать, дальнейшая карьера депутатских подмастерьев наилучшим образом проиллюстрирует эффективность ученических программ.

Тэги:

Обсудить: (0)

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение