Коротко

Новости

Подробно

6

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Проект оценили на пядь

Владимир Путин объявил ультиматум всем, кто с сегодняшнего дня посмеет выкупить хоть пядь земли на будущей ж/д трассе Москва—Казань

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 2

Вчера президент России Владимир Путин после некоторых видимых колебаний принял решение о том, что глобальный национальный проект железнодорожной магистрали Москва--Казань стоимостью около 1 трлн руб. будет не скоростным, а высокоскоростным. О политических рисках проекта и о том, с какой нечеловеческой жестокостью Владимир Путин намерен изымать земли по трассе высокоскоростной магистрали у тех, кто попытается начать их скупку с сегодняшнего дня,— специальный корреспондент "Ъ" АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ.


Казань, конечно, заслужила свою высокоскоростную магистраль (ВСМ) безупречным поведением до и во время всемирной Универсиады. Заслужит, уже понятно, и после: когда начнется чемпионат мира (ЧМ) по футболу-2018.

Между тем матчи финала ЧМ-2018 в Казани — сами по себе далеко не последний аргумент в пользу строительства магистрали. Не случайно сомнению подвергаются все без исключения цифры, связанные с проектом, кроме одной: новая стройка века (о том, что это именно она, говорит прежде всего ее стоимость) должна быть закончена в начале 2018 года.

Причем для господина Путина связать ВСМ до Казани с ЧМ в Казани было принципиально важно. Это известная его тактика: если не поставить исполнителей перед неизбежностью закончить проект именно к этому сроку, причем контролировать процесс будет даже не то что он, а весь мир (в этом случае футбольный), то ничего и не будет сделано. Этот тот случай, когда просто нельзя не закончить,— и это единственная возможность закончить.

До вчерашнего совещания было два главных сомнения: где взять денег и будет ли магистраль скоростной или высокоскоростной. По высокоскоростной до Казани из Москвы можно будет доехать за три с половиной часа (сейчас — 14), по скоростной — примерно за семь.

Причем с самого начала было понятно, что из-за семи часов Владимир Путин и заводиться бы не стал.

Деньги для него в этой ситуации, рискну предположить, не главное. В отличие, конечно, от других идеологов проекта.

Потому что деньги на двухпутную железную дорогу длиной 800 км с точки зрения непрофессионала огромные. А с точки зрения профессионала — так и просто сумасшедшие.

Перед совещанием про деньги на крыльце резиденции в Ново-Огарево рассказывал министр транспорта Максим Соколов. Инвестиционный проект, заявил он, рассчитан до 50-х годов XXI века (то есть раньше затраты на строительство дороги не окупятся).

— Да,— признал он,— инвестиционные деньги — самые дорогие.— При этом государство готово выкупить долю частных инвесторов даже раньше, чем наступит точка окупаемости.

Он добавил, что частные инвесторы при этом проявляют к проекту большой интерес и готовы деньги вкладывать (на условиях госгарантий). Остается отдать должное мужеству частных инвесторов, которые стоят в очередь к проекту, который не окупится до 50-х годов, то есть и через 30 лет.

К тому же Максим Соколов признал, что в этом проекте много разнообразных рисков.

— Не поверите,— воскликнул он,— я буквально вчера ночью готовился к сегодняшнему совещанию именно по статье "риски"!

Он добавил, видимо сгоряча, что кроме рисков удорожания проекта и маленького, против сегодняшних ожиданий, трафика, есть риски политические и экологические.

— А что вы имеете в виду, когда говорите о политических рисках? — поинтересовался я у него.

— И экологических тоже,— поправил он меня.

Видимо, оба этих риска идут в одной нерушимой связке.

— Конечно,— разъяснил министр,— ведь дорога может пойти и по лесу, и по полю, и по городу. А что, можно же и так вломиться! Собственники начнут возражать, а могут и объединиться... Хотя мы, конечно, будем выкупать у них по рыночным ценам... А могут и объединиться! Это не политические риски?!

Министр копал глубоко. Чувствовалась проработанность проекта, по крайней мере в части политических рисков.

Владимир Путин в начале совещания удивил было, заявив, что надо и в самом деле еще подумать, будет это высокоскоростная или просто скоростная магистраль. До сих не было никаких сомнений, что деньги ищутся на именно на ВСМ.

На самом деле, судя по тому, что сказал президент дальше, и для него самого в этом не было никаких сомнений, а фраза была произнесена для того, чтобы у участников заседания был повод убедить его, что надо строить, конечно, ВСМ. Сразу стоит сказать, что они это и сделали при помощи по сути одного аргумента: цена на ту и на другую дорогу не будет особенно различаться.

То есть участники проекта, видимо, уже договорились потратить именно столько, и ни копейки меньше.

Так вот, Владимир Путин заявил, что на его взгляд, дорога Москва--Казань "может стать пилотным участком будущего маршрута, который соединит Центральный район, Поволжье и Урал. Может быть... Конечно, об этом нужно подумать, посчитать экономическую целесообразность... И дальше ее можно будет продолжить, вплоть до Красноярска... Может быть!.."

И строить обычную скоростную магистраль при таком подходе нет никакого смысла в стране, которая и так уже проигрывает в скорости чуть не всем остальным (речь не идет, конечно, о скорости тратить бюджетные деньги).

Президент высказался и о рисках, про которые говорил Максим Соколов:

— Особенно это касается содействия в выделении земель под строительство железной дороги и придорожных объектов. Очень бы хотелось, чтобы без жульничества здесь обошлось, чтобы сейчас никто лихорадочно не стал скупать землю, а потом продавать ее государству втридорога.

Именно эта тема задевает воображение главы государства, как потом выяснилось, гораздо сильнее, чем можно было предполагать.

Министр транспорта Максим Соколов прежде сослался на мировой опыт: по его словам, парламент Великобритании "только что принял решение о прокладке трассы ВСМ на полтора триллиона рублей".

— В пересчете по текущему курсу,— добавил он для тех, кто, потрясенный, понял, что англичане во внутренних расчетах наконец-то перешли на российские рубли.

Трасса, подчеркнул он, оптимизирована и сокращена на 33 км. То есть если что, больше ее сокращать некуда.

Цену билетов он рискнул назвать окончательной: 3800 рублей. Исходили, как стало понятно, из того, что она должна быть процентов на 10-20 ниже, чем на самолет в экономклассе, и не ниже, чем цена сегодняшних ж/д билетов в купе (в поездах по ВСМ места будут по понятным причинам сидячие: ведь предполагается, что вы не успеете и прилечь... А то и присесть...).

Предполагается, по словам министра, что 70% средств на строительство будут государственными, а 30% — частными. Причем если понятно, откуда возьмут денег частные инвесторы, то никакой ясности, где возьмет их государство. Пока есть 150 подтвержденных миллиардов из Фонда национального благосостояния (ФНБ), который ради этого проекта готов раскупорить Владимир Путин.

Еще 139 млрд организаторы и вдохновители проекта готовы взять у населения из пенсионных накоплений в виде займов.

— Но надо честно сказать: потребуются госгарантии,— с горечью произнес Максим Соколов.

Ясно, что ни подо что другое граждане денег и не дадут (да и под них, скорее всего, тоже).

— Оставшаяся сумма,— признался Максим Соколов,— не определена. Либо бюджетный грант, либо дополнительные возвратные средства Фонда национального благосостояния.

Один из участников совещания рассказал "Ъ", что в конце обсуждения, когда журналистов уже не было в помещении, Владимир Путин согласился, что, скорее всего, это будут деньги из ФНБ.

Кроме того, Максим Соколов предложил не вводить налог на имущество инфраструктуры ВСМ, освободить проект от налога на прибыль и установить ставку НДС на перевозку пассажиров по маршруту ВСМ Москва--Казань размере 0%.

Вряд ли он мог попросить что-то еще. Пришлось бы серьезно поломать голову.

Впрочем, тут и выяснилось, что голова Владимира Путина все это время была занята другим:

— Хочу еще раз обратить ваше внимание,— прокомментировал он выступление Максима Соколова,— на выкуп земель по трассе.— Все, что с сегодняшнего дня будет выкупаться по трассе (частными инвесторами.— А. К.), будет изъято и, в свою очередь, выкуплено (государством.— "Ъ") по кадастровой стоимости.

Владимир Путин, видимо, слишком хорошо понимает, что именно с этого дня, когда через пару часов объявят, что трасса ВСМ будет строиться, и быстро, вложение денег в землю по маршруту трассы до того, как ее начнет выкупать государство, будет невероятно перспективным делом. И что действовать, а вернее противодействовать этому можно только грубой силой (что он и продемонстрировал только что).

И господин Путин, очевидно, не может не понимать, что утечка пока еще внутренней информации об оптимизированном маршруте трассы не только вероятна, но и не исключена.

В Госдуму, по сведениям "Ъ", впрочем, уже даже внесен проект об особом порядке изъятия земель вдоль трассы Москва--Казань.

Глава РЖД Владимир Якунин добавил, что на контроль надо поставить выкуп "не только участков земли, а и объектов недвижимости на них", потому что слишком много людей вдруг оказываются прописанными на этих объектах, и с ними потом проблемы.

Таким образом, судя по энтузиазму, с которым Владимир Путин провел это совещание, трассу ВСМ и в самом деле будут строить к чемпионату мира-2018.

И тут уж от воли Владимира Путина ничего не будет зависеть.

Комментарии
Профиль пользователя